Арктика и Африка


Уже давно ученые-метеорологи, изучающие законы погоды, заметили, что существует какая-то связь между колебаниями погоды в различных местах земного шара. Связь эта выражается в том, что если в одном месте какой-нибудь элемент погоды, например температура, отклоняется от нормы, то и в другом месте, хотя бы значительно удаленном от первого, температура тоже неизбежно отклоняется от нормы.

Эта связь бывает либо прямой, если, например, погода в обоих местах становится теплее, либо обратной, когда потепление в одном месте связано с похолоданием в другом. Но большей частью определенный характер такой взаимосвязи остается постоянным: колебания погоды в двух разных местах земного шара всегда одинаковы или всегда противоположны.

Ученые давно пытались объяснить это явление. Возникла даже специальная отрасль метеорологии, которая изучает эти связи и называется наукой о мировой погоде. Она рассматривает атмосферу земного шара, как единое целое, в котором каждое изменение, возникшее по тем или иным причинам в одной местности, неизбежно влечет за собой закономерное изменение в другой.

Об одной такой очень любопытной связи я и хочу рассказать. Речь идет об открытой мною строгой зависимости между уровнем больших озер в Центральной Африке и количеством льдов в арктических морях.

На первый взгляд существование связи между такими разными по> своему характеру явлениями может показаться странным. Нас меньше удивило бы открытие общей зависимости между погодой в Африке и Арктике. Правда, трудно себе представить районы земного шара, более различные по своим климатическим особенностям, чем расположенная вблизи экватора Центральная Африка с ее зноем, дождливым сезоном вместо снежной зимы и примыкающая к полюсу суровая Арктика с ее вечными льдами и снежными бурями. Тем не менее колебания погоды в этих отдаленных один от другого районах связаны какой-то общей закономерностью. Подобная же связь обнаруживается между уровнем воды в африканских озерах и количеством льда в морях Арктики.

Уже раньше было замечено, что дождливые годы совпадали с незначительной деловитостью Баренцева моря. И наоборот, в засушливые в Африке годы количество льда в Баренцовом море оказывалось повышенным. Хотя эта связь наблюдалась в девяти случаях из десяти, в первое время ей особого значения не придавали. Дело в том, что данные о годовых количествах осадков брались на основании дождемерных измерений метеорологических станций. Показания дождемеров часто зависят от местных климатических особенностей. Поэтому было бы рискованным делать ответственные выводы, опираясь на такие сомнительные данные. Более правильное представление о режиме осадков могли бы дать измерения уровня больших внутренних водоемов, например экваториальных озер. В этом случае местные климатические особенности взаимно сглаживали бы одна другую, например засуха в одной местности, прилегающей к озеру, компенсировалась бы местными дождями в соседней, и т. д.

В 1923 году впервые были опубликованы наблюдения над уровнем воды в озере Виктория, расположенном в Центральной Африке, на самом экваторе; это был сравнительно небольшой ряд наблюдений за 21 год.

Я попытался сопоставить колебания уровня озера Виктория с колебаниями ледовитости Баренцова моря, так как в то время мы только для этого моря располагали более или менее достоверными данными о количестве льдов. Как я и ожидал, оказалось, что годы с большим количеством льда в Баренцовом море соответствуют годам с низким уровнем озера Виктория, и наоборот, годы с малым количеством льдов — годам с высоким уровнем озера. Эта связь была выражена весьма отчетливо.

Однако полной уверенности в постоянстве обнаруженной связи еще не было, так как наблюдения над обоими показателями были недостаточно продолжительны. Чтобы проверить устойчивость этой связи, я использовал наблюдения над уровнем озера Ниаса, расположенного южнее озера Виктория, и над ледовитостью арктических морей между Новой Землей и Беринговым проливом. Теперь для обоих явлений я располагал более продолжительными наблюдениями — по 1947 год. Выяснилось, что связь между этими явлениями не только существует, но и оказалась более тесной. Эта связь — тоже обратная: повышенная ледовитость морей Арктики совпадает с пониженным уровнем африканских озер, и наоборот. В реальности этой связи теперь уже не может быть сомнений: она устойчиво сохраняется уже в течение 52 лет.

Чем же объясняется такая закономерность? В основном, как это выяснила наука о мировой погоде, она зависит от интенсивности общего воздухообмена на земном шаре. В настоящее время твердо установлено, что с возрастанием количества и скорости перемещения воздушных масс вдоль поверхности земного шара уменьшается ледовитость арктических морей, а с уменьшением интенсивости перемещения воздушных масс ледовитость увеличивается. В экваториальной зоне усиление общей циркуляции атмосферы вызывает увеличение количества выпадающих здесь осадков, что и отражается на уровне озер. Таким образом, два фактора, которые мы сопоставили, оказываются связанными между собой, потому что оба они зависят от одного и того же третьего фактора — интенсивности общей циркуляции атмосферы.

Вот как получается, что человек, находящийся в Центральной Африке и следящий там за уровнем озер, может судить по своим наблюдениям о состоянии льдов в арктических морях.

Подобные исследования представляют не только теоретический интерес, но будут иметь и серьезное практическое значение для прогнозов-гидрометеорологических явлений, для предсказания погоды. Дело в том, что связанные между собой явления, вроде тех, о которых было рассказано, осуществляются не строго одновременно, а при некотором сдвиге во времени. Это значит, что начало одного явления, например понижение уровня озера в Африке, отстает или опережает другое явление, в данном случае увеличение количества льдов в арктических морях, на больший или меньший срок. Этот сдвиг — от одного до нескольких месяцев — очевидно следует объяснить тем, что на передвижение воздушных масс, о котором говорилось выше, требуется некоторое время.

Надо сказать, что подобные исследования в настоящее время крайне затруднены, а сплошь и рядом становятся невозможными из-за раздробленности мира в политическом и экономическом отношениях. Политика империалистических государств и здесь, как и во всем, тормозит развитие науки.

В заключение мне хочется отметить огромное значение устройства постоянной метеорологической станции в Антарктике. Арктику и экваториальную зону можно считать областями, где колебания общей циркуляции атмосферы сказываются особенно ярко. Не подлежит сомнению, что третьей такой областью является Антарктика. До сих пор, однако, это нельзя было подтвердить фактами, так как в Антарктике постоянных метеорологических станций нет. Можно надеяться, что в недалеком будущем этот пробел в мировой сети станций будет ликвидирован усилиями советской науки.