Микробы в воздухе


Воздух кажется нам совершенно прозрачным. Как будто в нем нет никаких твердых частиц, кроме невидимых молекул газов. Но так ли это на самом деле?

Закроем ставни или опустим шторы на окнах в комнате, оставив лишь едва заметную щель. Сквозь эту щель тоненькой струей проникнут солнечные лучи. И тотчас в светлой полосе мы увидим миллионы танцующих пылинок. Тут и крупинки сажи, и крохотные частички земли, обрывки растительной ткани, пыльца растений.

На этих пылинках, точно на воздушных корабликах, странствуют невидимые путешественники — мельчайшие организмы: различные бактерии, споры дрожжевых и плесневых грибов. В течение суток поверхность наших органов дыхания омывает около 10—11 тысяч литров воздуха. С этим потоком в рот и в нос попадают десятки и сотни тысяч микроскопических существ и их зачатков.

Большинство микробов, витающих в воздухе, безвредно. К тому же громадное их число гибнет в слизистой поверхности носа и рта. Но в воздухе могут быть и возбудители туберкулеза, дифтерии, гриппа, кори, бактерии, вызывающие нагноение на коже, и др. Проникновение этих микробов-паразитов и вирусов в организм может привести к заболеванию.

Многие заразные заболевания распространяются через воздух. Легко разносятся по воздуху возбудители оспы, кори, гриппа и других опасных болезней.

«Мне привелось столкнуться с таким фактом, — рассказывает почетный академик Н. Ф. Гамалея. — В больнице у открытого окна находился больной оспой, а этажом ниже, в незаразном отделении, лежал больной после операции. Через короткое время он заболел оспой».

В давнее время кавалерийская бригада во время маневров в засушливую погоду проскакала через поля орошения. На этих полях находились нечистоты из заразных бараков. В результате этого рейда среди солдат, наглотавшихся пыли, было 112 случаев заразных заболеваний.

В одном американском исследовательском институте в подвальном помещении находились клетки с попугаями, больными весьма заразной и для человека «попугайной болезнью» (пситтакоз). Вскоре инфекция по воздуху проникла в лаборатории, расположенные на втором и третьем этажах. В результате в этом институте все, начиная от директора и кончая ночным сторожем, переболели «попугайной болезнью».

По данным лабораторных опытов, мыши заболевали после того как им давали подышать всего лишь в течение 15 секунд воздухом с ничтожной концентрацией вируса гриппа (1:300 000).

Достаточно здоровому ребенку побыть несколько минут в помещении, где находится больной корью, или встретиться с ним в коридоре или даже на дворе, и заражение почти неминуемо. Зараза реет в воздухе, и вот жизненно необходимый процесс — дыхание — может явиться причиной недуга.

Во время империалистической войны 1914—1918 годов от заразных заболеваний, передающихся через воздух, погибло: в Германии 61 процент от общего числа умерших во время эпидемий, во Франции — 95, а в экспедиционном корпусе США — почти 99 процентов.

В 1933 году в Америке более 85 процентов смертей от заразных заболеваний произошло путем передачи инфекций через воздух.

К счастью, воздух не является постоянным местом обитания для микробов. Воздушный океан для микроорганизмов —- бесплодная пустыня, им там нечем питаться. Пока микробы в воздухе — они бездеятельны. Лишь некоторые из них приспособились к пребыванию в воздухе, сохраняя свою жизнеспособность за время парения в нем. Возбудители чумы и коклюша в высушенном состоянии быстро погибают. Туберкулезная палочка, микробы, вызывающие нагноение, стойко переносят высушивание и вместе с частицами пыли уносятся на большие расстояния. Туберкулезная палочка сохраняет свою жизнеспособность в воздухе до 2—3 месяцев. Возбудители гриппа и дифтерии остаются жизнеспособными, находясь в течение 120—150 дней в пыли или в высохшей мокроте, смешанной с пылью.

Вместе с пылью микробы оседают на землю. Увлеченные током воздуха, они могут проникнуть в наши дыхательные пути. Венские санитарные врачи в 1892 году издали любопытное постановление: городским франтихам строго-настрого запрещалось носить платье с длинным шлейфом; шлейф, волочась по тротуарам, поднимал пыль, а вместе с ней в воздух поднимались массы микробов.

В учении о заразных заболеваниях существует понятие «пылевая инфекция», то есть заразное заболевание, передающееся с пылью. Английские санитарные врачи называют Бирмингамский промышленный район «черной страной». Город окутан черным дымом — «грязный индустриальный ад, полный туберкулеза, город мрака и болезней». В этих районах, столь характерных для английской промышленности, опасность пылевой инфекции сочетается с разрушающим действием на организм вредных веществ, извергаемых фабричными трубами.

В обычных условиях горожанин постоянно в большей или меньшей степени живет в окружении городской пыли. Количество пыли и число микробов находится в прямой пропорции: больше пыли в воздухе, больше и микробов. В одной парижской казарме в 4 часа утра в каждом кубическом метре воздуха реяло в среднем 40 тысяч бактерий. Но вот горнисты заиграли зарю, солдаты поспешили на проверку. Поднялась сутолока, беготня, и вместе с тем... количество микробов в воздухе возросло до 220 тысяч. Солдаты ушли. Волнение воздуха в опустевшей казарме постепенно затихло. Поднявшаяся пыль стала медленно оседать. И уже через несколько часов в 1 кубическом метре воздуха осталось лишь 32 тысячи бактерий.

Если бы наши глаза обладали способностью увеличивать рассматриваемые предметы в 1000 раз, мы увидели бы поразительные вещи. Например, трехсоттысячную армию бактерий в каждом кубическом метре воздуха в залах плохо проветриваемого почтамта. В закрытых помещениях из-за скученности, плохой вентиляции пыль находится в постоянном движении и количество бактерий в воздухе быстро возрастает. Пылевая инфекция имеет значение не только в распространении заболеваний человека или животных.

Многие растения размножаются в результате перекрестного опыления. С помощью насекомых или ветра пыльца с одних растений переносится на другие. В этом случае насекомые или ветер являются посланцами новой жизни. Но, к сожалению, нередко по незримым трассам воздушного океана разносится гибель для растений. «Исключительно большое значение, — пишет профессор Н. А. Наумов, — в расселении грибной и бактериальной заразы растений имеют воздушные течения, способствующие массовому расселению паразитов на близких расстояниях и более или менее случайному на более значительных расстояниях». Перезимовавшие в пораженных растительных остатках споры вредоносных грибков развеиваются воздушными течениями. Бахчеводы в сталинградских степях знают опасное заболевание дынь и других тыквенных культур. Когда выпадает «дождь сквозь солнце», то есть из чуть заметных облаков идет мелкий, едва ощутимый дождь, с его каплями оседают парящие в воздухе зародыши различных грибков, в том числе и зародыши грибка-паразита. И вот на верхней стороне плода осевшие увлажненные зародыши прорастают — так возникает грибковое заболевание дынь, как, впрочем, и многие другие болезни растений.

Большинство микробов и спор грибов, витающих в воздухе, не представляет непосредственной опасности для здоровья человека. Но следует учитывать, что дрожжи, плесени и в особенности бактерии, оседая на пищевые припасы, вызывают их прогоркание, скисание, гнилостное разложение. Мясо, оставленное неприкрытым в теплом помещении, быстро протухает. Портятся молоко, рыба, масло. И немалая доля вины во всех этих неприятностях ложится на микробы, занесенные воздухом вместе с пылью.

В журнале «Гигиена и санитария» № 7 за 1950 год сообщен любопытный факт. Бараний суп был оставлен в открытой кастрюле в теплом и довольно загрязненном помещении. На следующий день на поверхности супа появились пятна кровавого цвета. В прежние времена такое явление вызвало бы суеверные панические толки. Но в действительности это происшествие объясняется очень просто. В воздухе витают различные микробы. Осев на пищевой продукт, они начинают быстро размножаться, образуя многомиллионные скопления — колонии микробов. Некоторые микробы содержат в своем крохотном теле вещества различной окраски. Колонии таких микробов бывают желтые, оранжевые, черные, фиолетовые, синие...

Бактерия, которая называется «палочкой чудесной крови», образует кровавокрасные колонии. Эти колонии, помимо внешнего вида, ничего общего с кровью не имеют. В бараний суп, очевидно из воздуха, и попали эти бактерии.

Первейшее правило на наших пищевых предприятиях -— идеальная чистота, борьба за чистоту воздуха.

Источник многочисленных микроскопических вредителей пищи известен — это пыль, оседающая на продуктах, а также мухи и другие насекомые. Но как попадают в воздух болезнетворные микробы? Главным виновником заражения воздуха является непосредственно больной человек или животное, если иметь в виду также заболевания животных. При ровном дыхании и спокойном разговоре выдыхаемый воздух свободен от микробов.

Чихание, кашель, бурный разговор сопровождаются своего рода микробным взрывом. При каждом чихании выбрасывается вместе с брызгами слюны десятки тысяч бактерий. При кашле с мельчайшими брызгами мокроты микробы отлетают на 2—3 метра; при сильном кашле они могут совершать полет даже до 9 метров. В инфекционной больнице было обследовано 50 больных дифтерией. Из них у 10 человек в каплях слюны, выбрасываемой при кашле, нашли возбудителей дифтерии.

Вокруг больного создается как бы «пояс заразы».

Скептики утверждали, что значение капельной инфекции в передаче заразных заболеваний ничтожно, так как капельки мокроты, содержащие микробы, быстро оседают и в этих условиях бактерии вскоре гибнут.

Справедливо ли это положение? Нет, твердо ответили ученые после тщательно и упорно проведенных исследований. В обычных атмосферных условиях маленькие капельки (меньше 0,1 миллиметра в диаметре) успевают высохнуть, прежде чем достигнут почвы или пола. Но их остатки —- капельные ядрышки — с содержащимися в них бактериями могут долго носиться по воздуху. Они оседают в 100 раз медленней, чем мельчайшие пылевые частицы. Их поведение в воздухе отдаленно напоминает рассеянные микроскопические частицы дыма. В капельных ядрышках гноеродные и другие бактерии способны планировать в воздухе часами и даже в течение 2—3 суток. К тому же, чем меньше частицы, тем легче они проникают в глубь дыхательных путей. На слизистой поверхности дыхательных путей задерживаются сравнительно крупные частицы диаметром 5 микронов и больше.

Русские ученые уже много лет тому назад указывали на значение воздуха в распространении заразных заболеваний. В отчетах С.-Петербургской городской больницы за 1881 год мы читаем: «Отмечаются многочисленные внутрибольничные заражения крупозным воспалением легких, рожей и другими заразными болезнями не только среди больных, но и среди персонала, через воздух палат, которые сверх меры перегружены больными». В своей обстоятельной диссертации, написанной еще в 1896 году, доктор Лапшин сообщает о находках в пыли и в воздухе различных помещений, а также на улицах палочек туберкулеза, дифтерии, бациллы столбняка, гноеродных кокков.

В наши дни советская наука располагает убедительным и бесспорным материалом, свидетельствующим о значении воздуха в распространении многих инфекций. В связи с этим успешно разрабатываются санитарно-гигиенические мероприятия, направленные на борьбу с бактериальным загрязнением воздуха.

Широким фронтом осуществляются мероприятия по обезвреживанию воздуха от всевозможных загрязнений: пыли, дыма, микробов.

Наиболее распространенным приемом защиты воздуха от загрязнений является устройство рациональной системы вентиляции зданий. Как показали специальные опыты, воздух в театре, где есть хорошая вентиляция с фильтрами для задержки пыли, содержит меньше микробов, чем даже воздух общественного парка. Этот результат вполне убедителен.

В закрытых помещениях микробы, реющие в воздухе, могут быть уничтожены различными бактериеубивающими средствами. Применение молочной кислоты, резорцина, триэтила, даже в ничтожных концентрациях, уже сказывается на бактериях. Подобно дегазации, с помощью этих веществ осуществляется дебактеризация воздуха в хирургических и инфекционных больницах, в школах, яслях.

Мощным фактором, разящим микробов, является солнце. Справедлива старинная пословица: «Где не появляется солнце, туда приходит врач». Но солнечный луч не так-то легко приспособить к повседневным нашим нуждам. К тому же не весь спектр солнечного луча воздействует губительно на микробов.

В последние годы все шире и смелее стали применять для обезвреживания воздуха ультрафиолетовое облучение. Особенно удобны для этой цели, ртутно-кварцевые лампы. В журнале «Врачебное дело» за 1947 год доктор Кашкин делится результатами своей работы по облучению школ и других детских учреждений этими лампами. Среди ребят, находящихся в облученных помещениях, заболеваемость воздушными инфекциями снизилась в 2—3 раза.

Вот табличка из работы другого исследователя.

Две комнаты в Доме ребенка. Только одна комната облучалась. Через некоторое время учитывалось сравнительное количество бактерий в этих помещениях.

Соответственно число заболеваний гриппом у ребят в необлученной комнате было 14, а в облученной — 2.

На XII Всесоюзном съезде гигиенистов, эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов были сообщены многочисленные подобные опыты московской, ленинградской, харьковской и других лабораторий.

Применение искусственного облучения детских и лечебных учреждений привело к резкому снижению заболеваний ангиной, пневмонией, стоматитом, гриппом. Этим приемом сразу достигаются две цели: укрепляется организм и обезвреживается воздух.

Как сказочно прекрасны подземные дворцы, название которым — московские станции метро! Широкие залы озарены светом. Наше метро резко отличается от подземных железных дорог буржуазных стран. И не только красотой и удобствами, но и чистотой. Сложная и мощная система вентиляции очищает воздух нашего метро. А в воздухе мрачных подземных сооружений капиталистических столиц кишат мириады микробов.

Продолжая рассказ о микробах, населяющих воздух, выйдем за пределы города. Везде ли в воздухе есть микробы? Для того чтобы ответить на этот вопрос, в XIX веке «охотники за микробами» поднимались на высокие горы и там различными способами вылавливали и подсчитывали микробов.

Ученые XX века в этой охоте за микробами пользуются аэропланами. Московский микробиолог профессор Е. Н. Мишустин летал в окрестностях Москвы на специально приспособленном самолете. В тихий, ясный вечер он отправился ввысь.

В 1 кубическом метре воздуха им было найдено:

Во время сильного ветра, когда над городом стлалась пыль, количество микробов на высоте 500 метров возросло до 6000—8000. Одновременно воздух окрестных селений содержал в несколько раз меньше микроорганизмов.

При полетах, предпринятых в 1934— 1935 годах, микробы были обнаружены на высоте 6 километров над уровнем моря. Но и эта высота оказывается для них не предельной. Недавно с герметической гондолы стратостата на высоте 10 тысяч метров был сброшен автоматический прибор для взятия проб воздуха. И там были уловлены бактерии и плесневые грибки. Но, конечно, и для микробов существует «потолок».

Замечательное доказательство присутствия микробов в верхних слоях атмосферы представила сама природа.

Микробиологи очень часто находили живых микробов внутри градин. Эти микробы, может быть посланцы верхних слоев воздуха, вместе с градом пулей летели на землю. На земле град таял, бактерии согревались и оживали.

В свежевыпавшем снеге также можно обнаружить микроорганизмы.

Микробиологов, вполне естественно, интересуют не только высотные полеты микробов. Быть может, важнее знать распространенность микробов в воздухе различных географических районов.

Весьма мало или совсем нет бактерий над поверхностью морей и океанов вдали от берегов.

Участники одной экспедиции на Шпицберген были приятно удивлены: несмотря на тяжкие лишения и плохую погоду, при которой им приходилось работать по колено в ледяной воде, никто из них не заболел. Но стоило кораблю приблизиться к теплым странам, как люди стали хворать гриппом, ангиной и т. д. Участники экспедиции, находясь в пустынных 'районах Севера, не заболевали

но очень простой причине: в окружающей среде не было не только возбудителей болезней, но и вообще микроорганизмов.

В одном из северных районов мясо, предварительно освобожденное от микробов, находилось на открытом воздухе 8 месяцев, из которых 4 месяца были с положительной средней температурой. В течение всего этого времени мясо оставалось свежим.

На Новой Земле на 50 кубических метров воздуха в среднем приходится один микроб. Воздух большинства районов Арктики и Антарктики, покрытых снегом и льдом, свободен от микробов, потому что там природные условия крайне неблагоприятны для развития микробов и нет, конечно, пыли. От холодных районов к теплым микробное население воздуха возрастает.

Обильный дождь или снегопад очищает воздух от микроорганизмов. При холодной погоде число зародышей бактерий в воздухе убывает. Это видно из представленной таблицы.

Наши «зеленые друзья» имеют огромное значение в преодолении почвенной пыли. Из почвы, покрытой зеленью, мелкозем и почвенная пыль не выдуваются ветрами. Кроме того, пыль, витающая в воздухе, оседает и прилипает на поверхности зелени. Вот почему воздух над почвой, покрытой зеленым ковром, содержит меньше бактерий по сравнению с обнаженной почвой. Но зайдем в лесную чащу и возьмем там пробу воздуха. Через несколько дней получаем результат его исследования.

Казалось бы, в лесу нет пыли, воздух чист, следовательно, мир невидимых существ должен быть представлен там в минимальном количестве. Перед нами протоколы многочисленных опытов, из которых следует, что «лесной воздух богаче микроорганизмами, чем воздух в скалистых местах, не покрытых древесной порослью».

В августе при сухой погоде было найдено:

Такой результат представляется неожиданным и требует новых исследований.

Наука не сказала в этом отношении своего последнего слова, так же как и по некоторым другим вопросам. Почему в воздухе находятся так называемые сардины и другие виды микробов, которые в почве, водоемах и т. д. встречаются очень редко?

Академик Холодный остроумными опытами доказывает, что микроорганизмы способны усваивать летучие вещества (в том числе и витамины), находящиеся в воздухе. В связи с этими исследованиями может быть поставлен вопрос: действительно ли микробы только пребывают в воздухе или в некоторых случаях они в нем в какой-то степени развиваются? Какие новые вещества и новые средства должны получить массовое применение, чтобы защитить человека и животных от передачи заразы через воздух?

В передовой статье «Известий» от 30 октября 1953 года мы читаем: «Надо, чтобы любой пищевой продукт доходил до советского потребителя, сохранив все свои вкусовые качества, присущий ему аромат, наиболее полезные питательные свойства...»

Постановление Совета Министров СССР и ЦК КПСС «О расширении производства продовольственных товаров и улучшении их качества» открывает прямой путь к крутому подъему производства продовольственных товаров, улучшению их качества и повышению культуры производства. Советским микробиологам, работающим в области пищевой промышленности, предстоит решить немало важнейших вопросов и, в частности, разработать наиболее действенные мероприятия по обезвреживанию воздуха от микробов, портящих продукты питания.

Изучение микрофлоры воздуха — один из существенных разделов географии микробов. Со времени первых поисков микробиология накопила и в этой области не мало интересных и жизненно важных сведений.

Наука о микробах весьма быстро растет и развивается. И мы с интересом ждем новых исследований, посвященных изучению вредных микробов, пребывающих в воздухе, чтобы еще надежнее оградить от них здоровье советских людей.