Антони ван Левенгук (1632 — 1723)


В один из теплых майских дней 1698 г. на большом канале близ города Делфт, в Голландии, остановилась яхта.

На борт ее поднялся очень пожилой, но на редкость бодрый человек. По возбужденному выражению его лица можно было догадаться, что привело его сюда не обычное дело. На яхте гостя встретил человек огромного роста, окруженный свитой. На ломаном голландском языке великан приветствовал склонившегося в почтительном поклоне гостя. Это был русский царь Петр I. Гостем его был житель Делфта — голландец Антони ван Левенгук.

Что же побудило любознательного Петра остановить свою яхту у Делфта? Почему у него так блестели глаза, когда через два часа голландец покинул яхту? До сведения пытливого русского царя давно уже дошли слухи об удивительных делах жителя Делфта. Слава о нем шагала по всему миру, его имя с уважением и интересом произносили почтенные ученые во всех странах. Достаточно сказать, что в 1679 г, Левенгука избрали членом английского Королевского общества. В те годы это общество, объединявшее естествоиспытателей и врачей, считалось самым авторитетным научным обществом в мире. В члены его принимались только выдающиеся ученые. Однако Левенгук не был профессиональным ученым. Он даже не получил образования и достиг выдающихся успехов только благодаря своему таланту и необыкновенному трудолюбию.

Почти пятьдесят лет Левенгук аккуратно присылал в Королевское общество длинные письма. В них он рассказывал о таких поистине необыкновенных вещах, что седовласые ученые в напудренных париках с изумлением качали головами. Эти письма печатались в научных журналах и впоследствии, в 1695 г., были изданы на латинском языке отдельной большой книгой под горделивым названием «Тайны природы, открытые Антонием Левенгуком при помощи микроскопов».

Левенгук действительно сделал такие большие открытия в биологии, что каждое из них могло бы прославить и навсегда сохранить его имя в летописях науки.

В то время биологическая наука находилась на очень низкой ступени развития. Основные законы, управляющие развитием и жизнью растений и животных, еще не были известны. Мало знали ученые и о строении тела животных и человека. И множество удивительных тайн природы раскрывалось перед взором каждого наблюдательного натуралиста, обладавшего талантом и упорством.

Левенгук был одним из наиболее выдающихся исследователей природы. Он первый подметил, как кровь движется в мельчайших кровеносных сосудах — капиллярах. Левенгук увидел, что кровь — это не какая-то однородная жидкость, как думали его современники, а живой поток, в котором движется великое множество мельчайших телец. Теперь их называют эритроцитами. В одном кубическом миллиметре крови находится около 4—5 млн. эритроцитов. Они играют важную роль в жизни организма как переносчики кислорода ко всем тканям и органам. Много лет спустя после Левенгука ученые узнали, что именно благодаря эритроцитам, в которых содержится особое красящее вещество — гемоглобин, кровь имеет красный цвет.

Очень важно и другое открытие Левенгука: в семенной жидкости он впервые увидел сперматозоиды — те маленькие клетки с хвостиками, которые, внедряясь в яйцеклетку, оплодотворяют ее, в результате чего возникает новый организм.

Рассматривая под своей лупой тоненькие пластинки мяса, Левенгук обнаружил, что мясо, или, точнее говоря, мышцы, состоит из микроскопических волоконец. При этом мышцы конечностей и туловища (скелетные мышцы) состоят из поперечно-исчерченных волоконец, почему их и называют поперечнополосатыми, в отличие от гладких мышц, которые находятся в большинстве внутренних органов (кишечник и др.) и в стенках кровеносных сосудов.

Но самое удивительное и самое важное открытие Левенгука не это. Он был первым, кому выпала великая честь приоткрыть завесу в неведомый дотоле мир живых существ — микроорганизмов, которые играют огромную роль в природе и в жизни человека.

Отдельные наиболее прозорливые умы и ранее высказывали смутные догадки о существовании каких-то мельчайших, не видимых простым глазом существ, повинных в распространении и возникновении заразных болезней. Но все эти догадки так и оставались только догадками. Ведь никто никогда не видел таких мелких организмов.

Левенгук первым из людей увидел микробов и сообщил об этом. Такое замечательное открытие он мог совершить потому, что своими руками сделал увеличительные стекла, которые до него никто и не представлял себе. Конечно, это не был современный микроскоп. Сложные приборы, состоящие из нескольких увеличительных стекол, были изобретены значительно позже.

«Микроскоп» Левенгука — это, по существу, очень сильная лупа. Она увеличивала до 250—300 раз. Такие сильные увеличительные стекла в то время были совершенно неизвестны. Линзочки, т. е. увеличительные стекла Левенгука, были очень малы — величиной с крупную горошину. Пользоваться ими было трудно. Крохотное стеклышко в оправе на длинной ручке приходилось прикладывать вплотную к глазу. Но, несмотря на это, наблюдения Левенгука отличались для того времени большой точностью.

Антони ван Левенгук родился и все время жил в Делфте, в Голландии. Эта страна рано вступила на путь капиталистического развития и была одной из самых передовых. Никакого образования он не получил и всю жизнь занимался самой скромной работой: сначала торговал мануфактурой, а потом был техническим служащим в городской ратуше Делфта. Еще в молодости Левенгук научился изготовлять увеличительные стекла, увлекся этим делом и достиг в нем изумительного искусства. Долгие, долгие часы он рассматривал в них все, что попадалось на глаза: кусочек мяса, каплю дождевой воды или сенного настоя, хвостик головастика, глаз мухи, сероватый налет со своих зубов и т. п. Каково же было его изумление, когда в зубном налете, в капле воды и многих других жидкостях он увидел несметное множество живых существ. Они имели вид и палочек, и спиралей, и шариков. Иногда эти существа обладали причудливыми отростками или ресничками. Многие из них быстро двигались.

Вот что писал Левенгук в английское Королевское общество о своих наблюдениях над налетом зубов: «С величайшим удивлением я увидел под микроскопом невероятное количество маленьких животных и притом в таком крошечном кусочке вышеуказанного вещества, что этому почти невозможно было поверить, если не убедиться собственными глазами».

Сейчас, через 250 лет, мы прекрасно знаем, как огромно может быть количество микробов: ведь они настолько малы, что в одном кубическом миллиметре жидкости помещается несколько миллиардов бактерий. А возбудителей (вирусов) таких заразных болезней, как грипп, которые мельче бактерий, еще больше. Их можно увидеть только в электронный микроскоп, позволяющий наблюдать предметы увеличенными в несколько десятков тысяч раз.

Со времени Левенгука и до наших дней наука о микроорганизмах — микробиология—прошла большой и славный путь. Она выросла в широко разветвленную область знания и имеет очень большое значение для всей человеческой практики — медицины, сельского хозяйства, промышленности — и для познания законов природы. Десятки тысяч исследователей во всех странах мира неутомимо изучают огромный и многообразный мир микроскопических существ. И все они чтят Левенгука — выдающегося голландского биолога, с которого начинается история микробиологии.