Эдвард Дженнер (1749 — 1823)


Лет сто пятьдесят назад на улицах европейских городов можно было видеть чуть ли не на каждом шагу людей со следами оспы на лице. В иных местах даже трудно было встретить человека, не изуродованного оспой. Так широко распространена была эта болезнь.

Среди заразных болезней, которым человечество веками платило тяжелую дань, оспа занимала одно из первых мест. В Европе в XVIII в. ежегодно погибало от нее около 440 тыс. человек. А сколько еще людей переболевало оспой и выздоравливало, но оставалось на всю жизнь изуродованными, а иногда и слепыми? Особенно велика была смертность от оспы среди маленьких детей, прежде всего в беднейших слоях населения.

В наше время картина совершенно иная. Только в отсталых и особенно в колониальных и зависимых странах заболеваемость оспой еще высокая. В этих странах не проводятся или недостаточно широко проводятся прививки против оспы. Там же, где оспопрививание организовано хорошо, она исчезла, и эту опасную заразную болезнь можно считать побежденной. В Советском Союзе и во многих других европейских странах молодые врачи знают оспу лишь по книгам и по рассказам. В нашей стране всеобщее, обязательное оспопрививание введено в 1919 г.

Всякий раз, когда заходит речь об оспопрививании, люди с благодарностью вспоминают имя того, кто указал способ борьбы с оспой путем прививок. Этим человеком был английский врач Эдвард Дженнер.

Интересно, что способ предупреждения заболевания оспой Дженнер открыл в то время, когда еще никто не знал возбудителя этой болезни. Ведь первые болезнетворные микробы были изучены только в середине XIX столетия, а возбудителя оспы открыли лишь в 1906—1907 гг.

Оказалось, что это — мельчайшие шаровидные тельца. Их подробно изучили и описали ученые Пашен и Морозов, поэтому они называются тельцами Пашена — Морозова. Размер этих телец так мал, что под обыкновенным световым микроскопом они видны только после специальной обработки препарата — окрашивания серебром. Способ этот был введен известным советским ученым М. А. Морозовым около тридцати лет назад.

Как же мог Дженнер открыть способ борьбы с заразной болезнью, не зная ее возбудителя? Исключительная наблюдательность, трудолюбие, целеустремленность и умение видеть то, на что другие не обращали серьезного внимания, помогли ему сделать это выдающееся открытие.

Дженнер был простым сельским врачом, когда обратил внимание на то, что люди, заразившиеся «коровьей оспой», не заболевают натуральной человеческой оспой. Дело в том, что у некоторых животных: коров, свиней, ослов, лошадей, верблюдов, овец — наблюдается болезнь, очень сходная с человеческой оспой. Во время этой болезни у животных на вымени и на коже образуются гнойные пузырьки, очень похожие на оспенные пузырьки (пустулы), которые появляются на коже заболевшего оспой человека. У человека на месте таких заживших гнойничков навсегда остаются ямки — рябины.

Расспрашивая сельских жителей, Дженнер установил, что простой народ давно уже знает о какой-то связи между коровьей оспой и оспой человека. Доильщицы коров рассказывали Дженнеру, что все они, как правило, заражаются коровьей оспой и не заболевают натуральной. Болезнь ограничивается у них появлением на руках оспенных пузырьков и лишь иногда сопровождается небольшим недомоганием.

Наблюдательный врач задумался над этим интересным явлением. Он стал изучать научную литературу, в которой описывались народные средства борьбы с заразными болезнями. Из литературы Дженнер узнал, что у многих народов мира издавна существует обычай заражать детей гноем оспенных пустул или веществом подсохших оспенных корочек. Содержимое оспенных пустул и корочек наносилось на царапину, сделанную на коже. В этом месте обычно появлялся оспенный гнойничок. В результате такой прививки у людей чаще всего наблюдалось легкое заболевание. Но нередко они заболевали тяжелой натуральной оспой и умирали. Дженнеру стало ясно, что прививка человеку натуральной оспы дело ненадежное и опасное.

Сопоставляя все эти сведения, тщательно обдумывая их, наблюдая за случаями заболеваний настоящей и коровьей оспой, Дженнер постепенно пришел к мысли, что искусственно заражать человека можно именно коровьей оспой и тем самым предохранять его от заболевания натуральной.

Прошли долгие тридцать лет напряженного труда и размышлений, прежде чем Дженнер решился провести первый опыт на человеке, чтобы доказать правильность своих выводов. И вот 14 мая 1796 г. он привил восьмилетнему мальчику Джону Фиппсу гной с руки женщины, заразившейся коровьей оспой. Через несколько дней мальчик после легкого недомогания был совершенно здоров. Но стал ли он теперь невосприимчив к натуральной оспе? Это предстояло еще выяснить. Опять нужен был опыт, но на этот раз уже опыт опасный — надо было поставить на карту здоровье, а быть может, и жизнь ребенка.

Вскоре в местности, где жил Дженнер, вспыхнула эпидемия натуральной оспы, и врач мог проверить действенность своего способа. Он взял гной из оспенной пустулы больного человека и заразил им Джона Фиппса. В течение трех мучительных суток Дженнер с огромным волнением ожидал результатов решающего опыта. И смелые надежды оправдались. Краснота, которая появилась на месте прививки оспенного гноя, исчезла, мальчик не заболел оспой. После прививки коровьей оспы он оказался невосприимчивым к натуральной. На одном из памятников, поставленных Дженнеру в итальянском г. Болонье, увековечен этот исторический опыт. Скульптор изобразил великого английского врача наносящим царапину на руку ребенка.

В 1798 г. Дженнер опубликовал свою работу о прививании оспы, и его способ прививок стал распространяться по всему миру. Однако сторонникам прививок коровьей оспы пришлось преодолевать и недоверие, и прямое сопротивление невежественных и враждебно настроенных к науке людей. Особенно восставали против прививок церковники. Да и среди врачей в разных странах нашлось немало таких, которые возражали против прививок коровьей оспы. Они считали такие прививки ненаучным приемом. Каких только нападок не пришлось выдержать Дженнеру и его сторонникам. Говорили, например, что прививки коровьей оспы — противоестественное и потому противное «божьим законам» дело. Распространяли дикие слухи, что у тех, кто подвергся прививке, вырастают рога и шерсть. В печати появились издевательские картинки на эту тему. Имело значение и то обстоятельство, что предложенное Дженнером оспопрививание не было в то время достаточно научно обосновано.

Но любое научное открытие рано или поздно побеждает. Победило и открытие Дженнера. Прививки коровьей оспы людям делались все чаще и чаще и давали все больший эффект, хотя случалось, что врачи пользовались дженнеровским способом недостаточно умело. Чтобы добиться успеха, необходимо материал из оспин коровы брать, соблюдая большую чистоту, на определенной ступени заболевания и т. д. А это не всегда выполнялось.

Дженнер умер 26 января 1823 г. на 74-м году жизни. Умирая, он уже знал, что его способ борьбы с оспой оказался благодеянием для человечества и получил широкое признание во всем мире. Много научных обществ избрало Дженнера своим почетным членом. В честь его были выбиты медали, а в ряде городов воздвигнуты памятники.

Но Дженнеру так и не пришлось узнать, в чем заключается научный смысл предложенного им способа прививок. Лишь через восемьдесят лет ученый Пастер научно обосновал его открытие. В 1881 г. на международном съезде врачей в Лондоне Пастер сделал свой исторический доклад о научных основах метода прививок против заразных болезней. В нем он сообщил, что нашел и разработал способ борьбы с заразными болезнями путем прививок ослабленных возбудителей. Такие прививки Пастер назвал вакцинацией, а прививаемый материал — вакцинами (по-латыни корова— «вакка»). «Я придал слову вакцинация более широкое значение, — сказал Пастер, — в надежде, что наука освятит его как выражение признательности к заслугам и неизмеримой пользе, принесенной одним из величайших людей Англии — Дженнером».