Герман Гельмгольц (1821 — 1894)


Вo время франко-прусской войны в середине сентября 1870 г. немецкие войска окружили Париж. Доставлять продовольствие стало трудно, а город нуждался в продовольственных запасах: парижане готовились к наступлению. Большие стада ждали отправки в столицу Франции. Но как доставить их, когда всюду вражеские отряды, а незаметно тысячи голов скота не пригонишь: мычание коров и быков слышно издали. И все же стада пригнали в Париж, и враг не услышал ни мычания, ни рева: животные словно онемели. Они и правда были немы.

Всем этим тысячам коров и быков перерезали «голосовой нерв» — одну из ветвей блуждающего нерва. Это была очень простая операция, и многие мясники хорошо справлялись с ней. Придумал такую хитрость и научил этому мясников знаменитый французский физиолог, академик и профессор Парижского университета Клод Бернар.

Сын крестьянина-виноградаря, Клод Бернар родился в небольшой деревушке близ города Вилльфранш-на-Соне. Он учился в вилльфраншской школе, потом в Лионе. Работа в аптеке, куда он попал по окончании школы, ему не понравилась, и должность фармацевта его совсем не привлекала. Он мечтал о карьере писателя и сочинил драму и водевиль. Этот водевиль сыграли в маленьком лионском театрике, и автор даже получил гонорар: 100 франков. Начинающие писатели обычно ехали в Париж: там скорее можно было «показать себя». Отправился в Париж и 22-летний Клод. Его ждало горькое разочарование. «У вас нет таланта, писателя из вас не получится», — сказал ему известный критик. И он посоветовал Бернару заняться медициной.

Бернар поступил на медицинский факультет и вскоре увлекся новым для неге делом. Но врачебная практика не пришлась ему по душе, и должность госпитального врача он сменил на место препаратора в лаборатории знаменитого физиолога Мажанди. Здесь он начал проводить самостоятельные исследования и нашел свое место в жизни,

Нелегко дались ему первые шаги в мире парижских ученых-медиков. Уже первые опубликованные им работы показали, что автор их — ученый с большим будущим. Но Бернар быстро нажил себе врагов. Он, не стесняясь, нападал на тех профессоров и преподавателей медицинского факультета, которые вместо подлинной науки преподносили своим ученикам красноречивую болтовню. И такие «ученые» его не взлюбили.

Прошло 6 лет, пока Бернар получил профессорское место в Коллеж де Франс (высшее учебное заведение в Париже), а вместе с ним — лабораторию. Это было сырое почти темное помещение в полуподвале, и многолетняя работа в нем сказалась: ученый тяжело заболел. Но и больной он продолжал работать.

Много лет Клод Бернар занимался изучением процессов пищеварения и усвоения пищи. Ему удалось выяснить работу слюнных желез, роль желудочного и кишечного сока. Поджелудочная железа, оказалось, имеет очень важное значение в переваривании жиров.

Крахмал и сахар занимают видное место в питании, но как они усваиваются, что происходит с ними в организме? Откуда берется сахар в крови? Много всяких вопросов возникало при попытках выяснить судьбу попавшего в организм крахмала. Много всяких «разведок» было предпринято ученым в поисках «дороги крахмала». Эта «дорога» была найдена, и она привела Бернара к печени.

Печень издавна интересовала врачей и физиологов: ее размеры, обилие крови, огромные вены, желчный пузырь — все это привлекало внимание. И все же до исследований Клода Бернара печень оставалась почти неизученной.

Попавший в организм крахмал начинает расщепляться еще во рту, под действием слюны. В кишечнике он превращается в сахар, нерастворимое вещество становится легко растворимым. Сахар уносится кровью, через воротную вену попадает в печень. И здесь он превращается в крахмал, но уже иной: в животный крахмал, или гликоген. Гликоген откладывается в клетках печени. По мере надобности он превращается в сахар — глюкозу, которая и поступает в кровь. Глюкоза (кровь) — гликоген (печень) — глюкоза (кровь) — таков путь и таковы превращения углеводов, усвоенных кишечником, и без правильной работы печени они произойти не могут.

До Бернара считали, что глюкоза попадает в кровь прямо из пищи: поступило в кишечник сколько-то крахмала или сахара, переварилось, превратилось в виноградный сахар — глюкозу — и кровь понесла эту глюкозу по всему телу.

«Нет, — сказал Клод Бернар,— дело обстоит сложнее». И он доказал это.

В работающей мышце глюкоза расходуется, количество ее в крови уменьшается. Тогда новые порции гликогена в печени превращаются в глюкозу, поступают в кровь, а кровь несет их к работающим мышцам, обеспечивает мышцы своего рода топливом.

При переваривании пищи выделяется тепло. Заметить это каждый может на себе. Бернар исследовал происхождение распределения тепла в организме. Оказалось, что кровь в печени самая теплая: печень доставляет телу много тепла. В сердце кровь правой половины (венозная) теплее, чем кровь левой половины (артериальная): проходя через легкие, кровь несколько охлаждается.

Кровеносные сосуды не остаются неизменными: их просвет может уменьшаться и увеличиваться, иными словами сосуд может суживаться и расширяться. Изменяется просвет сосуда, другим становится и количество наполняющей его крови: она то приливает, то отливает. А с этим связана и отдача тепла кожей, регуляция температуры тела.

Что управляет изменениями полости кровеносных сосудов? И как происходят эти изменения?

Еще в начале своей научной деятельности Клод Бернар изучал работу слюнных желез. Он выяснил, что раздражение симпатических нервов вызывает усиленную работу железы. И теперь он ищет «раздражителя» среди симпатических нервов. Оказывается, если перерезать правый шейный симпатический нерв, то правая сторона морды собаки становится теплее левой. Очевидно, происходит расширение кровеносных сосудов, усиливается приток крови.

Как увидеть эти изменения? Сквозь нежную кожу уха кролика хорошо видны мелкие кровеносные сосуды, и в микроскоп можно заметить, как они сжимаются или расширяются.

Опытом Клод Бернар доказывает сосудодвигательную роль симпатических нервов. Раздражение электрическим током шейного симпатического нерва вызывает сужение кровеносных сосудов в ухе кролика, и оно заметно бледнеет. Перерезка того же нерва влечет за собой расширение сосудов, и ухо розовеет.

Рассказать о всех открытиях Клода Бернара в небольшой статье невозможно: для этого нужна толстая книга. За 35 лет своей научной деятельности он опубликовал 180 работ. Почти в каждом разделе физиологии им сделаны блестящие открытия. Он изучал действие ядов и состав мочи, давление газов и цвет крови, окись углерода и отравление ею, работу нервов и действие самых разнообразных лекарственных веществ.

А ведь кроме всего этого, ученый опубликовал много работ по общим вопросам физиологии здорового и больного человека, о роли опыта в исследованиях, о значении физиологии в медицине.

«Физиология — это научный стержень, на котором держатся все медицинские науки», — утверждал он и добавлял, что для развития медицины лаборатория и эксперимент не менее важны, чем больница и наблюдения над ходом болезни.

«Врач будущего — врач-экспериментатор». В этом был убежден искуснейший экспериментатор Клод Бернар. И своим примером он доказал, как велико значение лаборатории и опыта для науки о здоровом и больном человеке.