Владимир Петрович Филатов (1875 — 1956)


Человек идет ощупью, он стучит по тротуару палкой и беспомощно оглядывается на перекрестках; за темными очками — невидящие глаза. Прохожий поспешно подает ему руку, мостовую они переходят вместе, а дальше — у каждого своя дорога. И снова слышится легкое постукивание по асфальту. Слепой продолжает путь. А случайный поводырь оглянется раз-другой и исчезнет в толпе: чем тут поможешь?.. Глаз теряют навеки — заменить его пока нечем.

Но нередко человек слепнет, несмотря на то что почти весь его глаз здоров. Заболевает лишь роговица — прозрачное «оконце», через которое в орган зрения проникают лучи света. Помутневшая, она преграждает им путь к чувствительной сетчатке глаза. Свет гаснет в очах пораженного бельмом. Врачи-окулисты делали иногда вспомогательную операцию — прорезали окошко рядом с помутнением. Но бельмо часто затягивает всю роговую оболочку. Тут уж спасения никто не ждал. Человека считали обреченным на вечный мрак. Даже очень крупные специалисты долгие годы оставались в таких случаях бессильными. Ни один из них не знал, как удалить с глаза слепящую пелену.

Правда, хирурги давно пытались пересадить в больную роговицу кусочек здоровой, как бы «застеклить» оконце заново. Но простая с виду идея эта оказалась неразрешимой: пересаженные кусочки быстро мутнели и рассасывались. Зрение не возвращалось.

Владимир Петрович Филатов знал о неудачах своих предшественников и все же смолоду занялся изучением операций но замене роговицы. Первую пересадку он провел еще в 1912 г. Слепой не прозрел. Новые попытки — и новые разочарования. Впору было бросить начатое дело — оно не сулило почти никаких успехов. Но Филатов был упорен. Провалы его огорчали, но не обескураживали. Он настойчиво искал путь к поставленной цели. Не так-то легко оказалось приживить крохотный кусочек спасительной ткани. Больная роговица принимала этого «гостя» в штыки — чужая ткань гибла. С годами Филатов преодолел эту трудность. Он научился пересаживать лоскуток здоровой роговицы, взятый из удаленного глаза. Но тут возникла новая, казалось, непреодолимая трудность. Где взять материал для этих «заплаток»? Ведь роговицу можно добывать только из глаза.

Эта серьезная преграда, по существу, завела все дело в тупик. Тонкие усовершенствованные Филатовым приемы операции оставались втуне: не было пересадочного материала. Но, как часто бывает, ученый, целиком отдавшийся осуществлению своей идеи, мысленно не расставался с ней ни днем, ни ночью. И все, что приходило ему на ум, так или иначе было связано с его целью.

Многие медики прочитали в специальном журнале сообщение врача-экспериментатора Мажито об удачной пересадке слепому роговицы мертворожденного. Прочитали и забыли. А для Филатова этот маленький факт, потонувший в тысяче других случаев, стал опорной точкой, которая позволила ему произвести решительный переворот в лечении незрячих. Он понял, что единственная надежда на успех — трупные роговицы.

Живительная сила пересаженного кусочка мертвой ткани оказалась огромной. Она не только служила новым окошком, но и активно содействовала просветлению прилегавших участков больной роговицы. Между живой и мертвой тканью происходил таинственный процесс, который делал мутные клетки прозрачными.

Мертвая ткань приживлялась без капризов — она утратила свои чужеродные свойства. И еще одну особенность подметил за ней наблюдательный ученый. Выдержанная перед операцией в холодильнике, она значительно повышала свои целебные свойства. Филатов не приминул воспользоваться этим открытием.

Он взял у трупа роговицу и, продержав ее три дня на холоде, пересадил слепому. Слепой увидел свет. Роговица не только прижилась, но осталась чистой и прозрачной. Холод сделал ее жизнеустойчивой, приспособил к новым условиям. Гак Филатов заставил частицу мертвого организма служить прозрению живого.

Но тогда он сам еще в какой-то мере был «слепым», точнее, действовал вслепую. Ученый не знал, что происходит с мертвой тканью на холоде, какие процессы превращают ее в источник веществ, подхлестывающих жизнь. Объяснение пришло значительно позже. Зато главную задачу Филатов решил: отныне у него было много пересадочного материала.

Тысячи операций сделал Филатов и его сотрудники в Украинском институте глазных болезней. Они убедились, что подсадка кусочка охлажденной роговицы почти всякий раз вызывает просветление бельма. И тогда Филатов снова задумался. Он решил расширить применение своего метода.

В самом деле, рассуждал ученый, если подсадка трупной роговицы обладает целебными свойствами, то отчего же не попытаться испробовать с лечебной целью другие ткани. Он решил использовать жизненные силы, которые таятся в кусочке ткани, для борьбы со многими болезнями. И главным образом с такими, которые плохо поддаются обычным методам лечения.

Для первого случая он выбрал волчанку — туберкулез кожи. Этот тяжелый хронический недуг очень неподатлив в лечении. Оттого-то он и привлек Филатова. Ведь против легкоизлечимых болезней средства уже давно найдены. Остались самые трудные. Ученый решил применить здесь свой метод.

На лице одной девушки уже много лет зияла незаживающая туберкулезная язва. Врачи, испробовав все способы, разуверились в исцелении. Да и сама девушка утратила надежду на выздоровление. Она так и сказала Филатову: «Ни во что не верю». Сняв с нее повязку, ученый увидел багровые рубцы и гнойники, покрывавшие почти все лицо. Да, тут было над чем задуматься. И все же он не отступил.

Выкроив из-под челюсти больной лоскут кожи, он заменил его трупным. Болезнь понемногу начала отступать. Тогда Филатов осмелел и сделал еще несколько подсадок. Язвы пошли на убыль. Безнадежная больная вышла из клиники здоровой.

Он испробовал этот способ много раз. Иногда добивался разительных успехов, случалось ему и горевать по поводу неудач. Биогенные стимуляторы — возбудители жизни, как назвал он вещества, образующиеся в трупной ткани, — приковали его интерес на много лет. Он не искал в них спасения от всех недугов. Но многие болезни они помогали преодолеть.

Вклад В. П. Филатова в медицину не ограничивается пересадкой роговицы и тканевой терапией. Он разработал много других интересных методов лечения глазных болезней. Им создана особая методика пластических операций на лице и других частях тела. Почти полвека «филатовский стебель» широко применяется в восстановительной хирургии.

Герой Социалистического Труда академик Владимир Петрович Филатов был крупным советским ученым. Он предложил много новых операций, диагностических приборов и хирургических инструментов. Страстно преданный своему делу, он до глубокой старости оставался искателем новых путей в науке.