От древнего человека до современного


Древними людьми, или палеантропами, теперь называют не просто людей, живших «в древности», например в древнем Китае или в древней Индии, а неандертальцев (см. ст. «Первые шаги в развитии человека»). Они жили на Земле приблизительно 200—100 тыс. лет назад. Времена неандертальцев нередко называют «мустьерским» периодом в предыстории человечества. Название это происходит от названия одной древней пещеры — Ле-Мустье — во Франции. В этой пещере нашли орудия неандертальцев. Это были орудия из камня, чаще всего из кремня: остроконечники, скребки, скребла, метательные камни, отбойники и отжимники; двумя последними видами орудий неандертальцы пользовались при изготовлении своего несложного технического инвентаря. В совокупности все эти орудия и составляют «мустьерскую культуру», когда-то широко распространенную на Земле. Этой культурой владели неандертальцы, и они были, вероятно, ее создателями. В эпоху мустьерской культуры никаких других людей, кроме неандертальцев, на Земле не было.

В конце ледникового времени, т. е. примерно 75—100 тыс. лет назад, неандертальцев сменили люди современного типа; их нередко называют неантропам и, т. е. новыми людьми, представителями вида «человека разумного», если пользоваться зоологическим обозначением человека, которое ввел в науку Карл Линней более 200 лет назад. Установив факт появления людей современного типа, которые сменили неандертальцев, наука стала перед вопросом: откуда эти новые люди взялись? Произошли ли они от неандертальцев (подобно тому как сами неандертальцы когда-то произошли от питекантропов или обезьянолюдей) или появились на Земле каким-то иным путем? Этот вопрос возник во второй половине прошлого века и продолжает волновать ученых и сейчас. В настоящее время намечается два основных мнения. Некоторые, теперь уже немногочисленные, ученые считают, что неандертальцев истребили откуда-то пришедшие представители «разумного человека». Те, кто держится такого мнения, обязаны указать, откуда «пришли» эти люди, и привести доказательства, но сторонники указанной теории не в состоянии этого сделать. Они ищут другой выход из затруднения: стараются доказать, что-одновременно с неандертальцами и даже рань те их на Земле жили и разумные люди. Доказательством этому несколько лет назад служила так называемая «пильтдаунская находка».

Недалеко от городка Пильтдауна (Южная Англия) местный юрист и краевед Даусон нашел у большой дороги неглубоко в яме кости древних животных и куски человеческого черепа. Это были куски теменной, затылочной и лобной костей, а также нижняя челюсть е несколькими зубами. Кости отличались чрезвычайной толщиной и имели шоколадный цвет. Из них можно было составить череп. Было видно, что это не череп неандертальца: не было ни лобного, ни затылочного валика, ни других признаков неандертальца. Если бы не было нижней челюсти, то всякий анатом или антрополог признал бы, что это череп человека современного типа. Однако недалеко от указанных кусков черепа оказалась нижняя челюсть. Она не была массивной, но почти во всех признаках совпадала с нижней челюстью шимпанзе. На ней не только не было подбородочного выступа, но вся подбородочная часть ее уходила назад, как у обезьян; лишь зубы были не совсем обезьяньи. Вот за эту-то пильтдаунскую находку и ухватились некоторые ученые, утверждая, что найденный череп очень древний, гораздо древнее неандертальца. Указывая жена кости мозговой коробки (лобную, теменные и т. д.) пильтдаунского черепа, они утверждали, что это остатки человека современного-типа.

Некоторые английские ученые заявили, что череп принадлежал древнейшему человеку, и назвали его «эоантропом Даусона», т. е. человеком зари (по-гречески «эос» — заря). Десятки лет «эоантроп» фигурировал как важнейшая находка ископаемого человека. Кости его как величайшая драгоценность хранились в Британском музее.

Другие ученые находили совершенно неестественным объединение обезьяньей челюсти с чисто человеческим черепом и утверждали, что челюсть принадлежит обезьяне, ископаемому шимпанзе, лишь случайно оказавшемуся рядом с черепными костями.

В 1954 г. грянул гром с ясного неба. Два английских антрополога после тщательного изучения этой находки обнаружили, что она— подделка! Зубы на нижней челюсти были подпилены, а все кости пропитаны краской, чтобы придать им древний вид. Это открытие выбило у сторонников чрезвычайной древности «гомо сапиенса» почву из-под ног. Однако они не сдались. Во Франции, в местности Фонтешевад, нашли обломочки двух черепов, по-видимому, большой древности; по мнению некоторых французских ученых, они принадлежали черепам людей современного типа. На этой основе и держится теория о древнем существовании этого типа человека. Надо сказать, однако, что такое основание очень шатко. Большая древность фонтешевадской находки не доказана. Принадлежность костей современному типу доказана еще меньше. Таким образом, эта теория «пресапиенсов» (т. е. предков «сапиенса»), отличных от неандертальцев, не имеет убедительных доказательств.

С ней соперничает другая теория. По этой теории люди современного типа происходят от неандертальца. Ее придерживаются почти все антропологи Советского Союза. Она опирается не только на отсутствие находок людей современного типа в глубокой древности. В ее пользу говорят и другие факты: существуют переходные формы между неандертальцами и современным типом. Таковы, например, так называемые «палестинские неандерталоиды». В пещерах горы Кармель в Палестине нашли несколько скелетов позднемустьерского времени. Часть этих скелетов принадлежала настоящим неандертальцам. Но некоторые скелеты имели смешанные признаки неандертальцев и людей современного типа. В пределах СССР тоже найдены переходные формы: таков череп ребенка из пещеры Староселье в Крыму близ Симферополя, таковы же черепная крышка и некоторые кости «подкумского человека» с Северного Кавказа (Пятигорск) и другие находки.

Все они наглядно показывают превращение-неандертальского скелета в современный — процесс, который длился, конечно, продолжительное время.

Медленно развивалась и первобытная мустьерская культура неандертальцев. Постепенно' совершенствовалась техника обработки камня, разнообразились формы орудий и способы их выделки. Грубые мустьерские треугольные орудия заменяются различными тщательно заостренными скребками и скреблами, иногда выпуклыми, иногда прямолинейными, иногда в форме птичьего клюва. К ним прибавляются длинные ножи и кинжалы, заостренные с одной или с обеих сторон легкими ударами по краю или надавливанием этого края на твердую подставку. Появляются также скребки и скребла, заостренные с двух сторон, а также круглые и овальные орудия. Кроме новых способов обработки камня, люди этого времени начинают осваивать и пускать в производство новые виды сырья: кости, рога животных, их шкуры и жилы и т. д. Известны, например, заостренные наконечники из кости. Их насаживали на древко и получали мощное метательное оружие.

Окружали людей этого времени такие звери, как мамонт, пещерный медведь, пещерная гиена, сибирский носорог, северный олень и дикий кабан.

Самое же интересное и совершенно новое, что стали вносить в свою жизнь эти новые-люди, были зачатки искусства. У неандертальцев, а тем более у питекантропов этого не было-совершенно.

Первоначально искусство выражалось в орнаменте — в украшении орудий какими-нибудь черточками, линиями, кружками. Потом стали вырезать на рукоятках изображения зверей, лошадиные головы и т. д. А затем возникла и настоящая живопись. В древних пещерах, на скалах сохранились ее остатки. В тех местах, где картины художников ледникового времени не подвергались действию воздуха (например, в пещерах, куда вход был завален обрушившейся землей), они сохранились до нашего времени в полном блеске. На них обычно изображены звери, за которыми охотился человек: бизоны, зубры, мамонты и другие. Целые галереи таких картин в красках открыты в Испании, во Франции и в некоторых других: странах.

Каковы же были сами люди, создававшие эту культуру? На этот вопрос можно ответить с полной определенностью, так как раскопки древних пещер благодаря сохранившимся костям познакомили нас с их древними обитателями. Это люди самого конца ледникового времени, или, как их иногда называют, люди «верхнего палеолита». Неандертальцы и питекантропы— люди «нижнего палеолита». Палеолитом же называется то время, когда люди выделывали себе орудия из камня, но еще не умели этот камень шлифовать. Людей верхнего палеолита мы знаем. В Европе они принадлежали главным образом к кроманьонской расе. Название кроманьонцы дано им потому, что первый раз их кости в достаточно большом количестве нашли в пещере, называющейся Кро-Маньон (во Франции).

Кроманьонцы были крепкими, хорошо сложенными людьми, высокого роста. Для мужчин рост 188 см был не редкостью. Женщины были пониже. Высокому росту соответствовали длинные крепкие ноги и широкая, тоже очень крепкая, грудь. Кости их рук очень мощные и длинные. По всему видно, что кроманьонцы обладали большой силой и выносливостью. Люди эти были весьма ловкими и подвижными. Они, вероятно, могли долго и быстро ходить и бегать. Это им и приходилось делать на охоте, которая все еще была главным занятием и основным средством добывания пищи. Широкое распространение получила и рыбная ловля. В некоторых пещерах нашли кости крупной речной рыбы, поломанные костяные и роговые гарпуны и остроги, даже рыболовные крючья из костей. Видно, что ловили рыбу различными способами.

По внешнему виду кроманьонцы, вероятно, не казались такими страшными, как неандертальцы. У них была крупная голова. Мозг превосходил среднюю величину мозга современного человека. Лоб был широкий. Надглазничного валика, этого остатка обезьяньих признаков, уже на было; на его месте находились хорошо развитые надбровные дуги, которые часто можно видеть на лбу современных людей. Лицо было не высокое, но очень широкое, с низкими глазницами.

В целом кроманьонцы были очень похожи на современных людей. Если бы мы встретили кроманьонца на улице, наше внимание привлек бы его высокий рост и сильное сложение. Ничего странного, тем более ничего обезьяньего мы не заметили бы ни в его лице, ни в фигуре.

Что же сталось с кроманьонцами? Они не сохранились до нашего времени в чистом виде, а смешались с другими древними расами, которые, подобно кроманьонцам, тоже произошли от неандертальцев. В отличие от кроманьонцев эти расы известны нам гораздо меньше.

Скажем несколько слов только об одной расе, открытой в Моравии (Чехословакии), близ Пшедмоста, названной пшедмостской.

Люди этой расы тоже были высокими. Подобно кроманьонцам, они имели длинную голову и очень низкие глазницы. На лбу у них выступали еще более резкие, чем у кроманьонцев, надбровные дуги, да и сам лоб был сильно запрокинут назад, тогда как у кроманьонцев он высоко поднимался. Подбородок выступал вперед слабо. У кроманьонцев же подбородок был прекрасно обрисован, как у современного человека. Как вы уже знаете, ни у обезьян, ни у питекантропов, ни у неандертальцев подбородочного выступа на челюсти нет. Стало быть, своим слабо выраженным подбородком, запрокинутым назад лбом и сильными надбровьями люди пшедмостской расы больше, чем кроманьонцы, походили на неандертальцев. Это лишний раз напоминает о происхождении людей современного типа от неандертальцев.

О духовном развитии кроманьонцев свидетельствуют остатки их искусства: орнамент, фигурки зверей, вырезанные из слоновой (мамонтовой) кости, картины на стенах пещер, а также орудия охоты. Есть основание полагать, что даже лук и стрелы изобрели кроманьонцы. Возникает еще вопрос: могли ли они говорить? Мы знаем, что потребность в речи ощущалась людьми с того времени, как они стали производить орудия. Тогда же стала возникать звуковая речь. Теперь же, при развитой каменной технике, организованных охотах и облавах на зверей, при рыбной ловле, начале искусства, кроманьонцы, естественно, должны были обладать развитой членораздельной человеческой речью. Обратимся к анатомическим особенностям кроманьонцев. У них на нижней челюсти более или менее выражен подбородочный выступ, к задней стороне которого прикрепляются мышцы языка: они сообщают этому органу разнообразные и тонкие движения; можно думать, что и гортань этих людей мало чем отличалась от гортани современного человека. Мозговые извилины, связанные с членораздельной речью, у кроманьонцев развиты приблизительно в той же мере, как у современных людей. Все это позволяет сделать вывод, что и речь их была такого же характера, как и ныне звучащая в человеческих устах, т. е. членораздельная. Но этой высшей форме речи, конечно, предшествовала другая форма, более простая — речь звуковая и частично язык жестов. Эти формы речи существовали у неандертальцев и питекантропов. Язык жестов, по-видимому, всегда играл только вспомогательную роль и никогда не мог собой заменить звуковую речь.

О развитии человеческой речи анатомия и антропология говорят следующее. Возможность и потребность речи стали возникать у древнейших людей (питекантропов), но не получили у них значительного развития. Древние люди — неандертальцы — сделали в этом отношении шаг вперед, однако аппарат речи еще не преобразовался у них до конца. Лишь у людей современного типа, появившихся на Земле в конце ледникового времени, в пору так называемого верхнего палеолита осуществилось полное преобразование речевых органов и развилась членораздельная речь. В процессе совместного труда, как писал Энгельс, у людей возникла потребность сказать что-то друг другу. Потребность создала себе орган. Неразвитая глотка предков современного человека преобразовывалась медленно, и органы рта постепенно научились произносить один членораздельный звук за другим. Речь была порождена общественным трудом людей. Развиваясь, она в свою очередь влияла на труд, чрезвычайно облегчая человеческим группам нужные для труда организацию и порядок. Овладение речью двинуло вперед всю технику доисторических людей.

Люди широко расселились по Земле и жили в различных природных условиях. Пришлось приспосабливаться в каждом месте к особым условиям. У людей возникли разные привычки и сноровки, разные формы быта. Приспособляясь к разным условиям климата, почвы, к разной воде, заболеваниям, люди не только изменяли свой быт, но и свою физическую природу. Так возникли среди людей разные особенности внешнего вида, другими словами, возникли человеческие расы. С течением времени эти особенности внешности закрепились по наследству, стали прочно передаваться от родителей к детям. Расовые признаки сделались стойкими, произошло разделение человечества по некоторым признакам внешнего вида на несколько рас. Современные антропологи различают три большие расы: белую (европеоидную), желтую (монголоидную) и черную (негроидную). Но все эти три расы едины по своему происхождению, так как все они произошли от неандертальцев. Все они едины и по своей организации, потому что все хорошо приспособлены к передвижению на двух ногах, у' всех руки способны выполнять работу, все знают огонь, все говорят членораздельно и у всех речь строится по определенным грамматическим правилам. Единство человеческих рас проявляется и в устройстве черепа. Все современные люди обладают подбородочным выступом на нижней челюсти, у всех отсутствует сплошной надглазничный валик, а вместо него бывают надбровные дуги, лоб у всех рас высокий, большое затылочное отверстие лежит примерно на середине основания черепа, лицевые кости сравнительно невелики, и вообще лицо не выступает сильно вперед. Умственные способности у всех рас в среднем одинаковы.

Единство происхождения всех современных человеческих рас и их тесное кровное родство между собой подтверждаются также постоянным их смешением и полной жизнеспособностью потомства от смешанных браков. Исторические события с давних времен способствовали смешению. Этому помогали бесчисленные войны, набеги, торговые сношения, переселения народов, дальние походы, вроде «крестовых», эмиграции и т. д. В результате не осталось совсем «чистых», не смешанных рас. Очень смешанно население Европы, США и других стран. Среди жителей Центральной и Южной Америки преобладают смешанные народы (метисы разных степеней).

Хотя равноценность рас широко известна, империалисты не перестают пропагандировать человеконенавистнические, фашистские учения о мнимой неполноценности негров и многих других народов, над которыми якобы нужна «опека» со стороны экономически развитых стран.

Обращаясь к расовым различиям, мы видим, что они сказываются прежде всего в наружных чертах, таких, как цвет кожи, окраска волос, цвет глаз, форма носа, губ, особенности строения век, и в некоторых других мелких признаках. Расовые различия не распространяются на те существенные для человеческой жизни особенности, которыми человек отличается от обезьян. Нет ни хвостатых рас, ни волосатых, ни таких, у которых верхние конечности были бы длиннее нижних, нет рас, которые не были бы способны всесторонне культурно развиваться. Все расы биологически равноценны и полноценны. Не существует рас «высших» или «низших».

В Советском Союзе успешно разрешены национальный и расовый вопросы: осуществлено полное равноправие граждан СССР во всех областях государственной, общественной, политической и культурной жизни независимо от их национальной и расовой принадлежности.

Против национального и колониального гнета, за полную независимость и равноправие ведут борьбу народы всех стран, где еще сохранились остатки колониализма или полу-колониализма.

 

* * *

К концу ледникового периода численность населения увеличивалась, но рост его сдерживался недостатком питания. Охота и рыбная ловля не могли прокормить большого населения. После удачной охоты пищи было в избытке, но нередко наступали периоды голода со всеми ужасными последствиями. Естественно, люди стремились как-нибудь обеспечить себя на голодное время. Они собирали все, что было пригодно в пищу: плоды, клубни, коренья и др. Когда мужчины охотились, женщины и дети собирали съедобные коренья и травы. Они выкапывали коренья заостренными кольями, иногда насаживая на конец кола камень, который облегчал им работу. Еще недавно так поступали некоторые южноафриканские племена. Для успеха подобных сборов важно «знать места». Туда, где удалось собрать больше кореньев, пригодных для еды, люди возвращались снова и снова. Они заметили, что через некоторое время коренья опять отрастают. Несколько таких полей, богатых клубнями, кореньями, семенами и др., обеспечивали человеческую группу продуктами питания, и она оставалась жить на этом месте. Это было первым шагом к земледелию. Палки с камнями, которые применялись при сборах, были первыми земледельческими орудиями — мотыгами. Гораздо раньше обработки земли с помощью домашнего скота люди практиковали мотыжное земледелие, напоминающее примитивное огородничество. Конечно, продуктивность такого земледелия была очень низкой.

Другим важным шагом на пути экономического развития человечества было приручение, а потом и одомашнение животных. С чего оно началось? Ясно, что сначала животных приручили, а потом добились размножения их в неволе; так животные сделались «домашними». Считают, что первым и древнейшим домашним животным была собака. Она произошла от прирученных волков или шакалов. Но окончательного слова исследователи в этом вопросе еще не сказали. Доисторические охотники, убив волчиху, находили ее щенят и брали их домой. Волчата, выросшие вместе с людьми, становились как бы членами семьи, ходили вместе с людьми на охоту, делили удачи и неудачи, а при случае могли кое-чем и помочь хозяину. Устанавливалась своего рода дружба между охотником и прирученным волком. Такого рода отношения, вероятно, существовали сотни лет, прежде чем от приручения дело перешло к одомашнению.

Домашнее животное не только рождается в неволе, оно не покидает хозяина, даже если ему предоставлена полная свобода.

Когда животное становится домашним, с ним происходят некоторые перемены. Сероватая или буроватая покровительственная окраска дикого зверя у домашнего животного сменяется более яркой, нередко пестрой и пятнистой. Форма головы изменяется, так как лицевая часть черепа укорачивается. Изменяются и мозг, и органы чувств. Появляются новые привычки. Например, собаки могут рычать, визжать, выть и лаять, тогда как у волков эти способности, кроме воя, меньше развиты. Если собаки дичают, они теряют способность лаять.

Нашим доисторическим предкам собаки приносили огромную пользу. Они сторожили жилье, помогали на охоте, ходили в упряжке. Но самое главное, собака сделала возможным приручение других животных, например овец, которые составляли основу скотоводства во многих степных местах.

Древнейшие остатки костей собаки были найдены при раскопках на Ладожском озере. Это была крупная собака, по-видимому, уже давно одомашненная человеком. В честь выдающегося русского палеонтолога, который производил эти раскопки, ее назвали «собакой Иностранцева». Потом открыли несколько других пород доисторических собак. Из них особенно интересен так называемый «торфяной шпиц», древний прародитель современного шпица.

Земледелие, начавшееся с грубой обработки земли мотыгой, и скотоводство — с приручения и одомашнения собаки — внесли в человеческую жизнь много нового. Одновременно и техника обработки камня сделала большой (и последний) шаг вперед: люди научились шлифовать и стачивать камень. Наступил так называемый «новокаменный век», или неолит. Во время неолита жизнь приняла новые формы, оказалась более обеспеченной, и численность населения увеличилась. В Европе неолит начался примерно около 10 тыс. лет назад и продолжался до начала эпохи металлов, т. е. закончился приблизительно за 4 тыс. лет до нашего времени.

В это время люди научились изготовлять глиняную посуду, стали не только жарить, но и варить себе пищу: большое количество неолитической глиняной посуды («керамика») дошло до нас, конечно, по большей части в виде черепков, в неолитических погребениях.

Дорогу к дальнейшим успехам в области культуры человечеству расчистили еще два великих открытия: письменность и способы счета.

От орнамента люди перешли к изображениям животных и разных предметов. Из этих изображений постепенно развился такой способ письма, при котором каждый знак изображает какой-либо предмет. Такое письмо было, например, у древних китайцев, у древних египтян.

У египтян наряду со знаками, изображающими предметы, возникли знаки для изображения звуков. Это были буквы. Буквенную письменность у египтян заимствовали и усовершенствовали финикияне. От финикиян алфавит получили греки, от них — римляне (латинский алфавит). От греков же была взята азбука славянскими народами, из которой после некоторых изменений был создан русский алфавит.

В основу древнейшего способа счета и меры люди положили собственное тело. Первоначально люди считали, пользуясь пальцами рук и ног. От десяти пальцев возникла «десятичная система счисления», которая является основой арифметики, а через нее и остальной математики.

При первых попытках что-либо измерить человек был еще больше связан с собственным телом, чем при счете. Первоначальными мерами ему служила рука и нога, длина шага. Следы этого сохранились в самих названиях: «фут» — стопа, «дюйм» — большой палец руки, «четверть» — ширина пяти и в то же время четверть аршина и т. д. указывают на размеры тела.

Но постепенно эти неточные и произвольные меры стали уступать место другим, более точным и независимым от размеров человеческого тела. Такова, например, метрическая система.

Сложен был путь развития человека. Но за миллион лет своего существования человек преодолел все трудности и из обезьяноподобного полузверя превратился во властелина природы. И это преобразование совершил труд.