Первые шаги в развитии человека


Чтобы ознакомиться с остатками древнейших людей на Земле, мы должны перенестись к южным берегам Азии на тонущий в тропической зелени о-в Ява, где нашли остатки древнейших людей. Первую находку сделал голландский врач Эжен Дюбуа. Он с молодых лет горел желанием найти следы древнейшего человека. Всю свою огромную энергию, все свои силы, время и здоровье Дюбуа отдал этим поискам, и его труды увенчались успехом. В 1891 — 1893 гг. он произвел раскопки на берегу р. Соло, близ селения Триниль, и на значительной глубине откопал зубы, черепную крышку и бедренную кость изумительного существа. По строению бедренной кости было видно, что это существо ходило на двух ногах, а кость почти не отличалась от человеческой. Зато черепная крышка была совсем особого строения. Она была меньше, чем у современных людей, но много больше, чем у самых крупных обезьян, например у гориллы. У нее был выступающий надглазничный валик и очень сильно запрокинутый назад лоб, переходивший в очень плоское темя. Мозг, который должен был помещаться в таком черепе, имел объем около 850 см3, т. е. был много меньше мозга человека (около 1400 см3) и больше мозга гориллы (около 600 см3 у крупных самцов).

Значит, это существо совмещало в себе признаки человека (прямохождение) с признаками крупной обезьяны. Кроме того, оно имело мозг, который был больше обезьяньего и меньше мозга человека. Дюбуа назвал открытое им существо обезьяночеловеком, по-гречески питекантропом. С питекантропа и начинается развитие человека.

Через 45 лет после Дюбуа недалеко от Триниля сделал несколько находок другой исследователь — Р. Кёнигсвальд. Он нашел черепные крышки еще трех питекантропов, а также череп ребенка (трех-четырех лет) — самого древнего из всех найденных питекантропов. Кёнигсвальду удалось уточнить и время жизни древнейших питекантропов: они жили почти миллион лет назад. Самое же главное, Кёнигсвальд нашел орудия, которые (надо полагать) служили питекантропам для работы и охоты. Они были найдены не с костями, но они залегали в тех же самых слоях, в которых или под которыми находились остатки питекантропов. Эти орудия — каменные пластины, отщепы камня, а также «ручные рубила»; последних было немного. «Ручные рубила» — это камни, которым придавали форму миндалин с заостренными краями. С этой целью их обивали другим камнем.

Значит, питекантропы были существами, изготовлявшими орудия из камня. Надо думать, что они делали и деревянные орудия, которые давно истлели в земле. Изготовление орудий есть уже чисто человеческая деятельность. Даже первые, самые примитивные, самые грубые орудия ставили людей на большую высоту по сравнению с животными и давали огромные преимущества. Изготовление орудий есть рубеж, отделяющий животных от людей. Пред-люди, т. е. австралопитеки (см. ст. «Высшие обезьяны и наши предки из мира животных»), собирали подходящие камни, выламывали дубины, хватали острые кости или рога убитых животных и, как могли, использовали эти предметы. Люди стали их предварительно обрабатывать, стараясь придать им наиболее выгодную и удобную форму; тем самым они создавали новые вещи, каких в природе не было. Ручное рубило само не возникает — оно результат человеческого труда, человеческих усилий. Эта человеческая деятельность, по существу совсем другая, чем простое собирание того, что есть. Это — начало производства. Техника выработки каменных орудий нам кажется очень простой; но как ни проста она, ей надо было учиться.

Некоторые члены первобытного стада питекантропов, занимаясь много лет выработкой каменных орудий, накапливали в этом деле опыт. Они быстрее и лучше справлялись со своей работой; у них учились молодые и неопытные. Искусство обработки камня не было прирожденным: оно было началом человеческой техники, первым шагом на пути покорения и преобразования природы в соответствии с нуждами человека.

Владение хотя бы самыми простыми и грубыми орудиями давало людям огромные выгоды в их борьбе с хищниками и в других делах. Рука, вооруженная дубиной или острым камнем, могла поспорить по разрушительной силе удара с челюстями или лапами пещерного льва или медведя, особенно если на охоту шел не один человек, а делая группа. Искусственные орудия увеличили силу человека. Поэтому они вскоре сделались необходимыми для жизни людей, а их изготовление стало жизненной потребностью первобытного человека. Без труда' человечество уже не могло существовать. Труд, направленный на изготовление орудий, явился той главной особенностью человека, которая отличала его от животных. Но труд не мог быть делом людей-одиночек. Чтобы готовить орудия, надо было запасти камни, т. е. отыскать их, принести на стоянку, отобрать наиболее подходящие, выбрать отбойники, т. е. такие камни, которыми били по другим камням, а главное, надо было передавать другим членам первобытной группы навык и умение работать. Значит, в процессе труда было занято много людей. Следовательно, труд с самого начала по своей природе был коллективным, общественным. Но чтобы в нем с пользой для дела участвовать, надо было как-то понимать друг друга. И вот на основе коллективного труда начал создаваться человеческий язык. У людей были унаследованные от предков звуки, которыми они выражали некоторые свои переживания, например удовольствие, страх, гнев и т. д. Одними звуками самец звал самку; другими мать призывала к себе детенышей. Были особые звуки, которыми стадо предостерегалось от грозящей опасности, и т. д. В труде людям пришлось постепенно увеличить число и разнообразие издаваемых звуков и придать им новый характер. В то время как полученные от предков звуки выражали только переживания, вновь возникавшие звуки служили для выражения призывов и приказов. Это прежде всего нужно было при совместной деятельности. Так труд положил начало человеческой осмысленной речи. Речь, даже самая примитивная и грубая, еще больше отдалила человека от его предков — животных.

На первых же ступенях своего развития люди ознакомились с огнем и стали им пользоваться. Значение огня понимают многие животные. Звери бегут от степного пожара, но когда он утихает, они возвращаются, чтобы полакомиться испеченными плодами, клубнями, мясом обгоревших животных; они вынуждены делиться этой добычей с хищными птицами, которые часто целыми тучами вьются над пожарищем, ожидая, когда погаснет огонь. Не могли не знать силы огня и люди. Они его боялись, видя, как от удара молнии вспыхивали и сгорали деревья, как лесной пожар нес гибель всему живому; во они замечали и его благодетельную силу. Вероятно, даже австралопитеки ценили пользу огня. В одной из пещер, где они жили, рядом с черепом австралопитека нашли остатки золы и обугленные кости животных.

Однако люди далеко не сразу овладели огнем. Сначала они научились им пользоваться и поддерживать его. Умение же добывать огонь долгие века им было недоступно. Ведь даже современный культурный человек, очутившись в сыром лесу без спичек или зажигалки, не сумеет развести костер.

У первобытных людей были разные способы добывания огня. Чаще всего они пользовались теплом, которое получается при трении одного куска сухого дерева о другой.

Когда трущееся дерево начинало дымиться, на него дули, а на вспыхнувшее пламя бросали сухую траву, сухие ветки и т. п., чтобы пламя удержать. Способ получения искры от ударов камня о камень, который нам кажется самым простым и удобным, почти не применялся. Первобытный человек, боявшийся огня, не скоро постиг великое искусство получать его. Недаром поэтические легенды приписывают это искусство мифическим героям, благодетелям человечества.

Все сказанное не оставляет никаких сомнений, что питекантропы были людьми, а не обезьянами. Но питекантропы сильно отличались от людей современного типа. В строении их тела было еще много обезьяньего. Черепные кости у них были толстыми; над глазами нависали мощные валики; челюсти выступали вперед и имели крупные зубы. Мозговая коробка была невелика, а мозг значительно меньше, чем у современных людей. Таковы главнейшие признаки, сближающие питекантропов с обезьянами.

Не надо думать, что питекантропы жили только на одном о-ве Ява. Остатки очень похожих на них древнейших людей нашли и в некоторых других местах Земли. Прежде всего-надо сказать о знаменитых находках в Китае, близ Пекина. В течение 10 лет (1927 — 1937) там производились раскопки в пещерах Чжоу-коудянь; эти поиски принесли науке богатые плоды. Начиная с 1929 г. в пещерах Чжоу-коудянь было найдено около дюжины черепов, очень похожих на черепа питекантропов; многозубов; несколько крупных костей древнейших людей, а также остатки костров и много костей животных, частью расколотых и обожженных. Это говорит о том, что здесь обнаружены остатки поселений людей, которые приносили сюда плоды охоты, жили здесь и работали. Обнаружены и орудия их труда. Этих обитателей пещер назвали синантропами (от слова «сина», что значит — Китай). Но их можно было бы назвать китайскими питекантропами, настолько они похожи на древнейших яванских жителей. Когда жили синантропы? По-видимому, несколько позднее питекантропов. У них были каменные и, вероятно, костяные орудия, еще очень плохо обработанные. Но самое интересное — они широко пользовались в своей жизни огнем. Несомненно, синантропы умели его поддерживать, а может быть, и добывать, хотя сказать это с полной достоверностью еще нельзя. Синантропы имели несколько более крупные, чем у питекантропов, череп и мозг, хотя мозг их еще не достигал размеров мозга современных людей.

В Западной Европе тоже нашли остатки человека, жившего приблизительно в то же время, что и синантропы Китая. Это — нижняя челюсть гейдельбергского человека. В Германии есть старинный университетский городок Гейдельберг. Один профессор этого университета, много лет внимательно следивший за раскопками древних песков недалеко от города, получил в ноябре 1907 г. сообщение, что в этих песках обнаружена челюсть человека. Она была очень толстая, массивная и без подбородка (как челюсть обезьяны), но с человеческими зубами. Не было сомнений, что челюсть принадлежала очень древнему человеку, еще имевшему в своем теле разные признаки обезьяны (у него отсутствовал подбородок, огромной толщины была нижняя челюсть). Других костей этого человека не нашли. Никаких орудий или следов огня тоже не обнаружили. Зато тут же было найдено много костей разных животных. Почти все эти животные давно вымерли в Европе. Назовем некоторых из них: огромные носороги и слоны, пещерные медведи (они были почти вдвое больше нашего бурого медведя), зубры, древние лошади. Среди этих чудовищных и могучих зверей вел тогда свою жизнь человек. И все же он смог расселиться и по Азии, и по Европе. Мало того, остатки людей приблизительно того же времени были найдены и в Северо-Западной Африке, недалеко от Атласских гор. По названию этих гор, жившего там человека назвали атлантропом, хотя его, как и гейдельбергского человека, вполне можно было назвать питекантропом. Кости атлантропа отыскали всего несколько лет тому назад. На этот раз исследователю повезло больше, чем с гейдельбергским человеком: он нашел три челюсти, очень похожие на гейдельбергскую, кости животных и очень примитивные каменные орудия. Эта находка еще раз подтверждает, что питекантропы изготовляли орудия труда, а стало быть, обладали зачатками человеческой культуры.

Описанные находки древнейших людей, их орудий и тех животных, которые их постоянно окружали, составляют содержание нескольких страниц древнейшей истории человечества. Это— страницы из первой главы. Начала ее еще нет. Нет пока и окончания. Мы не знаем в точности, что произошло с питекантропами, не знаем, почему через 200 или 300 тыс. лет от них не осталось и следа, и совсем другие люди, с другой каменной культурой, окруженные другой природой, сменили их на Земле.

Эти 200—300 тыс. лет пока составляют огромное «белое пятно» в истории первобытного человечества. Однако пройдет немного лет, как на белом фоне этого пятна выступят яркие краски и поиски древнейших людей увенчаются новыми успехами, а историю первобытного человека можно будет проследить с новыми и еще более интересными подробностями.

Подводя итог всему сказанному, можно сделать один очень важный вывод: начало человеческому существованию положил труд; труд же привел и к возникновению речи. Сравнивая яванского питекантропа с китайским синантропом, мы убеждаемся, что последний был более жизнеспособен: он устроил поселения в пещерах, жил там большими группами, охотился на крупных зверей (об этом говорят обугленные кости больших копытных животных, найденные в пещере Чжоукоудянь) и вполне владел огнем. Эти факты указывают на большую роль труда в его общественной жизни. Но труд был также фактором преобразования и тела, так как требовал усовершенствования руки и мозга: мозг направляет движения руки. Это усовершенствование сказалось в увеличении объема мозга (и, стало быть, емкости черепа). Труд требовал улучшения работы органов чувств: глаз, ушей и органов осязания. До нас не дошли эти органы питекантропов и синантропов, но известно, что в своей работе они неразрывно связаны с деятельностью разных участков мозга; например, зрительный аппарат человека связан с затылочной частью мозга, а слуховой — с височной. Сделав слепки внутренней полости черепа, мы получаем как бы отпечаток мозга, на котором

видны его некоторые черты и соотношение частей черепа: лобной, затылочной и височной. Такие слепки изготовлены с черепов питекантропов и синантропов. По ним удается проследить, что, например, височная доля мозга у питекантропа и синантропа развита значительно больше, чем у человекообразных обезьян и у австралопитеков. Сильнее развиты и другие участки черепа, например та часть лобной доли, которая тесно связана с речью. Мозг питекантропов и синантропов отличается от мозга обезьян, но по своим небольшим размерам и по недостаточному развитию некоторых частей он еще далек и от мозга современного человека. Такие органы, как рука и глаз, упражняясь и совершенствуясь в процессе труда, влияют на мозг, а он, развиваясь все больше, в свою очередь оказывает влияние на эти органы. Все это иллюстрирует положение Ф. Энгельса о ведущей роли труда в становлении человека. Выдвинув это положение, Энгельс объяснил, как возникли и развились самые характерные человеческие особенности; все они явились продуктами трудовой деятельности.

Труд продолжал оказывать свое преобразующее действие на строение человека. Люди, которые сменили питекантропов и синантропов и, конечно, были их потомками, получили название неандертальцев. Оно происходит от Неандерталя — небольшой долины в Западной Германии, близ Дюссельдорфа, в бассейне р. Рейна. В одной из пещер на склоне этой долины в 1856 г. были выкопаны кости человека, поразившие тогдашних ученых необычным видом. Теперь такие кости называли бы обезьяноподобными. Мы видим в них доказательство родственных связей древних людей с обезьяньими предками. Тогда—сто с небольшим лет назад, до появления знаменитой книги Дарвина «О происхождении видов» — всякая мысль о сближении человека с обезьянами многим казалась дерзкой и даже греховной. Среди ученых того времени все нее нашлось несколько смелых людей, которые признали кости человека из неандертальской пещеры за остатки древнего доисторического обитателя Европы. Но большая часть ученых удовольствовалась странными и нелепыми, на наш взгляд, толкованиями. Одни говорили, что это кости больного рахитом и ревматизмом, другие — что это кости идиота, третьи объявляли их костями казака, который участвовал в изгнании Наполеона из России, был ранен, скрылся в пещере, где и умер.

Прошли годы, были сделаны новые открытия. В разных местах Западной Европы обнаружили человеческие черепа и скелеты в очень древних пластах земли вместе с остатками давно вымерших животных: мамонта, сибирского носорога, пещерной гиены и других. Кости эти были чрезвычайно похожи на неандертальские. Стало ясно, что когда-то был в Европе особый, ископаемый тип человека, который во многом отличался от современных людей. Представителям этого ископаемого типа и дали название «неандертальцев», которое так за ними и остается. Вместе с костями неандертальцев во многих случаях лежали в земле каменные орудия. Эти орудия были несравненно лучше обработаны и гораздо разнообразнее, чем орудия питекантропов и синантропов. Здесь были, например, «остроконечники» треугольной формы; их один конец был очень старательно заострен особым приемом, который называется ретушированием. Противоположный тупой конец служил как бы рукояткой; остроконечником можно было проколоть и разрезать толстую кожу убитого животного; может быть, эти остроконечники иногда прикрепляли к палкам (с помощью жил и смолы) и превращали в примитивные копья. Рядом с остроконечниками находят много «скребков»; одни из них имеют вид широкой пластинки с острым краем. С его помощью сдирали кожу, очищали ее от мездры, резали мясо и т. д. Были также скребки в форме долота. Кроме того, попадаются увесистые круглые камни; их удобно было бросать издали в животное, за которым охотились.

Неандертальцы широко пользовались огнем. Они жили большей частью в пещерах; там часто вместе с их костями и орудиями находят золу, уголь, обгорелые кости животных. По-видимому, неандертальцы питались плодами охоты, и охота была их главным занятием.

Какого же вида были неандертальцы? Они отличались как от современных людей, так и от питекантропов. Рост имели небольшой: мужчины обычно достигали 160 см, а женщины в среднем были на 10 см ниже. Зато неандертальцы были широки в плечах, имели очень широкую и объемистую грудную клетку и толстые кости. Это были крепкие, сильные и выносливые люди. Большая тяжелая голова сидела у них на короткой шее и была слегка опущена. Лицо казалось свирепым вследствие нависавших над глазами тяжелых валиков и выступавших вперед челюстей. До нас сохранились почти целые черепа этих людей, и по ним нетрудно восстановить их облик. Хотя голова их была большой и длинной, черепной свод был низок и лоб сильно западал назад. В труде неандертальцы были гораздо искуснее своих далеких предков — питекантропов. Об этом свидетельствуют разнообразные и хорошо обработанные каменные орудия, которые они изготовляли. Значит, они были лучше приспособлены к труду. Мозг у неандертальцев был очень большой. У многих он не только не уступал по размерам мозгу современных людей, но даже превосходил их.

Неандертальцы жили 200—100 тыс. лет назад в очень тяжелых условиях. Они были современниками оледенения Европы, при котором климат сильно ухудшился на многие десятки тысяч лет. Единственным средством добыть пропитание была для них охота. Наряду с охотой они занимались и рыбной ловлей, но это занятие стояло на втором плане. Жили неандертальцы в пещерах, где находили себе приют от холода и непогоды. Однако и это жилье им приходилось отвоевывать у могучих противников — пещерных медведей, пещерных гиен и других зверей. Изгнав этих жильцов, люди раскладывали костер у входа в пещеру. Огонь обогревал, давал уют и отпугивал зверей. Огонь в это суровое время стал другом и помощником человека. В такой трудной обстановке жили тысячи поколений неандертальцев, жили все одним укладом. Они были немногочисленны, так как прокормиться было трудно, и жизнь их была непродолжительна. Очень редко попадаются кости стариков-неандертальцев; почти все найденные кости — людей среднего возраста: они погибали, не дождавшись старости. Но все же постепенно население увеличивалось, и неандертальцы расселялись по Земле. Их остатки находят на гораздо большей территории, чем остатки питекантропов и синантропов. Неандертальцы жили почти во всей Европе, Азии и Африке. В пределах Советского Союза костные остатки неандертальцев найдены в Крыму, в пещере Киик-Коба (1924), и в Южном Узбекистане, в пещере Тешик-Таш (1938).

Что же сталось с неандертальцами? Они не дожили до нашего времени. Их место заняли люди другого вида, которые и теперь живут на Земле. Откуда взялись эти новые люди и в каких отношениях были они с неандертальцами? Перед этими вопросами и стоит наука.