«От каждого — по способностям»


 «Все... развалилось или разваливается. Промышленность вышла из строя. Нигде не видно новых вещей. Все магазины закрыты. Это мертвые магазины — они никогда не откроются вновь.

Люди ютятся в еле освещенных комнатах... Скоро с серого неба... начнет падать холодный дождь, а за ним снег. Ночи становятся все длиннее, а дни все тусклее».

Фразы эти не из фантастического романа, хотя их автор — Герберт Уэллс, известный писатель-фантаст. Это — отрывок из книги «Россия во мгле», которую он написал, посетив нашу страну в 1920 г., в тяжелую пору гражданской войны и разрухи.

«История не знает ничего, подобного крушению, переживаемому Россией, — писал Уэллс.— Если этот процесс продлится еще год, крушение станет окончательным... города опустеют и обратятся в развалины, железные дороги зарастут травой».

Автор «Борьбы миров» и «Человека-невидимки» глубоко ошибся: прошел не год — прошло более сорока лет, а Страна Советов живет, она окрепла и выросла, превратилась в могучую индустриально-колхозную державу. Пожалуй, всей прославленной фантазии Уэллса не хватило бы, чтобы описать гигантские ГЭС и АЭС, космические корабли и другие достижения советских людей.

Эти достижения изумительны, но секрет их прост: наш народ трудится не на богачей, не на праздную знать, а на себя. Наш лозунг — «от каждого — по способностям, каждому — по труд у», а это значит: чем лучше мы работаем, тем зажиточнее живем. Поэтому добросовестный, самоотверженный труд является нравственной нормой нашего социалистического общества; те, кто честно трудится, окружены у нас всеобщим почетом, а лодырям и тунеядцам наш народ говорит: «Кто не работает — тот не ест!»

«От каждого—по способностям» — это повседневный трудовой героизм, рожденный сознательностью советского человека; это патриотический порыв Михаила Гаврикова, одним из первых поехавшего на новостройки Сибири; это подвиг комсомольца Оморкула Султаналиева.

...Из далекого горного района пришла тревожная весть: дороги занесены небывалым снегопадом, люди остались без пищи и топлива. В горы тотчас двинулась большая автоколонна с продовольствием и топливом, но и она завязла в сугробах. Тогда на расчистку пути отправился на своем тракторе Оморкул Султаналиев.

Сорокаградусный мороз перехватывал дыхание, обжигал лицо, но Оморкул настойчиво пробивался вперед. Два дня и две ночи безостановочно шел его трактор, поднимаясь все выше и выше в горы, а за ним длинной вереницей ползли машины. На третьи сутки колонна достигла цели, преодолев сто семьдесят километров труднейшего пути.

Обреченные на гибель люди были спасены.

«От каждого — по способностям» — это упорный труд не только отдельных людей, но и целых коллективов. Нет преград такому труду!

«Глухая тайга, непроходимая без топора. Нет даже троп. Прокладка дороги согласно техническим условиям невозможна», — писали о районе Абаканского хребта обследовавшие его царские инженеры. А в 1956 г. сюда по комсомольским путевкам пришли три тысячи юношей и девушек. Два года боролись они с тайгой и морозами и победили: от Абакана до Сталинска пролегла стальная колея...

«От каждого — по способностям» — это, в итоге, неустанная созидательная деятельность всего советского народа. Как ручейки, сливаясь, образуют полноводную реку, так честный труд миллионов советских людей способствует стремительному развитию нашей Родины.

А знаешь ли ты, что лозунг «От каждого — по способностям» относится и к тебе? Пусть ты не строишь дома, не добываешь нефть, не варишь сталь — все равно: от тебя сегодня зависит, насколько полезным народу ты станешь завтра.

...Кажется, на что уж легкое дело — водить рашпилем по доске! Но и это занятие оказалось непосильным для Игоря Чернявина, когда он впервые встал к верстаку. Коварные проножки поминутно вырывались из рук, рашпиль скользил не по детали, а по пальцам... Игорь понял, что он просто-напросто не умеет работать.

Всякому делу надо учиться, но зато нет такого дела, которому нельзя было бы научиться: через несколько дней Игорь нашел «общий язык» и с рашпилем, и с проножками.

Наверное и у тебя, когда ты в первый раз взял в руки молоток, рубанок или грабли, были такие же неприятности, как у Игоря. Но зато теперь ты уже многое умеешь делать (кстати, если ты еще не знаком с Игорем Чернявиным и его друзьями — непременно прочитай книгу Антона Семеновича Макаренко «Флаги на башнях»).

Но как быть, если дело, которому ты учишься на уроках труда, не привлекает тебя? Из вас готовят, скажем, слесарей-электриков, а ты хочешь стать геологом; класс трудится на свиноводческой ферме, а ты мечтаешь работать на автозаводе, — стоит ли в этом случае стараться всерьез овладеть профессией слесаря или животновода?

Безусловно, стоит.

Известно, например, что композитор Бородин был также и крупным ученым-химиком; такое сочетание профессий сделало его жизнь более разносторонней и интересной. В наши дни каждому полезно овладеть несколькими специальностями: подумай, сколько может сделать для своего колхоза Умиргали Набиев из Казахстана, который в 18 лет уже имел профессии шофера, тракториста, слесаря, киномеханика и электрика!

Кроме того...  но здесь в наш рассказ снова просится Игорь Чернявин. Дело в том, что в тот первый день Игорь — здоровый, крепкий парень, — поработав совсем недолго, вдруг почувствовал усталость. Вокруг него кипела работа, а ему казалось, что все сговорились против него: и товарищи, занятые своим делом и потому не обращавшие на Игоря внимания, и непослушные проножки, и даже мухи, обыкновенные мухи, налетевшие на взмокшего от пота новичка.

А устал Игорь потому, что он не привык к длительному физическому напряжению, не привык к труду. Значит, если ты хочешь, чтобы твой труд приносил пользу людям, воспитывай в себе привычку к работе, усидчивость, умение доводить начатое дело до конца. Эти качества нужны не только для физического, но и для умственного труда: разве не бывало так, что ты бросал нерешенной сложную задачу, когда у тебя «не хватало терпения»?

Существуем лишь один способ приучить себя к труду, но зато этот способ прост и доступен каждому: надо ... трудиться, а привычка появится сама собой. Поэтому будь особенно прилежен на занятиях по труду.

Но даже умелый, привычный к труду человек не всегда работает «по способностям». За примером ходить недалеко: даже в твоем классе наверняка есть мальчики и девочки, которые вполне способны учиться на «4» и «5», а между тем их дневники пестрят «тройками», а глядишь, и «двойка» промелькнет. Чего же не хватает таким школьникам?

Трудолюбия. Человек, любящий свой труд, просто не может работать небрежно, спустя рукава, не может мириться с браком — ведь любить-то можно лишь то, что хорошо и красиво! Ударник коммунистического труда Виктор Демин сказал однажды: «Бракованную деталь неприятно взять в руки», — а разве «тройка», полученная способным учеником, не брак?

Чтобы полюбить свой труд, нужно прежде всего повысить его качество. И знаешь, что интересно? С аккуратно заполненной тетрадью и обращаться приходится аккуратно, рука не поднимется скомкать ее или разорвать; вещь, сделанную «на совесть», не бросишь на пол: ее бережешь, потому что в ней заключена частица твоего или чужого, но добросовестного труда. Так трудолюбие ведет за собой аккуратность и бережливость.

Однако и это еще не все.

Акакий Акакиевич Башмачкин, герой повести Н. В. Гоголя «Шинель», целиком отдавал себя работе — переписыванию бумаг. «Мало сказать: он служил ревностно, — нет, он служил с любовью...

Написавшись всласть, он ложился спать, улыбаясь заранее при мысли о завтрашнем дне: что-то бог пошлет переписывать завтра?» Но как-то раз ему поручили не переписать, а самостоятельно составить документ, и «это задало ему такую работу, что он вспотел совершенно, тер лоб и наконец сказал: «Нет, лучше дайте я перепишу что-нибудь».

Если вспомнить наш разговор о муравьях и пчелах, как не сравнить Башмачкина с «трудолюбивым» муравьем! Ведь Акакий Акакиевич, этот убогий чиновник, знал в жизни только одно — работу, работу в полном смысле слова «муравьиную»: без осознанной цели, без мысли, без попыток внести что-то свое. Если бы все люди работали так, как он, мы по сей день сидели бы с лучиной и были бы убеждены, что гром бывает оттого, что Илья-пророк в колеснице по небу катается.

Нет, Акакий Акакиевич при всем его трудолюбии для нас не образец. Труд человека— не муравьиная возня, труд человека — это сознательное применение своих сил и способностей для достижения определенной цели!

Наша цель велика и благородна, поэтому советские люди трудятся «с огоньком», они стремятся работать творчески. Творческий труд — высшая форма труда: от него не устают, напротив, в нем черпают силы и бодрость, он делает жизнь полнокровной, он захватывает и увлекает человека гордой радостью созидания.

...Токари трудились неплохо, и все-таки цех тормозил работу всего завода. Комсомолец Генрих Борткевич задумался: нельзя ли заставить станки работать быстрее? Поставив резец из твердого сплава, он дал 180 м/мин вместо обычных 60—80. Дневная норма — за три часа! Но Генрих хотел трудиться еще продуктивнее. Он укрепил фундамент станка, чтобы предотвратить вредную вибрацию, и стал резать металл со скоростью 340 м/мин. Однако и это не было пределом: изготовив резец особой конструкции, Борткевич добился скорости резания 700—800 м/мин. Так до него не работал ни один токарь в мире!..

Воспитывать в себе творческое отношение к ТРУДУ тоже нужно со школьной скамьи, тогда, за какое бы дело ты ни взялся в будущем, ты сумеешь стать не только тружеником, но и творцом.