Почему сворачивается кровь? Разгаданная тайна крови


Рассматривая под микроскопом окрашенный мазок крови человека, можно увидеть, что, кроме эритроцитов и лейкоцитов, в ней есть местами одиночные, местами собранные в кучки мелкие образования (диаметром 2—3 мк), густо заполненные красновато-фиолетовой зернистостью. Это третий форменный элемент крови — кровяные пластинки, или тромбоциты. В 1 мм3 крови здорового человека содержится от 150 до 350 тыс. тромбоцитов. Они активные участники процесса свертывания крови, т. о. образования сгустка, закупоривающего отверстие в поврежденном кровеносном сосуде. Если бы при ранении кровеносных сосудов кровь не свертывалась и образовавшийся сгусток не закупоривал отверстия, то любая рана или глубокий укол грозили бы человеку смертельным кровотечением. Так и бывает при некоторых редких заболеваниях, связанных с нарушением свертывания крови. Однако у здорового человека этого никогда не случается, и вот почему.

Как только кровь начинает вытекать из поврежденного сосуда наружу, растворенный в ее плазме белок фибриноген переходит в нерастворимое состояние — фибрин и выпадает в виде плотных нитей. Нити фибрина образуют сгусток. Этот сгусток — тромб закупоривает отверстие в поврежденном сосуде, и кровотечение прекращается.

Свертывание крови — это замечательное явление, защищающее человека от кровопотери. Механизм свертывания крови был изучен русским ученым А. А. Шмидтом.

Но естественный процесс свертывания крови предохраняет человека от потери крови лишь в том случае, если поражен небольшой сосуд. Ранение крупных кровеносных сосудов (особенно артериальных), в которых кровь течет под большим давлением, требует немедленной медицинской помощи, так как потеря человеком около половины всей крови смертельна.

 

РАЗГАДАННАЯ ТАЙНА КРОВИ

В наши дни самое тщательное исследование крови просто и доступно. В любой лаборатории за несколько минут можно получить точные данные о содержании гемоглобина в крови человека, о количестве эритроцитов и лейкоцитов в 1 мм3 ее. Для этого употребляются простые приборы: гемометр, микроскоп и так называемые счетные камеры.

Но самые ценные данные получаются при изучении под микроскопом окрашенного мазка крови. Удивительная картина открывается взору: в окрашенном мазке крови, взятой у здорового человека, можно увидеть множество округлых медно-красных телец с небольшим просветлением посередине — это эритроциты. Среди них то по одному, то кучками разбросаны тромбоциты и единичные лейкоциты. Лейкоциты сложны по своему строению. Протоплазма лейкоцитов у здоровых людей обычно розовая, а зернистость в одних клетках красная, в других фиолетовая, в третьих темно-синяя, а в некоторых ее нет совсем. Разнообразная окраска дает возможность различать лейкоциты между собой и судить о нормальном или измененном составе крови. Еще сто лет назад врачи, не зная окраски крови, не умели разобраться во всем разнообразии ее клеток. Тогда подобные попытки считались бесполезным занятием.

Однако история науки знает немало смелых новаторов, не останавливавшихся ни перед какими трудностями в борьбе за научные истины. Таким был и немецкий ученый Пауль Эрлих. Он обработал мазки крови специальной окраской и таким образом разделил лейкоциты на зернистые и незернистые.

Еще дальше Эрлиха в окраске клеток крови пошел русский ученый Дмитрий Леонидович Романовский. Составленный им раствор для окрашивания мазков крови помог раскрыть многие тайны ее: узнать, какие пути проходят клетки крови в своем развитии, как «фабрика крови» — костный мозг и другие кровотворные органы — бесперебойно, в течение всей жизни человека ежедневно вырабатывает сотни миллиардов разнообразных клеток крови, как восполняет эта «фабрика» ежедневные физиологические разрушения ее. Это открытие вошло в мировую науку как знаменитый «принцип окраски Романовского». Благодаря окраске крови по этому принципу ученые разобрались в разнообразных заболеваниях крови и научились лечить многие из них.

Если из капли кровотворного костного мозга, находящегося в концах трубчатых костей и в плоских костях (ребра, тазовые кости) человека, приготовить тонкий мазок, окрасить его по принципу Романовского, а затем рассматривать под микроскопом, увеличивающим в 900 раз, то можно увидеть клетки самой различной формы, величины и окраски. Ядра одних нежны и прозрачны, как тончайшее кружево; других, напротив, плотны и напоминают маленькие вишенки. А какие чудесные переливы красок от небесно-голубого и фиолетово-синего до нежно-розового! И все так четко отграничено: ядро, протоплазма, зернистость.

Однако разобраться во всем этом многообразии казалось на первый взгляд почти невозможным.

Но за изучение крови взялись немецкий ученый Артур Папенгейм и русский профессор А. Н. Крюков. Много лет Папенгейм и Крюков упорно изучали клетки крови и костного мозга. Тысячи мазков крови окрасили они, живя в разных государствах, используя один принцип окраски крови — по Романовскому. Работа ученых увенчалась полным успехом. Им удалось «расставить все клетки крови по полкам» и создать стройную теорию кровотворения.