Кровообращение


Чувствует ли себя человек счастливым, постигло ли его несчастье, угрожает ли ему опасность — все это и многое другое в жизни человека отражается на работе его сердца.

Часто люди говорят: «сердце замирает от страха», «сердце трепещет в груди от радости». Это значит, что ритм работы сердца изменяется в зависимости от состояния человека, его переживаний.

Поэты воспевают сердце, прозаики пишут о сердце, ашуги складывают песни о нем. С деятельностью сердца связывают начало и конец жизни.

От работы сердца зависит деятельность других органов и всего организма. Если сердце справляется со своей работой, то кровь своевременно и в нужном количестве доставляет нашим органам, тканям и клеткам кислород и питательные вещества, необходимые для них.

Конечно, деятельность сердца тесно связана с другими органами и находится под влиянием центральной нервной системы.

Человек может выносить большое физическое напряжение: лыжник — ставить мировые рекорды, альпинист — подниматься на неприступные горные вершины, а водолаз — спускаться в морские пучины, — если сердце вместе с другими органами приспосабливается к изменившимся условиям и начинает больше и быстрее накачивать кровь, обеспечивая организм необходимым количеством кислорода и питания.

Такую работу сердце может выполнить, если о нем заботиться и тренировать его.

Что же надо делать, чтобы иметь здоровое и тренированное сердце? Чтобы ответить на этот вопрос, надо ознакомиться с его строением и деятельностью.

 

ВЕЛИКИЙ НАУЧНЫЙ ПОДВИГ

С очень давних времен человечество интересуется строением и функциями своего организма, отдельных его органов, в том числе и сердца. Нет почти ни одного мыслителя древнего мира, который бы не затрагивал этих вопросов. В их трудах наряду с правильными представлениями есть много и фантастического, не основанного на фактах.

Например, «отец медицины» Гиппократ, живший в Греции 2400 лет тому назад, считал, что сердце — очаг теплоты и что в левом его желудочке находится не кровь, а поступающая туда из воздуха особая жизненная сила — пневма.

Другой выдающийся греческий мыслитель Аристотель, спустя сто лет после Гиппократа, анатомируя и исследуя животных, пришел к заключению, что кровь и теплота образуются в сердце, кровь одухотворяется особой жизненной силой и течет по венам, а в артериях находится воздух.

Выдающийся римский мыслитель и врач Гален (II в.) исправил некоторые ошибки и неточности Аристотеля, но не создал правильного представления о кровообращении. Гален считал, что кровь образуется из пищи в печени и по полой вене поступает в правую половину сердца. В левый же желудочек из легких поступает жизненная пневма. Через поры в перегородке, отделяющей правую половину сердца от левой, пневма смешивается с венозной кровью и «одухотворяет» ее. В результате венозная кровь превращается в алую, текущую по артериям. Связи между артериями и венами Гален не допускал.

Конечно, никаких пор в перегородке, отделяющей левую половину сердца от правой, нет. Не видел их и сам Гален. Но он допускал их существование, так как это отвечало его научным представлениям.

Мы привели фантастические представления Гиппократа, Аристотеля и Галена потому, что с теми или иными небольшими поправками они держались почти 20 веков и человечество 2 тыс. лет находилось в заблуждении. Эти взгляды превратились в догму и не подлежали критике. Вот отрывок из присяги, которую принимали студенты Болонского университета в Италии: «Ты должен поклясться, что будешь хранить и защищать то учение, которое публично проповедуется в Болонском

университете и в других знаменитых школах согласно тем авторам, уже одобренным столькими столетиями, которые объясняются и излагаются университетскими докторами и профессорами. Именно, ты никогда не допустишь, чтобы перед тобою опровергали или уничтожали Аристотеля, Галена, Гиппократа и др. и их принципы и выводы».

Только в 1628 г. вышла в свет книга выдающегося английского ученого Уильяма Гарвея под названием «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных». В этой книге вместо фантастических представлений древних мыслителей автор излагал свое новое стройное учение о кровообращении. И. И. Павлов в предисловии к русскому переводу его книги пишет: «Труд Гарвея не только редкой ценности плод его ума, но и подвиг его смелости и самоотвержения».

Да, действительно это был великий научный подвиг. Ведь еще не развеялся дым от костра, на котором был сожжен Джордано Бруно, писавший в ночь перед казнью: «Было во мне все-таки то, в чем не откажут мне будущие века, и потомки скажут: страх смерти был чужд ему, силой характера он обладал большой и ставил выше всех наслаждений жизни борьбу за истину». Погиб на костре испанский ученый Сервет, открывший малый круг кровообращения (см. ниже). Перед генеральным инквизитором был поставлен на колени семидесятилетний Галилей. Его заставили отречься от своего учения. Потрясенный, молчал французский ученый Декарт.

В эту эпоху безраздельного господства католической церкви и созданного ею страшного суда — инквизиции надо было иметь большое мужество, чтобы выступить с опровержением того, что было освящено церковью. Но Гарвей это сделал.

Ему пришлось выдержать большую борьбу не только с церковью, но и со многими «учеными». Его оклеветали. Он почти полностью лишился врачебной практики, потерял состояние и чуть не был заключен в дом умалишенных. С особенно большим ожесточением боролись против Гарвея профессора медицинского факультета Парижского университета Гюи Патен и Риолан. Эта борьба нашла отражение и в художественной литературе. Великий французский драматург Мольер в «Мнимом больном» высмеял Патена в образе доктора Диафаруса. А французский поэт Буало откликнулся на эту борьбу в своем произведении «Забавный случай».

Так, в непрерывной борьбе со старым и отжившим рождается новое в науке и жизни.

Уильям Гарвей принадлежит к числу немногих ученых той эпохи, которым посчастливилось увидеть торжество своего учения. С его именем связано начало современной научной физиологии и создание учения о кровообращении.