Как работают слюнные железы


Чтобы изучить работу слюнных желез, Павлов вместе со своим учеником Глинским разработал новый способ операции, который позволял в любой момент собрать чистую слюну без примесей пищи.

Операция оказалась очень простой. Как известно, слюна выделяется в полость рта по специальным выводным протокам. Чтобы заставить слюну выделяться не в полость рта, а наружу, конец протока одной из слюнных желез вместе с небольшим кусочком слизистой оболочки рта отделяют от соседних тканей. Затем через отверстие, проделанное в стенке полости рта, выводят конец протока наружу и прикрепляют его к коню. Уже через несколько дней после операции конец протока, окруженный слизистой оболочкой, хорошо приживляется и позволяет приступить к опытам.

Работа слюнных желез оказалась очень сложной и разнообразной. С изумительной точностью и постоянством железы отвечают на различные раздражения.

Вот один из обычных опытов на собаке с выведенным наружу протоком околоушной слюнной железы.

Собака стоит в станке. У нее на коже щеки хорошо виден бугорок — здесь приживлен наружный конец протока. Стоит дать собаке пищу, как из отверстия посредине бугорка начинает выделяться слюна.

Опыт начинается с прикрепления воронки к выстриженному вокруг бугорка участку кожи.

Дождавшись полного покоя слюнной железы, к воронке подвешивают маленькую пробирку для собирания слюны.

Вот прошла минута, за ней другая, третья — из воронки не вытекло ни одной капли слюны.

Теперь можно подставить кормушку с нарезанными кусками сырого мяса. Собака принимается за еду. Ровно через минуту после начала еды пробирку снимают и смотрят, сколько выделилось слюны.

Спустя несколько минут, когда отделение слюны полностью прекратится, подвешивают новую пробирку и испытывают действие другого сорта пищи.

Опыт показывает, что на различные раздражители выделяется слюна неодинаковая и по количеству и по составу. Например, если собаку кормят мясом, выделяется немного густой слюны, богатой слизью; слизь обволакивает мясо, и это облегчает его проглатывание.

Чтобы выяснить, как влияет на работу слюнных желез сухая пища, в лаборатории Павлова применяли порошок, полученный при растирании в ступке сухарей или заранее высушенного мяса. Когда собаке давали есть такой порошок, выделялось очень много слюны. Она была более водянистой, чем слюна, выделяющаяся после кормления свежим мясом или хлебом. Это и понятно: чтобы проглотить сухую пищу, надо ее предварительно хорошо смочить большим количеством жидкой слюны.

Если влить в рот собаки кислоту, слюна также выделяется в большом количестве, но более щелочная. Это предохраняет слизистую оболочку рта от вредного действия кислоты.

Обычно при попадании пищи в рот слюна выделяется из всех желез, но каждая из них работает по-своему. В ответ на одни раздражители слюна выделяется преимущественно из подчелюстной железы, в ответ на другие — из околоушной. Некоторые раздражители вызывают приблизительно одинаковую работу обеих желез.

 

ПОЧЕМУ «ТЕКУТ СЛЮНКИ»

Каждый из нас с детства знает, что нередко при одном только виде пищи, а иногда даже при мысли о ней текут слюнки. Стоит лишь вспомнить о вкусе лимона и представить себе, что кладешь кусочек его в рот, как почувствуешь отделение слюны.

Если собаку не кормят, а только дразнят пищей, слюны выделяется меньше, чем при кормлении. Однако и в том и в другом случае количество и состав слюны будут одинаково изменяться в зависимости от того, какая пища взята для опыта.

Вспомним, что мясо — слабый раздражитель слюнных желез, а сухари — очень сильный.

Если собаке с выведенным наружу протоком слюнной железы показать мясо, она будет рваться к нему, но слюны за минуту выделится всего лишь 0,2—0,3 см3. Если ту же собаку дразнить истолченными в порошок сухарями, то за тот же срок слюны выделится в два-три раза больше. И это несмотря на то, что сухарный порошок не вызывает у собаки стремления к еде, а иногда она даже отворачивается от такого угощения.

Когда пища попадает в рот, она вызывает здесь возбуждение окончаний центростремительных нервов. В ответ на это уже знакомым нам рефлекторным путем начинает отделяться слюна. При виде пищи происходит такой же рефлекс, но только начинается он с нервных окончаний не в полости рта, а в глазу.

Есть, однако, весьма существенное различие между рефлекторными ответами на введение пищи в рот и на ее вид.

Когда щенок впервые в своей жизни берет мясо в рот, у него рефлекторно отделяются слюна и другие пищеварительные соки. Иначе действуют вид и запах мяса. Они вызывают отделение соков лишь после того, как животное хотя бы один-два раза ело его.

Рефлекс на введение мяса в рот такой же постоянный, прирожденный, как и рефлекс отдергивания руки при уколе. И укол, и появление во рту пищи — непосредственно действующие на организм и не безразличные для него раздражители.

Иное дело вид какого-нибудь вещества или исходящий от него запах. Если это вещество никогда еще не было во рту у собаки, его вид и запах не вызовут отделения слюны. Другими словами, рефлекс на вид или запах пищи не постоянный и не врожденный. Он возникает, приобретается в течение жизни, в результате жизненного опыта.

 

УПРАВЛЯЮТ ЛИ НЕРВЫ РАБОТОЙ ЖЕЛУДОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ

В годы, когда Павлов приступал к изучению работы органов пищеварения, немецкий физиолог Гейденгайн, считавшийся одним из лучших специалистов в этой области, писал: «Результаты многочисленных опытов гласят, несомненно, что приходящие к желудку нервы не обладают никаким влиянием на отделение желудочного сока».

Однако Павлов был глубоко убежден, что работа всех органов тела, в том числе и желудочных желез, управляется нервной системой. Разве можно было в этом сомневаться, когда практическая медицина полна примеров нарушения пищеварения под влиянием заболеваний нервной системы?

Наблюдения над некоторыми больными показали, что достаточно пище попасть в рот, чтобы началось выделение желудочного сока. Так, у одной женщины срослись стенки пищевода, и пища не могла попадать в желудок. Больная неминуемо погибла бы от голода, если бы ей срочно не сделали фистулу желудка, через которую ее и кормили. Всякий раз, когда женщина брала в рот что-нибудь сладкое или кислое, у нее через отверстие фистулы начинал выделяться желудочный сок, хотя пища изо рта в желудок не попадала. Это подтверждало убеждение Павлова в том, что нервы управляют работой желудочных желез.

Но Павлов не ограничился этими наблюдениями и вместе со своей сотрудницей Шумовой-Симановской сделал собаке, уже имевшей фистулу желудка, еще одну дополнительную операцию: обнажил на шее животного пищевод, перерезал его, вывел оба конца наружу и укрепил их по краям кожной раны.

После операции пища, которую собака съедала, вываливалась наружу через отверстие перерезанного пищевода.

Если перед собакой ставили миску с несколькими кусочками мяса, она начинала с жадностью их поедать. Однако каждый проглоченный кусок тотчас же падал обратно в миску, вываливаясь через отверстие пищевода.

Стоя в станке, собака с фистулой желудка и с перерезанным пищеводом несколько часов подряд с жадностью глотала одни и те же куски мяса и не могла насытиться ими. При таком «мнимом» кормлении, как и предполагал великий ученый, из фистулы желудка выделялся совершенно чистый сок, не смешанный ни с пищей, ни со слюной. Вывод ясен. Если для отделения желудочного сока достаточно, чтобы пища попадала в рот, не попадая в желудок, значит, работа желудочных желез действительно подчинена нервной системе и управляется ею.