Как были открыты витамины


Это было в 1736 г. Русские корабли под командованием крупнейших мореплавателей Дмитрия Лаптева и Алексея Чирикова отправились на розыски Северного морского пути. Они были затерты льдами и зазимовали у побережья нынешнего моря Лаптевых. Скоро запасы свежих продуктов и овощей иссякли, кончилась и квашеная капуста. Команда перестала отличать завтраки от ужинов, так они стали однообразны: все те же сухари, солонина, сушеная рыба. И тут моряки один за другим начали заболевать цингой. Только отвар из хвои спас многих из них от гибели.

Во время второй Камчатской экспедиции знаменитого русского мореплавателя Витуса Беринга в 1741 г. корабли «Св. Петр» и «Св. Павел» прибыли на Командорские о-ва с экипажами, больными цингой. Здесь сам Беринг и многие моряки умерли от цинги. Остальные спаслись от смерти тем, что употребляли в пищу траву и зелень, собранную по указанию ботаника экспедиции Сгеллера.

Английский мореплаватель Джемс Кук в поисках средств, спасающих от цинги, разработал на своих кораблях в плавании 1772—1775 гг. морской противоцинготный паек, в который входил лимонный сок.

Цинга издавна была бичом мореплавателей и путешественников. От нее жестоко страдали экипажи кораблей экспедиций Васко да Гама, Магеллана и многих других. Без преувеличения можно сказать, что в эпоху парусного флота цинга унесла среди моряков больше жертв, чем все морские сражения.

В старой Руси цинга была обычной гостьей. Она не щадила ни простых людей, ни боярские и царские семьи. Люди долго искали средства, излечивающие это тяжелое заболевание, и постепенно обнаружили, что против цинги хорошо действуют свежее мясо, настои и отвары из хвои.

Так лечили цингу в XVI и XVII вв. русские землепроходцы и мореходы, продвигавшиеся на северо-восток нашей страны.

Народная медицина с давних пор знала также противоцинготное действие шиповника. Как лечебное средство он ценился в старину очень высоко. Для сбора ягод шиповника в степи нынешней Оренбургской области еще в XVI и XVII вв. посылались специальные экспедиции особых «конных травников», лекарей и лекарских учеников, обслуживавших царя, его семью и воинов. Сбором шиповника были обязаны заниматься и крестьяне.

Давно, свыше ста лет назад, начались и научные поиски средств, предохраняющих от цинги, пеллагры х, бери-бери 2. Причина возникновения этих болезней в то время не была разгадана, но наблюдательные люди угадывали какую-то связь между заболеваниями ими и характером питания. Так, например, в 1820 г. русский военно-морской врач Петр Вышневский первый высказал предположение, что в растительных продуктах содержится предохраняющее от цинги вещество. Замечательное открытие сделал в 1880 г. молодой русский врач Николай Иванович Лунин, занимавшийся изучением влияния различных пищевых веществ на организм животных. Производя многочисленные опыты, он обнаружил, что белые мыши, получавшие натуральное коровье молоко, хорошо росли и были здоровы, а мыши, которых он кормил отдельно всеми веществами, входящими в состав молока, — белками, жирами, молочным сахаром и минеральными веществами, погибали. Эти опыты позволили Лунину сделать важный научный вывод, что в состав молока, кроме известных уже химических веществ, входят еще какие-то не известные, но совершенно необходимые для жизни элементы.

Однако, как это часто бывало в царской России, Лунин не нашел поддержки в своих научных исследованиях и не смог их продолжать.

А между тем загадочные болезни — цинга, пеллагра, бери-бери — продолжали свирепствовать и уносить жертвы во всех странах мира.

В 90-х гг. прошлого столетия голландское правительство попыталось выяснить причины возникновения бери-бери. В г. Батавию (ныне Джакарта), на о-ве Ява, была послана комиссия. Но работа этой комиссии не принесла никакой пользы, потому что ученые пришли к ошибочному заключению, что бери-бери — заразная болезнь. Только один из участников комиссии, молодой военный врач Эйкман, не согласился с этим. Чтобы продолжить свои наблюдения и опыты, он остался на Яве. Голландское правительство не нашло нужным помочь ему деньгами. Эйкману пришлось экономить во всем. Иногда его скудных средств не хватало на прокорм подопытных кур. Тогда приходилось кормить их остатками вареного риса из кухни тюремной больницы, где было много больных бери-бери. Каково же было удивление Эйкмана, когда через некоторое время он обнаружил, что у кур начались судороги и параличи, т. е. те же явления, какие наблюдались у больных бери-бери.

Снова и снова ставил он опыты и, наконец, получил очень интересные результаты: больные куры быстро выздоравливали, когда их начинали кормить рисовыми отрубями.

Эти наблюдения привели Эйкмана к выводу, что при очистке риса из него удаляется какое-то вещество, предохраняющее от бери-бери.

В 1907 г. норвежское правительство, озабоченное многочисленными заболеваниями бери-бери среди моряков рыболовного флота, поручило ученым Холсту и Фрёлиху изучить питание на рыбачьих парусных судах. Эти ученые, проводя опыты на морских свинках, кормили их зерном и совершенно неожиданно вызвали у них не бери-бери, а типичную цингу.

Так поиски, впервые в мире начатые русским исследователем Луниным, шли все дальше и дальше. Но прошло долгих тридцать лет после открытия Лунина, прежде чем польский ученый Казимир Функ, работавший в Лондоне, получил в 1912 г. из рисовых отрубей (шелухи) кристаллическое вещество, которое, по его мнению, должно было бы излечивать больных от бери-бери. Функ полагал, что ему удалось выделить в чистом виде новое, необходимое для жизни химическое вещество. Он назвал его «витамин», что означает «жизненный амин» (амин — это химическое соединение, содержащее азот).

Функ высказал предположение, что причина заболеваний бери-бери, цингой, пеллагрой и рахитом — недостаток в организме тех или других витаминов. Он предложил назвать эти болезни «авитаминозами» (приставка «а» означает отрицание, авитаминозы — болезни, вызванные отсутствием витаминов в пище).

Предложенные Функом названия «витамины» и «авитаминозы» получили всеобщее признание и прочно вошли в науку и жизнь.

С 1918 г. вещество, предохраняющее от цинги, назвали витамином С. А в 1927 г. венгерскому химику Сент-Дьёрдьи удалось выделить из надпочечных желез животных, затем из апельсинов, капусты и красного стручкового перца неизвестную до тех пор органическую кислоту. Когда ее дали морским свинкам, больным цингой, они выздоровели. Так был найден противоцинготный витамин — один из важнейших для человека витаминов, — витамин С. В 1932 г. Сент-Дьёрдьи предложил назвать эту кислоту аскорбиновой (скорбут — по-латыни цинга, аскорбиновая кислота — противоцинготная кислота).