Разгадка поведения Рафаэля


Как безусловные, так и условные рефлексы могут быть различными по сложности. Они могут состоять из отдельных двигательных актов (отдергивание руки от укола — безусловный рефлекс, отдергивание руки при действии звука, сопровождавшегося уколом, — условный рефлекс) или из целой цепи их, следующих друг за другом в определенном порядке (вспомните поведение халикодомы).

Теперь, ознакомившись с образованием условных рефлексов и основными законами работы головного мозга, рассмотрим описанное выше поведение Рафаэля.

Следя за обезьяной, можно подумать, что ее действия возникли сразу в условиях предъявленной задачи. Но это не так. Они вырабатывались постепенно из отдельных двигательных условных рефлексов. Сначала у обезьяны вырабатывался условный рефлекс (или, как говорят, двигательный навык) составления пирамиды из ящиков и доставания подвешенной приманки, затем отдельно от этого рефлекса был выработан условный рефлекс наливания воды из бака в кружку и, наконец, рефлекс тушения огня.

Когда все эти рефлексы были выработаны, их стали объединять в определенной последовательности. Сначала Рафаэлю давали кружку с водой, и он, потушив огонь, доставал приманку. Затем ставили бак с водой, из которого Рафаэль брал воду в кружку и заливал огонь. И наконец, кружку подвешивали вместо пищи над вольерой. Мы застали Рафаэля как раз в то время, когда все отдельные рефлексы были связаны друг с другом.

Но можно ли сказать, что Рафаэль, как и человек, понимает значение отдельных своих действий и руководствуется этим пониманием в своем поведении? Нет. И вот почему. Посадим Рафаэля в клетку и положим перед ним на недосягаемом для него расстоянии приманку. Обезьяна начнет тянуться к приманке. Теперь внесем в клетку знакомые ему ящики, из которых он составлял пирамиду, чтобы достать высоко подвешенную приманку. Рафаэль немедленно начнет строить пирамиду, все время поглядывая на приманку. Почему он проделывает эти бессмысленные, не достигающие цели действия? Потому что у него нет общих (отвлеченных) понятий, которые есть у человека и которыми человек руководствуется в своем поведении. У Рафаэля имеется простой условный рефлекс — связь между отдельными раздражителями: вид приманки — составление пирамиды— еда. Если поставить в клетку ящики, но не положить за клеткой приманку, он составлять пирамиду не станет. Но как только Рафаэль увидит любимую пищу, он тотчас же приступит к постройке пирамиды.

В отсутствии у Рафаэля общих понятий можно убедиться на таком опыте.

Жаркий летний день, на небе ни облачка. На озере тихо. Оно словно стекло, вставленное в зеленую оправу. В 20 м от берега установлены два плота. На одном из них Рафаэль. Изнемогая от жары, он растянулся на плоту, закрыв рукой глаза от слепящих лучей июльского солнца. Время от времени, подвинувшись к краю плота, он зачерпывает воду банкой и выливает ее себе на ноги. К плоту подплывает лодка. Экспериментатор ставит на плот ящик с фруктами и кладет связанные бамбуковые шесты. У отверстия ящика установлен «аппарат с огнем». Рафаэль умеет из шестов делать помост для переправы на другой плот. Затем лодка подплывает к другому плоту, здесь устанавливается бак с водой. Рафаэль некоторое время смотрит сквозь круглое отверстие ящика на лежащие в нем фрукты. Но огонь мешает ему достать их. Проходит несколько секунд. Вдруг Рафаэль встает, берет в правую руку кружку и... экспериментатору кажется, что он сейчас зачерпнет воду из озера и зальет огонь. Но обезьяна спокойно перекладывает кружку из руки в ногу: кружка мешает ей соорудить помост между плотами. Затем Рафаэль перекидывает один конец связанных шестов на плот, переходит к баку с водой и, наполнив из него кружку, возвращается к аппарату с огнем. Воды оказывается недостаточно, и Рафаэль несколько раз переходит с плота на плот. Наконец, огонь потушен, и обезьяна достает приманку.

Почему же Рафаэль, умеющий зачерпывать воду из озера, заливает огонь только водой из бака? Потому что у него нет общего понятия «вода». Для него вода связана с теми или иными конкретными предметами и действиями. Например, огонь — бак — вода — заливание огня или озеро — вода — смачивание тела.

Отсутствие общих понятий и представлений определяет характер мышления обезьяны (см. ст. «Мышление»). Оно конкретно: в его основе лежат непосредственные связи тех или иных событий с явлениями и объектами внешнего мира — условными раздражителями. Условными же раздражителями могут стать лишь конкретные явления: звук, свет, запах, вид предмета (например, вид ящиков), — непосредственно воспринимаемые органами чувств животного.

Эти конкретные условные раздражители И. П. Павлов назвал сигналами, потому что они сигнализируют о наступлении тех или иных событий. Деятельность же головного мозга, улавливающую эти сигналы, — сигнальной деятельностью.

У человека, как и у животных, могут быть образованы условные рефлексы на конкретные раздражители. Если, например, сочетать у человека звук звонка с вливанием в рот кислоты, то быстро образуется условный рефлекс и звонок станет вызывать обильное выделение слюны. Но у человека звук звонка можно заменить словом «звонок» или фразой «звонит звонок». В ответ на них также последует выделение слюны. Если вы знаете вкус лимона, то при виде его непременно ощутите усиленное слюноотделение. Но оно может появиться, если кто-то просто скажет слово «лимон».

Таким образом, в высшей нервной деятельности животных и человека есть кое-что общее. Это общее заключается в возможности образования условных рефлексов на конкретные раздражители. Но у человека, кроме этого, могут быть образованы также и условные рефлексы на смысловое содержание слова или фразы, чего нельзя получить у животных.