Что такое первая и вторая сигнальные системы


Мы уже знаем, что любые сами по себе вначале безразличные, или, как их иначе называют, индефферентные, раздражители, совпадая во времени с действием безусловных, становятся для животного условными, или сигнальными, раздражителями. Они сигнализируют животному о наступающих событиях. «Для животного, — писал И. П. Павлов, — действительность сигнализируется почти исключительно только раздражениями и следами их в больших полушариях, непосредственно приходящими в специальные клетки зрительных, слуховых и других рецепторов организма. Это то, что и мы имеем в себе как впечатления, ощущения и представления от окружающей внешней среды, как общеприродной, так и нашей социальной, исключая слово, слышимое и видимое. Это — первая сигнальная система действительности, общая у нас с животными. Но слово составило вторую, специально нашу сигнальную систему действительности, будучи сигналом первых сигналов».

Таким образом, у человека имеются две сигнальные системы: первая, общая с животными, и вторая, специально человеческая, которой у животных нет. Какова же разница в сигнализации действительности при помощи сигналов первой и второй сигнальных систем?

Рассмотрим несколько примеров.

В период Великой Отечественной войны многим приходилось слышать звуки моторов вражеских бомбардировщиков. Сочетаясь с последующим взрывом бомб, они становились сигналами бомбежки, сигналами опасности.

Таким же сигналом был и звук сирены. Это сигнализация при помощи сигналов первой сигнальной системы. Но сирена могла быть заменена сообщением по радио: «воздушная тревога» — это сигнализация при помощи сигналов второй сигнальной системы.

Вы занимаетесь у себя в комнате. Из столовой доносится звон посуды — сигнал предстоящего обеда. По этому сигналу вы прекращаете занятия и идете обедать. Но, допустим, вы не слышали звона посуды. Вам просто говорят, что обед подан, — и вы идете в столовую. В первом случае вы использовали сигналы первой сигнальной системы, во втором — второй.

Школьники отдыхают во время перемены. Раздается звонок — сигнал первой сигнальной системы, возвещающий начало занятий. Звонок испорчен. Преподаватель устно приглашает школьников на урок, т. е. использует сигналы второй сигнальной системы.

Из приведенных примеров следует, что замена естественных конкретных раздражителей словом есть переход от сигнализации первой сигнальной системы ко второй. Но как же обстоит дело у животных? Ведь и у них можно вызвать различные действия в ответ на словесный раздражитель. Значит ли это, что и у животных имеется вторая сигнальная система? Конечно, нет. Животное реагирует не на смысловое содержание слова или фразы, а на их звуковой образ. Собака поднимает лапу в ответ на слова «дай лапу» не потому, что она понимает их смысл, а только потому, что в процессе обучения звучание слов «дай лапу» сочеталось с действием. Что это именно так, показывает следующий опыт. Если собаке вместо слов «дай лапу» сказать, например, «подними ногу», она лапу не поднимет. Но она поднимет ее в ответ на бессмысленные звуки, сходные со звучанием слов «дай лапу», например «ай пу».

Почему же животные не обладают второй сигнальной системой?

Потому что в основе ее лежит новый принцип нервной деятельности — отвлечение и обобщение. Он возник в процессе исторического развития человека под влиянием труда.

«Сначала труд, — писал Энгельс,— а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг...»

С возникновением и развитием речи возникла и развивалась способность человека к отвлечению и обобщению.

«Всякое слово (речь) уже обобщает»,— писал В. И. Ленин. В слове «дерево» обобщены все деревья, вне зависимости от конкретных различий по их существенным признакам. В слове «человек» обобщены все люди, вне зависимости от их национальности, пола, возраста и т. д.

Как мы видели на примере опыта с Рафаэлем, такое отвлечение и обобщение недоступно даже высшим животным. Рафаэль не мог образовать общих понятий (в частности, понятия «вода»), и его поступки зачастую имели нелепый характер.

Возникновение и развитие речи, а с ней и абстрактного мышления дали возможность человечеству создать науку. Она помогает человеку активно воздействовать на природу, приспосабливая ее к своим потребностям. Все наши знания есть не что иное, как результат образования связей во второй сигнальной системе на основе речи.

Однако надо знать, что способность некоторых животных подражать человеческой речи еще не доказывает, что у них есть вторая сигнальная система. Например, попугаи, скворцы, грачи могут воспроизводить отдельные слова и даже целые фразы. Особенно удачно подражают речи человека попугаи. Иногда даже может показаться, что их речь вполне осмысленна. Но стоит лишь несколько изменить обстановку, как бессмысленность их «говорения» становится очевидной.

Вторая сигнальная система, свойственная человеку, — способность не только к речи, но и к осмысленному употреблению слов — ведь человек обладает мышлением.

Возникнув на базе первой сигнальной системы, она находится с ней в постоянном взаимодействии и подчиняется тем же общим закономерностям, потому что это работа все той же нервной системы, как говорил И. П. Павлов.

Но, несмотря на общность указанных закономерностей, по мнению И. И. Павлова, у нормального человека вторая сигнальная система всегда преобладает над первой. Степень этого преобладания у людей различна.

Это дало основание великому физиологу разделить все человечество на три типа высшей нервной деятельности: мыслительный, художественных! и средний. К первому типу относятся люди со значительным преобладанием второй сигнальной системы, поэтому они склонны к постоянному отвлечению от действительности, к широкому использованию общих понятий. Непосредственные воздействия не дают им достаточно ярких впечатлений. Наоборот, люди, принадлежащие к художественному типу, живо и ярко воспринимают действительность с ее конкретными раздражителями. Вторая сигнальная система преобладает у них над первой в меньшей мере, чем у людей мыслительного типа. Средний тип занимает промежуточное место между обоими этими типами.

Таким образом, наряду с общими типами нервной системы, присущими животным, человеку свойственны еще и специфические только для него типы высшей нервной деятельности. Они являются результатом исторического развития человека.