Что такое воображение


Деятельность человека чрезвычайно разнообразна. Своим трудом человек преобразует природу, создает предметы, которых в ней нет. Он меняет русла рек, воздвигает электростанции, строит фабрики и заводы, изготовляет сложные машины и различные бытовые вещи — словом, все, что необходимо ему для жизни. Но человек не смог бы всего этого совершать, если бы не представлял себе ясно результата своих действий. Не будь у рабочего представления о форме будущей детали — он не смог бы изготовить эту деталь на станке.

Обычно сначала мы тщательно знакомимся с образцом вещи, которую нужно сделать, строим ее мысленный образ, а затем воспроизводим его при создании подобной же вещи.

Но такого образца не бывает при изготовлении совсем новой вещи. Тогда человек сам мысленно создает ее образ. Такое умение строить новые образы называется воображением.

Отмечая большую роль воображения в жизни людей, многие ученые, писатели и художники издавна пытались понять, как возникает в голове образ того, чего еще нет на самом деле. Ведь еще задолго до изобретения современного самолета существовали народные сказки о волшебном ковре-самолете. Они воплощали в себе желание людей летать. Но откуда в глубокой древности возникло у человека сказочное представление о самолете?

Не умея научно объяснить это, люди приходили к мысли, что существует чудесная «сила воображения». Она осеняет особо одаренных людей, которые в порыве вдохновения создают замечательные произведения искусства, создают доселе невиданную технику. По такой теории только одаренные люди могут высказывать новые мысли, выдвигать новые идеи. Все же другие должны лишь руководствоваться их указаниями и идеями. Направлять, а тем более воспитывать умение открывать новое нельзя. Это случайный, счастливый дар природы, доставшийся какому-то избранному человеку.

Наука, конечно, не может согласиться с таким толкованием воображения. Научная психология раскрывает механизм таинственной «духовной силы» и открывает пути сознательного воспитания и развития у всех людей способности к творчеству.

Рассмотрим работу воображения.

Прежде всего определим границы того «нового», которое им создается.

Например, создание новой машины связано с появлением непривычного, необычного. Самолет — «чудо» по сравнению с другими бывшими до него средствами передвижения. Необычно и резание металлов ультразвуком по сравнению с обработкой их обычным резцом. И вместе с тем, каким бы необычным ни казалось новое, оно создано из уже известных элементов действительности или на их основе.

Новое, изобретаемое человеком, — это сплав из уже известных знаний, измененных и преобразованных. Материалом даже для самых фантастических образов всегда служат реальные, земные вещи.

Однако это еще не объясняет, как исходный, обычный материал преобразуется в новый, оригинальный образ. Чтобы понять это, рассмотрим, как строятся в голове человека более простые мысленные образы.

Человек в своей повседневной деятельности создает ведь не только новые образы и новые вещи. Ему часто приходится воспроизводить в своем сознании то, чего сам непосредственно (своими глазами, ушами) он не воспринимал, но что сообщают ему другие люди (устной и письменной речью, линиями чертежа, нотными знаками и т. п.). При этом человек не строит в своем сознании совершенно новых образов, он лишь восстанавливает то, что было воспринято другими людьми. Это умение называется репродуктивным воображением (от латинского слова «репродукцио» — воспроизводство, воспроизведение). Оно исключительно важно в повседневной жизни, и только на его основе может развиваться творческое воображение.

Чтобы найти наиболее обычный и повседневный пример репродуктивного воображения, достаточно вспомнить, что при чтении мы восстанавливаем в сознании то, что описано в книге словами. Полярник, написавший книгу, действительно видел Север, пережил его грозные бураны, был свидетелем и участником тяжелого и опасного труда зимовщиков. А читатель хотя и не был на Севере, но все же подробно и ясно может представить описанное, несмотря на то что находящиеся перед его глазами буквы не несут на себе ни холода полярной ночи, ни волнений находящихся на льдине зимовщиков. Более того, из многих художественных произведений, в конечном счете составленных из букв, мы получаем настолько отчетливое и детальное впечатление от пейзажа, что, приехав в изображенное писателем место, сразу узнаем его.

Это становится возможным в результате того, что, читая книгу, мы шаг за шагом мысленно воспроизводим действительность по указаниям условных знаков — букв, умело «рассыпанных» в книге писателем. Слова (устные и письменные) здесь — средство «зашифровки» того, что один человек желает передать, сообщить другим. Но мы настолько привыкли к чтению, что не замечаем самого процесса «расшифровки».

Все это в общем можно сравнить с телевизионной передачей. На экране телевизора мы видим изображение (образ) какого-либо события. Оно снято студией, зашифровано системой электросигналов, которые переданы на расстояние и вновь восстановлены. Наше репродуктивное воображение как бы выполняет роль трубки телевизора, расшифровывающей подаваемые словесные или какие-либо другие сигналы. Сигналы эти могут быть самыми разнообразными. Инженер, рассматривая чертеж (систему линий на бумаге), восстанавливает в своем сознании образ той машины, которая «зашифрована» условными обозначениями. Музыкант, читающий нотные знаки, мысленно воспроизводит мелодию, записанную когда-то другим человеком. И тот и другой могут расшифровать условную запись потому, что в их прошлом опыте были установлены связи между образами и условными обозначениями.

Так, репродуктивное воображение позволяет людям обмениваться опытом, знаниями, без чего немыслима их совместная жизнь. Оно помогает каждому человеку овладеть опытом и достижениями других людей. Вместе с тем такое воображение создает предпосылки для возникновения новых образов.

Как же создаются новые образы, как рождаются невиданные вещи?

Когда человек описывает какой-либо предмет или явление, он сообщает не о всех его свойствах, а об отдельных чертах. Например, вас спрашивают: «Что там стоит?» — и вы отвечаете: «Письменный стол».

Из всех особенностей этого стола (он мог быть деревянным, с четырьмя ножками, с ящиками и т. д.) вы выделили лишь его назначение в обиходе. И человек, получивший ответ, не может восстановить в сознании все особенности этого стола. Он представит себе лишь один его признак — быть местом работы.

Таким образом, при сообщении сведений, которые затем восстанавливаются репродуктивным воображением, одни черты и свойства предметов можно отделять от других. А это позволяет сопоставлять образ отдельных черт предмета с самим предметом, сравнивать одни черты с другими, смотреть, нет ли той или иной выделенной черты у других предметов, и т. д. Все это очень важно для возникновения творческого воображения. Если человек отделяет одни черты образа от других (здесь работает репродуктивное воображение), то в какой-то момент он может придать их другим предметам, перенести даже на такие вещи, которые сами по себе этими чертами не обладают. А когда это произойдет, получится образ новой вещи, которой еще не было. В этом переносе, позволяющем строить новые образы, и заключается работа творческого воображения.

Вернемся снова к сказочному образу ковра-самолета. Ковер сам по себе летать не может. Но люди много раз наблюдали за полетом птиц. В своем воображении они отделили способность к полету от тела самих птиц и перенесли ее на другой предмет — на ковер. В переносе особенностей одного предмета на другой обнаружилось творческое воображение людей, но результат этого переноса оказался все же сказочным, а не реальным. Почему? Да потому, что, приписывая ковру функцию полета, люди еще не могли учесть условий, при которых ковер (тело тяжелее воздуха) мог бы действительно летать. Он оказался не тем предметом, в котором могла осуществиться переносимая на него способность птиц к полету. Поэтому вновь созданный образ и остался лишь сказочным. Но само воображаемое перенесение способности птиц на другие тела было оправданным. И со временем, когда люди научно установили условия полета, они осуществили свою давнишнюю мечту — создали летающие аппараты.

Итак, творческое воображение (создание новых образов) — это умение выделять определенные черты одного предмета и переносить их на другие, которые сами по себе этими чертами не обладают. И если свойства предмета, на который переносятся эти черты, соответствуют переносимым признакам, то создается новая вещь, такая, какой еще не было.

Но бывает, что люди еще не находят того предмета, того материала, в котором может осуществиться переносимый признак. Тогда возникает сказочный, фантастический образ. Он может никогда и не осуществиться реально, но в нем воплощено постоянное стремление людей к преобразованию природы и общества. В этом источник обаяния сказок и легенд всех народов.

Способность к воображению возникла на заре человечества вместе с трудом. Самые элементарные орудия труда и предметы обихода доисторических времен созданы на основе переноса функций руки и прочих органов тела на другие вещи.

Например, мы свыклись с тем, что пьем чай из стакана или чашки. Но первобытные люди пили пригоршнями. (Так поступаем и мы, когда нет посуды.) Однако пить пригоршнями очень неудобно: вода растекается, и много ее не захватишь. Кроме того, пригоршнями не возьмешь горячую воду. Где же выход? И люди его нашли. Они отделили функцию захвата жидкости ладонью и форму самой ладони («пригоршню») от руки человека и перенесли их на другой материал, в частности на глину. Пластические свойства глины позволили придать ей определенную форму — и появилась «чашка», которой в усовершенствованном виде пользуемся и мы.

Во многих орудиях, которыми мы пользуемся (молоток, лопата и т. п.), также воплощены особенности движений рук человека. Все эти предметы созданы людьми в процессе труда с помощью творческого воображения (см. рис.).

В своем историческом развитии люди от изготовления простых орудий и предметов обихода переходили к изобретению все более сложных машин — и здесь воображению принадлежало важнейшее место. Рассказывают, что английский механик Уатт к мысли о паровой машине пришел, наблюдая за движением крышки чайника с кипящей водой. Так, образ паровой машины возник у Уатта путем переноса принципа использования давления пара с чайника на паровой котел.

Можно сказать, что психологически в основе всякого изобретения лежит работа воображения. В конечном счете воображение состоит в умении подмечать и выделять в вещах и явлениях признаки, которые можно переносить на другие предметы.

Возникнув в процессе труда при изготовлении материальных вещей и постоянно обнаруживаясь в труде, творческое воображение развивалось и совершенствовалось. Постепенно оно стало важнейшим условием создания людьми их духовного богатства — произведений искусства и литературы.

Поэт, композитор, скульптор могут создавать произведения искусства благодаря богатому и развитому воображению, умению подмечать в действительности такие черты и характеры, которые при их воплощении в слове, звуке и мраморе выступают как образцы всего прекрасного и благородного, что есть у человека. Испытывая художественное наслаждение при восприятии этих произведений и усваивая воплощенные в них образцы прекрасного, люди совершенствуют самих себя и свою жизнь.

Так, результаты творческого воображения художников, выраженные в произведениях искусства, духовно обогащают людей.

Творческое воображение (и лежащее в его основе репродуктивное воображение) как психическая способность присуще всем людям. Но обнаруживается оно в разных формах, в зависимости от вида труда, которым занят человек.

Есть мнение, будто творческое воображение присуще только ученым, писателям, художникам, что только они способны к вдохновению. Это глубоко ошибочно. Ученым и людям искусства действительно свойственно развитое специально научное и художественное воображение. Но эти формы воображения — не единственно значимые в жизни людей.

У людей, повседневно занятых в производстве, воображение проявляется подчас в малозаметном, но постоянном совершенствовании процесса труда (во введении новых приемов работы, в новой организации ее и многом другом).

В условиях капитализма, когда труд подневолен, а инициатива и смекалка трудящихся подавляется жестокой эксплуатацией, когда рабочие совершенно не заинтересованы в проявлении инициативы, способность к творческому воображению подавляется, хотя и не исчезает совсем.

Иное дело — труд при социализме. Народ в условиях соревнования постоянно улучшает свою работу, чтобы произвести возможно больше материальных благ, — ведь он заинтересован в этом. Но совершенствовать работу нельзя без творческой инициативы, изобретательства и рационализаторства. Вот почему в условиях социализма поощряется инициатива, рационализаторство и изобретательство. В социалистическом обществе широкое развитие творческих способностей людей помогает стирать противоположность между физическим и умственным трудом, помогает всем трудящимся становиться всесторонне развитыми людьми с богатым творческим воображением.

До сих пор мы говорили о воображении, которое проявляется при изготовлении предметов. Однако люди — творцы не только окружающих их вещей, но и собственной жизни. Не проявляется ли и здесь способность человека к воображению?

Каждый человек обязательно думает о своем будущем, планирует его. Мысли о желаемом будущем обычно называют мечтой. Мечта может быть отчетливой или смутной. Она может относиться к самым обычным предметам или связываться с возвышенными целями — это зависит от условий жизни человека в обществе, от его воспитания, от тех требований, которые предъявляют к нему окружающие люди.

Если бы у нас не было образа желаемого будущего, мы не могли бы активно трудиться и преодолевать препятствия, которые ставит перед нами жизнь. Без мечты человек — послушное орудие в руках случайных жизненных обстоятельств. Он будет жить, как «получится», не стремясь подчинить своей воле дела и мысли. Да и зачем, — ведь у него нет образа того, чего он хочет.

Чем меньше человек мечтает, тем он пассивнее и безвольнее, тем меньше сопротивляется дурным воздействиям.

И наоборот, человек, имеющий большую мечту, не поддается случайным влияниям, настойчиво стремится к намеченной цели. В этом — назначение мечты, позволяющей человеку намечать будущее и организовывать свое поведение для его осуществления.

Из сказанного о мечте легко понять, какова ее связь с творческим воображением. Представить себе будущее (т. е. то, чего еще нет) человек не мог бы без воображения, без умения строить новый образ. В образовании мечты, в построении образа желаемого будущего непременно участвует творческое воображение.

Так, подростки и юноши часто мечтают быть такими, как их любимые герои: мужественными, как Дзержинский, стойкими, как Павел Корчагин. Источник мечты — живые люди или литературные образы. Черты характера этих героев люди переносят на свое собственное поведение, подражают им, стремятся быть в жизни такими же.

В умении создать для себя образ героя — образец для построения собственной жизни — и обнаруживается творческое воображение.

Мечта необходима. Но из средства активного отношения к окружающему она может иногда превратиться в помощницу самоуспокоенности, пассивности, в пустую мечтательность.

Пустая мечтательность — это работа воображения, создающего такие образы желаемого, которые неосуществимы, потому что человек не знает, как претворить их в жизнь. Люди, которые не учитывают возможностей осуществления мечты, — пустые мечтатели, фантазеры.

В. И. Ленин высоко ценил полезную мечту в жизни людей. В одном своем сочинении он приводил слова русского критика Писарева: «Разлад между мечтой и действительностью не приносит никакого вреда, если только мечтающая личность серьезно верит в свою мечту, внимательно вглядываясь в жизнь, сравнивает свои наблюдения с своими воздушными замками и вообще добросовестно работает над осуществлением своей фантазии. Когда есть какое-нибудь соприкосновение между мечтой и жизнью, тогда все обстоит благополучно».

Действенная мечта, «соприкасающаяся» с жизнью, вдохновляет человека на труд, побуждает к деятельности. Бесплодная же мечтательность расслабляет человека, заменяет ему реальную жизнь миром неосуществимых грез. Поэтому, мечтая, нужно всегда контролировать образы своего воображения и не позволять им чрезмерно отрываться от живых и простых повседневных дел. Мечта, воображение полезны лишь тогда, когда они повседневно связывают желаемое будущее с нашим настоящим.