Произвольное и непроизвольное запоминание


Если вспомнить основное положение, о котором мы говорили (память есть условие деятельности человека, включается в нее), то на поставленный в заголовке вопрос надо ответить так: непроизвольно мы запоминаем то, что связано с нашей деятельностью. Такое заключение подтверждается многочисленными опытами.

Один из опытов показал, что непроизвольное запоминание зависит от деятельности человека даже тогда, когда она обычна, повседневна. Сотрудников одного учреждения через 1 ½— 2 часа после прихода на работу неожиданно попросили вспомнить, что происходило с ними, когда они шли из дома на работу. Испытуемые дали довольно подробные ответы. Вот характерный ответ:

«Помню прежде всего момент выхода из метро. В это время думал о том, что надо выйти из вагона быстрее, а для этого занять наиболее выгодное положение, отделившись от массы пассажиров, выйти в числе первых и идти скорее, так как запаздывал. Ехал, помню, в последнем вагоне, поэтому при выходе смешался с толпой пассажиров. Раньше пассажиры, выходя, шли по всей платформе. Сейчас для обеспечения прохода входящих были поставлены регулировщики, преграждавшие проход по краю платформы. Бросилось в глаза, что регулировщики стояли у каждого столба, так как иначе пассажиры опять шли бы но всей платформе...»

Вы, вероятно, заметили, что этот рассказ содержит указания главным образом на то, что мешало или могло помешать прийти вовремя на работу (невозможность «проскочить» скорее сквозь толпу, невозможность использовать для этого всю ширину платформы и т. д.).

Таким образом, испытуемому в основном запомнилось то, что было прямо или косвенно связано с конкретной задачей: с необходимостью не опоздать на работу. Такие же результаты были получены и у других испытуемых.

Очень наглядно проявляется зависимость запоминания от характера деятельности в таких опытах. Испытуемым давались пронумерованные картинки с изображениями разных предметов. Запоминание предметов и цифр происходило по-разному, в зависимости от задачи, поставленной перед испытуемыми. Если давалась задача разложить картинки по группам сходных предметов, испытуемые хорошо запоминали названия этих предметов и почти вовсе не помнили цифры. Если же от испытуемых требовали разложить картинки по номерам, то они сравнительно легко запоминали цифры и слабо помнили названия предметов.

Большую роль в запоминании играет активность или пассивность действия. Если вас попросят запомнить несколько фраз на какое-нибудь грамматическое правило, то вы их скоро забудете. Если же вы сами придумаете эти фразы, то будете их помнить значительно дольше.

Действия, которые не требуют от нас большого напряжения сил, запоминаются, как правило, плохо. Предложите одну и ту же арифметическую задачу второкласснику и десятикласснику, а через некоторое время попросите и того и другого вспомнить ее. Окажется, что второклассник помнит ее гораздо лучше. И это понятно, ведь ему пришлось активно работать над решением задачи. Десятиклассник же решал эту задачу чуть ли не «автоматически». Не удивительно, что она ему не запомнилась. Сам характер его деятельности не требовал этого.

Нам хорошо известно из повседневной жизни влияние интересов человека, его чувств, эмоций на запоминание, так как именно они всегда тесно связаны с той деятельностью, которой ему приходится заниматься.

Много еще можно было бы рассказать интересного. Но основное мы уже выяснили: непроизвольное запоминание, непосредственно включенное в деятельность, зависит от направленности этой деятельности, от ее содержания и характера.

 

ПРОИЗВОЛЬНОЕ ЗАПОМИНАНИЕ

Нам часто приходится иметь дело — особенно в учебе — с таким материалом, который прямо не связан с тем, что мы в данный момент делаем, что нас волнует. Но мы хорошо знаем, что в той или иной форме этот материал понадобится нам в будущей деятельности. Мы заставляем себя запоминать его. Произвольное запоминание, таким образом, оказывается связанным с деятельностью не прямо, а косвенно. Оно само становится той деятельностью, на которую направляются все наши силы.

Произвольное запоминание характеризуется прежде всего намерением запомнить, сознательной установкой на запоминание. Роль такой установки была открыта психологами уже давно. Помог этому случай. Сербский психолог Радоссавлевич проводил опыты на запоминание ряда бессмысленных слогов. Одному из испытуемых этот ряд слогов повторяли 46 раз, однако он почти ничего на запомнил. Радоссавлевич был крайне удивлен. «Неужели вы не можете запомнить такого простого ряда?» — спросил он. Испытуемый был удивлен еще больше: «А разве его надо запоминать?» Оказалось, что испытуемый не понял, в чем цель опыта, и вовсе не намеревался запоминать слоги. После того как он уяснил себе задачу, понадобилось лишь 6 повторений, чтобы он запомнил ряд.

Уже потом были поставлены специальные опыты, обнаружившие, что Радоссавлевич действительно натолкнулся на важную закономерность — зависимость успешности запоминания от намерения запомнить.

Однажды школьникам предложили запомнить два рассказа. Им сказали, что первый рассказ надо будет воспроизвести на следующий день, а второй следует запомнить надолго. В действительности же проверку обоих рассказов произвели через 4 недели. За это время школьники материал не повторяли. Второй рассказ они помнили гораздо лучше, чем первый.

Отсюда понятно, какое огромное значение имеет характер установки.

Учащиеся перед экзаменами часто заучивают материал с установкой запомнить его на небольшой срок (до сдачи экзамена). Ясно, что такое заучивание приносит кратковременную, кажущуюся пользу.