Темперамент человека


В художественной литературе и в разговорной речи прочно утвердились многочисленные слова-характеристики, слова-портреты. Употребляя их, можно кратко, как бы одним взмахом, обрисовывать весь облик человека или подчеркнуть какую-то наиболее существенную его особенность. Эти слова могут характеризовать человека со стороны его трудового мастерства («золотые руки»), его знаний («ходячая энциклопедия») или свойств характера («душа-человек»). Иногда мы пользуемся также и такими словами, которые характеризуют поведение человека: его манеру общаться с людьми, отзываться на окружающее, выполнять порученное дело ит. д. Флегматик — говорим мы, желая одним словом дать портрет медлительного, невозмутимого человека с медленно возникающими чувствами, не склонного к частой и быстрой смене настроений. Сангвиником мы называем человека подвижного, легко загорающегося, с живой мимикой и жестикуляцией, общительного и впечатлительного. Когда мы слышим холерик, то представляем себе человека неуравновешенного, часто несдержанного, бурно и глубоко переживающего и радости, и печали. А меланхоликами мы зовем людей, глубоко чувствующих, весьма постоянных в своих переживаниях, часто вялых, замкнутых и болезненно воспринимающих различные стороны сложной жизни. Таким образом, каждое из этих слов-портретов указывает на индивидуальные особенности человека главным образом в области его чувств. Оно показывает, насколько сильны, глубоки и устойчивы чувства. Эти индивидуальные особенности человека и составляют его темперамент.

Темпераментов обычно насчитывают четыре, и с каждым из них мы уже вкратце познакомились. Присмотритесь к окружающим вас людям, и вы обнаружите у одного характерные черты сангвиника, у другого — типичные особенности флегматика и т. д. Но скоро вы заметите и другое: мало найдется людей, которые были бы «чистыми» сангвиниками или холериками, флегматиками или меланхоликами. Чаще встречаются люди, у которых есть черты двух или трех темпераментов, причем одни признаки выражены ярче, другие — слабее, одни признаки проявляются в одних жизненных ситуациях, другие — в других. Так, спортсмен может в обычной жизни вести себя как флегматик, а в условиях соревнований обнаруживать резкость, быстроту и энергию, т. е. черты, свойственные холерическому темпераменту. Следовательно,  индивидуальный темперамент человека— всегда более сложное явление, чем любой из четырех темпераментов, к которым мы привыкли относить окружающих нас людей и самих себя.

Почему же все-таки и в науке, и в быту укоренилось представление о существовании именно этих, а не каких-нибудь других темпераментов? Почему их именно четыре, а не больше и не меньше? С точки зрения современной науки такие вопросы вполне резонны. Принятая классификация отнюдь не является результатом каких-либо новейших научных исследований; она создана в глубокой древности и существует по традиции. Еще 2400 лет назад, в V в. до н. э. великий врач Греции Гиппократ создал учение о том, что здоровье определяется правильным сочетанием четырех основных жидкостей, входящих в состав человеческого тела: крови (по-гречески — «сангвис»), лимфы, или слизи (по-гречески — «флегма»), желтой желчи (по-гречески — «холе») и черной желчи (по-гречески — «мелайна холе»). Это учение было принято древней медициной и философией и господствовало в науке на протяжении более двух тысячелетий — до наступления нового времени. Сначала считалось, что правильность пропорций, в которых смешаны эти жидкости (кстати, слово «темперамент» и означает по-латыни «правильное смешение»), определяет только здоровье человека. Затем учение о темпераменте постепенно вышло из рамок медицины и стало использоваться для объяснения индивидуальных особенностей не только больных, но и здоровых людей. Была создана первая классификация темпераментов; это сделал римский врач и естествоиспытатель Гален, живший во II в. н. э. — почти на шестьсот лет позже Гиппократа. Гален насчитывал 13 темпераментов. На протяжении многих веков эта классификация постепенно упрощалась, и в конце концов осталось только четыре темперамента, которые признаются и в наши дни.

Разумеется, теория четырех жидкостей, якобы определяющих четыре темперамента, была весьма наивной, и по мере расширения круга физиологических и других научных знаний это становилось все очевиднее. Более поздние теории темпераментов старались использовать последние достижения науки. И все же эти теории иногда были просто фантастическими. Алхимики, например, учили, что различия темпераментов зависят от преобладания в организме серы, ртути или соли. Сторонники другой теории утверждали, что эти различия определяются смешением в теле эфира и воздуха. Позже начали появляться уже гораздо более обоснованные предположения. Их авторы опирались на точные научные знания о процессах, происходящих в живом организме. Так, русский педагог и физиолог Петр Францевич Лесгафт считал, что темперамент человека зависит от строения кровеносных сосудов, их диаметра, толщины и упругости стенок. Но эта попытка объяснения темперамента и многие другие тоже оказались неудовлетворительными. Общий недостаток прежних теорий заключался в том, что они были односторонними, брали во внимание только какую-нибудь одну сторону деятельности организма и не подкреплялись опытом.

Научное объяснение природы темперамента дал русский физиолог Иван Петрович Павлов в своем учении об основных свойствах нервной системы. Изучая высшую нервную деятельность животных, а затем и человека (см. ст. «Высшая нервная деятельность»), Павлов установил, что нервные процессы возбуждения и торможения можно характеризовать: 1) по их силе, зависящей от работоспособности нервных клеток, 2) по их подвижности, т. е. по способности быстро сменять друг друга, и 3) по равновесию между ними. Опыты Павлова и его сотрудников показали, что эти основные свойства проявляются и сочетаются у разных людей по-разному; у одних людей, например, нервная система сильная, у других — слабая, а у третьих — занимает какое-то среднее место по этому признаку. Оказалось также, что люди с сильной нервной системой делятся на две группы. У одних возбуждение преобладает над торможением, и такие люди поэтому весьма возбудимы, по выражению Павлова, «безудержны». У других возбуждение и торможение находятся в равновесии. Люди второй группы, в свою очередь, подразделяются на живых (с подвижными нервными процессами) и спокойных (с менее подвижными, инертными нервными процессами). В результате такого деления получаются четыре основных типа нервной системы, каждый из которых, по Павлову, соответствует одному из традиционных темпераментов: слабый тип — меланхолическому, сильный неуравновешенный — холерическому, сильный уравновешенный подвижной — сангвиническому, сильный уравновешенный инертный — флегматическому.

Павлов понимал, что должны существовать еще и другие комбинации свойств нервной системы и что этим комбинациям должны соответствовать какие-то нетрадиционные темпераменты. Но изучил он только четыре типа нервной системы.

В настоящее время психологи и физиологи работают над тем, чтобы осветить эту проблему более полно и точно. Усилия ученых направлены прежде всего на то, чтобы выяснить природу и содержание основных свойств нервной системы, а затем уже установить, какие бывают типические сочетания этих свойств у человека и как они проявляются в человеческом поведении. Для изучения, например, силы нервной системы, т. е. ее работоспособности или выносливости, разработаны и продолжают разрабатываться специальные методы, основанные на исследовании условных рефлексов и многих других функций нервной системы. Эти методы позволяют в относительно короткий срок экспериментальным путем определить, сильная или слабая (или, может быть, средняя по силе) нервная система у данного человека. С помощью других методов можно определить уровень подвижности нервных процессов. Здесь тоже имеются разные показатели — скорость возникновения нервного процесса, скорость его прекращения или распространения по коре больших полушарий и т. д., и для каждого показателя существуют свои приемы экспериментального исследования. Такие приемы созданы и для изучения уравновешенности нервных процессов. Если мы теперь подвергнем группу людей комплексному исследованию свойств их нервной системы, то найдем, что эти свойства сочетаются у разных людей по-разному, образуют различные комбинации. Причем, кроме тех типичных комбинаций, которые были выделены Павловым в качестве четырех типов высшей нервной деятельности, мы обнаружим еще и другие сочетания свойств. Так, удалось экспериментально показать, что, кроме неуравновешенности с преобладанием возбуждения над торможением, существует и неуравновешенность с преобладанием торможения над возбуждением. Другие опыты показали, что слабая нервная система не обязательно всегда инертная, как полагали раньше; во многих случаях слабость может хорошо сочетаться с подвижностью нервных процессов. Все эти и другие новые данные помогают создать более полную и глубокую теорию темперамента на основе учения Павлова о свойствах нервной системы.

Ученые часто спрашивали себя: какой из темпераментов лучше? Какой из них больше соответствует требованиям жизни или полнее обеспечивает внутреннее развитие человека? Ответы давались разные. Гениальный ученый древности Аристотель считал, например, что все выдающиеся люди были меланхоликами, а знаменитый философ Кант более других ценил флегматический темперамент. Теперь мы хорошо знаем, что и тот и другой ошибались: люди выдающихся способностей могут обладать самыми различными темпераментами. Суворов и Герцен были сангвиниками, Петр I и Павлов — холериками, Гоголь и Чайковский — меланхоликами, Крылов и Кутузов — флегматиками. Значит, уровень способностей не зависит от темперамента человека. Не связано с темпераментом и большинство других качеств человеческой личности. Если раньше всерьез полагали, что холерику, например, свойственны честолюбие и любовь к лести и пышности, а сангвинику — легкомыслие и плутовство, то сейчас такая точка зрения считается безусловно ошибочной. Ни в коем случае нельзя думать, что тип нервной системы и сложившийся на его основе темперамент роковым образом определяют способности человека, черты его характера, его интересы и склонности, мировоззрение и отношение к окружающим людям. Духовное развитие человека обусловлено не врожденными свойствами нервной системы, а прежде всего воспитанием, тем направлением, которое будет придано развитию личности в детстве и в течение всей дальнейшей жизни. Хорошие способности, положительные черты характера, общественные наклонности могут быть развиты при любом типе нервной системы и любом темпераменте. Черты темперамента будут влиять лишь на стиль поведения человека, на его индивидуальную манеру работы, отношений с людьми и т. д. Но они никоим образом не определят уровень его достижений, образ его мыслей, направленность его личности. В Московском институте психологии было проведено специальное исследование. Оно, в частности, показало, что учащиеся и с сильной, и со слабой нервной системой могут отлично учиться, обладать широкими интересами, быть активными общественниками. А различаются они тем, что по-разному организуют процесс умственной работы, больше или меньше нуждаются в отдыхе, придерживаются разных темпов деятельности.

Итак, нет хороших или плохих темпераментов, хороших или плохих типов нервной системы. Положительные (как и отрицательные) качества могут появиться при всяком темпераменте. Все зависит от того, в какие условия поставлена личность, какому воспитательному влиянию она подвергается.

Поставим теперь такой вопрос: «Можно ли изменить уже сформировавшиеся черты темперамента: изжить вспыльчивость, победить застенчивость, воспитать активность и энергию?» «Безусловно, можно», — отвечает нам как наука, так и опыт повседневной жизни. Регулирование отдельных проявлений темперамента, как и совершенствование темперамента в целом, находится в полной власти человека. Но оно происходит только в активной деятельности, в процессе решения человеком конкретных жизненных задач. Основную роль играет здесь участие человека в различных формах коллективной деятельности, особенно в общественном труде. Взаимоотношения в трудовом коллективе, общность цели, сознание важности выполняемого дела — все это и многое другое дисциплинирует человека, развивает у него способность к самоконтролю, воспитывает активность и общительность, приучает владеть своими чувствами и критически относиться к своим поступкам. А воспитание всех этих качеств и есть, по существу, воспитание темперамента. Следовательно, чтобы преодолеть отрицательные проявления темперамента и укрепить положительные, нужно не только размышлять и мечтать об этом, но и активно действовать. А этого нельзя сделать, не обладая сколько-нибудь твердой волей. Таким образом, задача воспитания темперамента вплотную смыкается с задачей воспитания волевых черт и характера в целом.