Борьба за землю в древнем Риме


Знатный римлянин Тиберий Гракх возвращался из Испании, где римляне вели захватническую войну. По обеим сторонам дороги тянулись бесконечные поля, на которых работали невольники. У самого Рима Тиберий обогнал сельских жителей. Казалось, что эти люди спасаются от какого-то стихийного бедствия. Но Тиберий знал, что не пожар и не наводнение заставили крестьян покинуть свои дома. Силой или обманом богатые рабовладельцы отнимали у них землю. Постепенно место свободных землепашцев занимали рабы: господа заставляли невольников обрабатывать поля и виноградники, пасти скот. С тревогой думал Тиберий Гракх об ослаблении военного могущества Рима. Если не принять мер против обезземеливания крестьян, вскоре некого будет вербовать в римские легионы. Нельзя же давать оружие рабам, ждущим только случая, чтобы восстать, как это сделали недавно невольники в Сицилии. Надо возобновить действие старого закона, запрещавшего кому бы то ни было владеть более чем 500 югерами государственной земли. Нужно отнять излишки земель у богачей и раздать их землепашцам. Только эти меры могут укрепить Римскую республику. Мысль эту разделяли и некоторые другие римляне, друзья Тиберия. Но как ни велико было их влияние, добиться передела земли можно было лишь при поддержке народа. Тиберий не сомневался, что народ его поддержит. Не случайно с таким единодушием Тиберия избрали в народные трибуны на 133 г. до н. э., недаром на стенах зданий Рима появлялись надписи, призывавшие Тиберия к действию.

В день народного собрания Рим напоминал встревоженный улей. В толпе, заполнявшей форум (площадь), выделялись загорелые лица крестьян в домотканных плащах. Сенаторы в белоснежных тогах с презрением отворачивались от них. С высоты ораторских трибун Тиберий увидел площадь, заполненную людьми. Он знал, что в толпе те, кто вместе с ним воевал на равнинах Африки и в горах Испании. Он будет говорить для этих воинов.

— И дикие звери, рыскающие по Италии, — говорил Тиберий, — имеют норы и логовища для ночлега; те же люди, которые сражаются и умирают за Италию, имеют только воздух и свет. Лишенные крова, они, как кочевники, бродят повсюду с женами и детьми... Их называют владыками мира, а они не имеют ни клочка собственной земли...

Видя энтузиазм, с которым народ встречал речь Тиберия, противники передела земель не решились выступать открыто.

Они уговорили другого трибуна — Марка Октавия, крупного землевладельца, — воспользоваться своим правом и наложить запрет на предложение Гракха будто бы для защиты имущества римских граждан, которые купили у государства участки земли и возвели на них строения.

После тщетных попыток уговорить Марка Октавия снять запрет Тиберий прибегнул к неслыханной в то время мере — он поставил на народном собрании вопрос: «Может ли быть народным трибуном тот, кто идет против народа?» Марк Октавий был смещен, и народное собрание приняло новый земельный закон.

Этот закон подтверждал существовавшее когда-то ограничение: никто не должен обладать более чем 125 га государственной земли. Если в семье были взрослые сыновья, то эта норма могла быть увеличена, но не должна превышать 250 га.

Излишки земли должны были быть возвращены в государственный фонд и переданы участками по 7,5 га безземельным гражданам без права продавать землю. Для осуществления закона была утверждена комиссия, в которую избрали Тиберия Гракха, его брата Гая и тестя Тиберия — Аппия Клавдия.

Провести в жизнь закон Гракхов было очень трудно: за давностью нелегко было установить, какая часть земли государственная, а какая — частная. Большая часть государственной земли принадлежала крупным землевладельцам, сенаторской знати. Сенаторы ставили Тиберию всяческие препоны, не останавливаясь перед убийством его друзей. Упорное сопротивление сената заставило Тиберия действовать решительнее. В это время умер царь Пергама Аттал III, завещавший Риму свое царство. Тиберий предложил употребить богатство Пергама на помощь беднякам, наделяемым землей. Это вызвало ярость противников реформы. Чтобы осуществить свою программу до конца, Тиберий Гракх стал добиваться избрания его в народные трибуны и на следующий год (132 г. до н. э.). Он обещал новые законы в пользу народа.

День выборов пришелся на время жатвы, когда землепашцы не смогли явиться на выборы. Тиберий обратился к городским беднякам. Они подали голоса за него. Однако сенаторы опротестовали результаты голосования. Выборы были назначены вторично. В народном собрании во время перевыборов произошла рукопашная схватка. Враги передела земель в сенате клеветнически обвинили Тиберия Гракха в стремлении к царской власти. Часть сенаторов с вооруженной челядью во главе с верховным жрецом Сципионом Назикой ринулись на форум. Историк того времени оставил запись: «Всего было убито более трехсот человек дубинами и камнями, железом же ни один». Погиб при этом и Тиберий Гракх.

Гай Гракх, брат Тиберия, в эти страшные дни не был в Риме. Он удалился на время от политической борьбы, ожидая удобного момента, чтобы выступить на политической арене. Такой момент наступил лишь через девять лет после убийства Тиберия.

К этому времени наиболее влиятельные противники реформы были в изгнании. Недовольство политикой сената охватывало уже широкие слои населения Рима. На борьбу поднялись жители некоторых италийских городов, требовавшие равных с римлянами гражданских прав.

В такой обстановке Гай выставил свою кандидатуру в народные трибуны на 123 г. до н. э. Видя в Гае продолжателя дела Тиберия, восхищаясь его замечательными ораторскими способностями, народ поддержал Гая. Став трибуном, Гай решил привлечь на свою сторону не только крестьян, но и другие слои населения, по каким-либо причинам недовольные деятельностью сената. В интересах городской бедноты Гай провел закон, предусматривающий продажу хлеба по удешевленным ценам, и закон, облегчавший плебеям военную службу. Для крестьян был полностью восстановлен аграрный закон Тиберия Гракха; вновь развернулась деятельность земельной комиссии. Гая Гракха часто можно было встретить в окружении римских всадников, одетых в тоги — (длинные белые плащи без рукавов с узкой пурпурной каймой). Это были богатые люди, вышедшие из низов, они занимались ростовщичеством, всякого рода подрядами и откупами налогов. Услышав о проекте постройки общественных зданий и проведения дорог, всадники явились к Гаю. Ему пришлось принять их услуги, для осуществления своих планов — дать работу римской бедноте.

Гай решил воспользоваться соперничеством всадников и сенаторов для нанесения сокрушительного удара по главным противникам своего дела. Он предложил передать всадникам судебную власть, дававшую этим дельцам большие преимущества в Риме и провинциях. В тот день, когда народ утвердил судебный закон, Гай сказал: «Одним ударом я уничтожил сенат».

Благодаря поддержке крестьян, городских плебеев и римских всадников Гай Гракх был избран народным трибуном и на следующий, 122 г. до н. э. Теперь в его планы входило увеличение числа лиц, получающих земельные наделы. В самой Италии земель не хватало, и Гай провел закон об устройстве поселений в провинции. Одно из таких поселений было основано на месте разрушенного римлянами Карфагена в Африке. Гай во главе 6 тыс. колонистов был послан в Африку для основания колонии. Жрецы, стараясь запугать поселенцев и восстановить их против Гая, распускали вздорные слухи, будто волки подрыли межевые столбы новой колонии, а боги якобы в знак неодобрения действий колонистов не приняли жертвы.

Враги Гракха провели закон об основании двенадцати поселений на территории самой Италии, хотя в ней к этому времени уже не было свободной земли.

Это было сделано для того, чтобы опорочить проект Гая Гракха.

Чтобы укрепить свои позиции, Гай предложил закон о предоставлении гражданских прав жителям италийских городов. Италики давно добивались равных с римлянами прав. Они с энтузиазмом встретили новый законопроект Гая. Иначе отнеслись к этому римские всадники, опасавшиеся соперничества италийских купцов и ростовщиков. При поддержке всадников сенат запретил италикам, не имеющим права голоса, приближаться к Риму на расстояние 10 км. Предложение предоставить права гражданства италикам нанесло удар популярности Гая, всадники перешли на сторону его противников.

Во время голосования трибуны произвели неправильный подсчет голосов и объявили, что Гай не избран.

Когда Гай стал частным лицом, враги начали искать подходящего случая, чтобы расправиться с ним и его друзьями. Поводом послужило убийство ликтора (телохранителя) консула. Сенат вызвал Гракха и его сторонников для объяснения. Понимая, что в сенате их ожидает расправа, Гай Гракх и его сторонники, вооружившись, собрались на Авентинском холме.

Только в этот последний, трагический момент они обратились с призывом к рабам, обещая им за поддержку свободу. Но было уже поздно.

Укрепившись на Авентине, сторонники Гракха послали в сенат гонца с предложением о перемирии. Между тем сенаторы уже отправили на Авентин наемных воинов. Защитники прав народа были разбиты. Гай бежал со своим рабом Филократом по свайному мосту на другую сторону Тибра. Вскоре беглецы оказались на дороге.

Гай побежал к роще, но упал и вывихнул ногу. Приближались преследователи. По просьбе Гая раб заколол его кинжалом.

Крупные землевладельцы и богатые рабовладельцы хотя и одержали победу, но не посмели отнять землю, которую по законам Гракхов получили около 80 тыс. бедняков. Борьба народа под руководством Гракхов ослабила влияние сената и увеличила значение народного собрания в Римской республике. Среди римской бедноты долго сохранялась память о братьях Гракхах, самоотверженно защищавших права мелких землевладельцев.