Первое восстание бедноты и рабов


Летописцы древнего Египта не любили писать о событиях, неприятных для царей и рабовладельческой знати. В их повествованиях о делах прошлых дней, начертанных на свитках папируса, на коже или же вырезанных на каменных плитах, можно прочесть подробные описания победоносных войн, отчеты о сооружении роскошных храмов и гробниц, о снаряжении торгового флота в далекие страны и прибытии его домой — в общем о чем угодно, только не о народных восстаниях.

Если верить летописям, дошедшим до нас, миллионы тружеников, обитавших в долине Нила, на протяжении более двух тысячелетий терпеливо гнули спину, обрабатывая землю, прорывая каналы, скалывая в горах глыбы камня и совершая множество других, не менее тяжелых работ. Эти летописи рисуют голодных и измученных людей совершенно безропотными и покорно подставляющими свои спины под удары плети да еще восхваляющими «сына солнца», «доброго бога» (официальные титулы египетских фараонов). Конечно, такая картина далека от действительной жизни древнего Египта.

К счастью для исторической науки, сохранились поэтические произведения, отразившие гораздо лучше реальную жизнь, чем записи, составленные при дворцах и храмах.

В музее голландского города Лейдена хранится длинный лист папируса, склеенный из 17 страниц и испещренный беглыми строчками. Это — описание «бедствий» страны, сделанное неким писцом Ипусером (иногда это имя произносят не совсем точно — Ипувер).

Автор жалуется, что миновали хорошие времена, когда в Египте царил порядок. Люди стали свирепыми. Всюду бродят шайки разбойников. Многие земледельцы боятся выходить из своих домов на полевые работы, а если какой-нибудь смельчак и отправляется пахать землю, то обязательно захватывает с собой щит.

Все законы нарушены. Все в жизни страны перевернулось. «Земля перевернута, как гончарный круг!» — в отчаянии восклицает Ипусер.

Мы понимаем, почему этот представитель господствующего класса рабовладельцев тоскует и возмущается. Оказывается, бедняки захватили имущество богачей. «Тот, кто не имел собственного дома, бродил в лохмотьях, выпрашивая подаяния, теперь ходит в одежде из тончайшего полотна, мажется душистым маслом, пьет лучшие вина. Тот, кто не имел даже ладьи, чтобы переправиться через Нил, завладел целой флотилией кораблей, а прежний собственник смотрит на эти корабли, но они уже не принадлежат ему. Девушка, которая прежде смотрелась в воду, чтобы увидеть свое изображение, теперь причесывается перед дорогим бронзовым зеркалом». Так описывает Ипусер народное восстание.

Но самое страшное, по мнению Ипусера, в том, что к восставшим беднякам присоединились совершенно бесправные рабы, которых даже не считали людьми, которых прежде можно было купить и продать, как скот, и даже убить. Теперь многие из них добились свободы. Бывшие рабыни украсили шеи ожерельями, в которых бусы из сердолика и лазурита (полудрагоценные камни. — Ред.) перемежаются с золотыми и серебряными подвесками. А в это время благородные женщины голодают и проклинают свою судьбу.

Простые люди перестали страшиться царских чиновников, рассказывает Ипусер. Они врываются в архивы, хватают свитки законов, судебные решения и предписания о взыскании недоимок. Все эти документы выбрасывают на улицу, топчут их ногами. Когда сын князя пробует сопротивляться беднякам, ему разбивают голову о стену. В конце концов повстанцы врываются во дворец — и, горестно восклицает Ипусер, царь захвачен бедняками!

Обо всех этих событиях коротко сообщает и другой египетский писатель. Он описывает восстание устами древнего сказочного пророка Неферти, будто бы предсказавшего «времена бедствий» еще за тысячу лет до того, как они наступили. Неизвестный автор, говорящий от имени древнего пророка, описывает события с натуры, но высказывается не в настоящем, а в будущем времени.

«Все в стране будет разрушено, — заявляет он, — нижнее станет верхним, солнце померкнет, и можно будет смотреть на него, не жмурясь, невозможно будет определить время по солнечным часам, бедный станет накапливать сокровища, а вельможа станет ничтожным». Таким образом, переворот, произошедший в жизни людей, приравнивается к стихийным катастрофам. Под видом пророчества автор описывал уже совершившиеся события. Это произведение, написанное на папирусе, хранится в Ленинграде (в Государственном Эрмитаже) и было впервые изучено выдающимся русским египтологом В. С. Голенищевым.

Оба эти повествования в поэтической форме сообщают нам, хотя не без преувеличений и искажений, о событиях, происходивших в действительности. Многие подробности изображены очень ярко и красочно; чувствуется, что авторы наблюдали все собственными глазами.

Когда же произошло это древнейшее из известных историкам восстание народных масс против господствующего класса рабовладельцев? Найденные документы не дают даты, не называют имени фараона, сброшенного с трона, и имен вождей восстания. Однако упоминается, что в разгар вооруженной борьбы извне вторглись в Египет азиатские племена, а мы знаем точно, что за 1700 лет до н. э. страна действительно была покорена гиксосами — кочевыми племенами, пришедшими из Передней Азии. Выдающийся советский ученый акад. В. В. Струве на основании этого факта и ряда других соображений пришел к выводу, что грандиозное восстание египетских рабов и бедняков произошло в середине XVIII в. до н. э. (около 1750 г. до н. э.).

Трудящиеся массы расправились со своими угнетателями и захватили их имущество, но не могли уничтожить сам рабовладельческий строй. Рабы и крестьяне в то время не представляли себе иной жизни, иных порядков, они стремились сами иметь богатство, власть и рабов. Поэтому их восстание было обречено на неудачу. Рабовладельцы, собрав силы, снова восстановили свое господство.