В древнем царстве Урарту


В пятый день месяца жатвы царские гонцы прибыли в город Тейшебаини и вручили наместнику урартского царя Русы, сына Аргишти, глиняную табличку. На ней было написано, что сам царь пожалует в Тейшебаини, чтобы освятить пуск оросительного канала.

Воины гарнизона крепости во главе с наместником тотчас же оседлали коней и помчались навстречу Русе. А тем временем жрецы готовили щедрую жертву богу Халду, виночерпии наполняли кувшины душистым вином, хранящимся в подвалах крепости за царскими печатями, слуги и повара засуетились вокруг кладовых, где хранились запасы для царского стола.

Весть о прибытии царя мигом облетела всю округу и дошла до тех безвестных тружеников, руками которых был построен замечательный оросительный канал. Тысячи пленников царя Русы, сына Аргишти, несколько лет долбили базальтовое ложе канала.

И настал день, когда воды реки Ильдаруни побежали по каналу, давая жизнь новым садам, виноградникам и полям.

Но, прибыв в долину реки Ильдаруни, царь Урарту не спешил с пиршеством и даже отложил жертвоприношение. Прежде всего он призвал к себе грамотного резчика по камню и велел ему высечь на базальтовом камне памятную надпись:

«... Руса, сын Аргишти, говорит: в долине страны Кутурлини обработанной земли не существовало. По приказу бога Халда я этот виноградник развел, поля с посевами, плодовые сады кругом устроил я там, города я ими окружил, канал из реки Ильдаруни я провел...»

Резчик по камню привык к хвастливым словам заносчивого владыки. Все, что создавалось трудом, потом и кровью рабов, Руса, сын Аргишти, всегда приписывал себе. Впрочем, так поступали все его предки — цари Урарту. Но почему царь призывает проклятье на головы тех, кто присвоит себе честь создания канала? Почему так странно звучат заключительные строки, продиктованные царем?

«... Руса, сын Аргишти, говорит: кто эту стену разрушит, кто осквернит, кто с места удалит, кто в землю зароет, кто в воду бросит, кто другой скажет — я создал, кто мое имя разрушит и свое имя поставит... Пусть Халд, Тейшеба, бог солнца, все боги, ни его имя... ни его потомство на земле не оставят...»

Высекая эти строки, резчик по камню, вероятно, видел перед собой тысячи изможденных, исхудавших от голода людей, которые соорудили этот канал, имея в руках только железную кирку и молот. Эти труженики должны были падать ниц перед царем и лежать в пыли, не смея поднять головы. Их руками воздвигнуты дворцы и крепости, построены каналы, посажены яблони и виноградники, а потомки, которые прочтут эту надпись, не узнают их имен, а только запомнят имя Русы...

Может быть, так думал безвестный резчик по камню, который сделал памятную надпись в VII в. до и. э., когда страной Урарту правил Руса, сын Аргишти.

Эта надпись сохранилась. Но мы, прочитав ее, понимаем, что канал создан безвестными строителями, которые трудом своим увековечили память о себе. Такая надпись была найдена археологами среди развалин древнего храма, неподалеку от Еревана. Она напомнила нам о далеком прошлом народов Закавказья, когда страна эта была частью обширного рабовладельческого государства Урарту, а племена, населявшие земли нынешней Армении, были подвластны урартским царям. Крестьяне-общинники наравне с рабами создавали благополучие и роскошь царского двора.

Около двух веков, с начала VIII в. до н. э., южная часть Закавказья входила в состав Урартского царства. То была пора расцвета страны. Тогда Урарту соперничало с крупнейшей мировой державой Ассирией и занимало ведущее место среди государств Передней Азии.

До наших дней хорошо сохранились следы деятельности урартов. Руками рабов были воздвигнуты города, великолепные крепости и храмы. Строения сооружали из громадных каменных глыб, а иногда их высекали прямо в скалах. По приказам царей рабов гнали на войну, и они должны были завоевывать для своих господ новые земли и новых рабов. Бесконечные войны разорили некогда цветущую страну, а усиливавшаяся борьба рабов с рабовладельцами расшатывала царство Урарту изнутри. Все это привело к тому, что в VI в. до и. э. государство Урарту перестало существовать. О нем вскоре забыли, и даже историки не стали упоминать о могущественных царях древнего царства. Но вот случайно найденный камень с несколькими строками клинообразной надписи, где упоминалось имя Русы, привлек внимание археологов. Было высказано предположение, что вблизи Еревана на холме Кармир-Блур сохранились развалины древней крепости. Предположение ученых оправдалось. Археологи раскопали руины древней крепости. Вблизи оказались остатки урартского города Тейшебаини, где когда-то, почти три тысячи лет назад, жили ремесленники, воины и слуги, работавшие на наместника и его приближенных.

Можно пройтись по древней улице Тейшебаини вдоль фундаментов домов, сложенных из превосходных базальтовых плит. Большие каменные дома предназначались для нескольких семей урартов: сохранились следы калиток, которые вели в жилище каждой семьи. Вот основание высокой калитки, рядом с которой виднеется разбитая кормушка. На высоком камне отверстие для привязи. Видимо, здесь была привязана собака. Хорошо сохранился каменный пол просторной комнаты, а на нем — следы очага, обломки глиняных сосудов, кости домашних животных. За высокими стенами крепости Тейшебы находился дворец наместника урартского царя. В нем было 120 помещений. Его крепкие стены и поныне удивляют строителей. Тут оставили память о себе и штукатуры, и каменотесы, обработавшие базальтовые плиты, и художники, сделавшие роспись на стенах.

У же несколько лет ведутся раскопки древней крепости. Много найдено здесь памятников культуры Урарту. И каждая находка является своеобразной страницей истории, которая не была написана современниками и дошла до нас только в виде вещей, сделанных умелыми руками древних мастеров.

Повсюду видны следы деятельности этих талантливых людей. Строители оставили нам память о древней архитектуре, гончары сделали красивые и необычайно крепкие сосуды для вина, масла, зерна и фруктов. Часть этой посуды сохранилась даже в огне пожара и целехонькая лежала среди обломков рухнувших стен. Винные подвалы хранили десятки гигантских сосудов для вина — карасов. Разумеется, что в них археологи не нашли вина, но зато обнаружили нечто более ценное — изделия урартских литейщиков и чеканщиков. В одном из карасов были найдены чудесные бронзовые чаши, сверкающие, словно золотые. Каждая чаша издает свой особенный серебристый звон, как будто имеет свой голос: суеверные урарты верили в злых духов и думали, что мелодичный звон чаши может отогнать злого духа, грозящего царю во время пиршества. О том, что пиршественные чаши принадлежали царям, мы узнали из надписей, сделанных мастером.

При раскопках найдены оружие, щиты и шлемы из бронзы, украшенные изысканной чеканкой, остатки великолепных тканей и бесчисленное множество обломков керамики. Сохранились зерна пшеницы и ячменя, кости животных. Эти находки дали возможность ученым узнать многое о хозяйственной деятельности урартов. Обо всем этом исследователями написаны целые тома.

Но лучшим памятником урартов остается канал, который на 20 км протянулся вдоль плодородной долины реки Занги (Ильдаруни). Для своего времени канал был чудом техники. Часть его проходит под землей в базальтовой скале. Этот тоннель дает возможность оросить земли соседней долины. По обе стороны канала и сейчас созревает лучший виноград Советской Армении. Хвастливая надпись, сделанная царем Русой, сыном Аргишти, помогла нашим современникам узнать о времени, когда был проведен этот канал. Она же помогла восстановить некоторые события из жизни урартов. История одного из древнейших государств на территории нашей Родины была воссоздана трудами советских ученых, особенно проф. Б. Б. Пиотровского. Наследниками высокой культуры урартов стали армяне, азербайджанцы и грузины.