Законы и суд в древнем Вавилоне


1901—1902 гг. французские археологи раскапывали развалины древнего города Сузы, который на протяжении ряда веков был столицей могущественного государства Элам, восточного соседа древней Вавилонии. Неожиданно лопата одного из рабочих ударилась о какой-то камень. С большими предосторожностями, чтобы не попортить интересный предмет, удалили слой земли и извлекли сначала один, а затем два других куска каменного столба. Ученым сразу бросились в глаза надписи и изображения, вырезанные искусным резчиком на гладко отшлифованной поверхности черного камня.

С трудом удалось составить и тщательно склеить драгоценные для науки обломки и почти полностью восстановить, если не считать нескольких трещин и выбоин, закругленный базальтовый столб около 2 м высоты.

На лицевой стороне наверху были вырезаны две рельефные мужские фигуры с внушительными окладистыми бородами в длинных, ниспадающих до пят одеждах. Один из этих старцев восседал на троне. Его голова была увенчана высоким остроконечным тюрбаном, а в правой, протянутой вперед руке он держал коротенький жезл и большой круглый браслет. Другой стоял перед троном в почтительной позе.

Под изображением шла длинная надпись причудливыми клинообразными знаками.

Находка была перевезена в Париж и выставлена в одном из залов Луврского музея. В Московском государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина хранится ее точный гипсовый слепок. Вавилонские клинописные тексты на поверхности столба впервые прочитал и перевел на французский язык выдающийся ученый Шейль. Затем последовали переводы на другие языки, в том числе и на русский.

Оказалось, что на столбе записаны законы вавилонского царя Xаммурапи, правившего с 1792 по 1750 г. до н. э. А фигуры изображали царя Хаммурапи и бога солнца Шамаша. Бог как бы утверждал законы, изданные царем, и разрешал ему творить от имени богов суд и расправу над всеми своими подданными.

Вавилон был одним из крупнейших городов древнего Востока, возникших еще в 111 тысячелетии до н. э. в долине рек Тигра и Евфрата. В XVIII в. до н. э. Вавилон стал столицей большого рабовладельческого государства, правители которого подчинили себе многие соседние области. Хаммурапи был шестым царем Вавилона. Имя его стало известно европейским ученым еще до находки каменного столба.

Ко времени царствования Хаммурапи Междуречье было раздроблено на ряд независимых и враждовавших между собой небольших государств. Хаммурапи, совершив ряд удачных военных походов, объединил под своей властью все эти государства, расположенные от Персидского залива до Ассирии. На северо-западе он завладел богатым и цветущим городом Мари, через который шел путь к Средиземному морю. Древневавилонское царство достигло своего наивысшего могущества.

Стремясь укрепить рабовладельческое государство, Хаммурапи установил законы, охранявшие интересы рабовладельцев. Их было 282, и вместе они составили свод законов. Во вступлении к своему своду Хаммурапи заявлял, что этими законами он защищал слабого от сильного. Правда ли это?

Перенесемся на 37 столетий назад и представим себе площадь древнего Вавилона перед храмом верховного бога Мардука. У ворот храма на высокой кирпичной площадке поставлено кресло, украшенное золотом и слоновой костью. На нем важно восседает царский судья. Справа и слева от него на скамьях расселись жрецы и старейшины. Непрерывным потоком подходят жалобщики, ответчики и свидетели.

Вот бедный старик жалуется, что его сын умер в доме ростовщика Д где отрабатывал долг своего отца. «Ростовщик бил моего сына, морил его голодом и заставлял работать по ночам. А мой сын не раб. Он вавилонянин родом, а не чужеземец. Он только три года должен был провести в доме ростовщика. На четвертый год по закону царя его должны были отпустить на свободу. Кто вернет мне моего сына, которому оставался всего год до окончания срока подневольной работы?»

По законам Хаммурапи не уплатившего долг бедняка или его семью на три года обращали в рабство.

Ростовщик приводит свидетелей. Они заявляют, что осмотрели тело убитого и не нашли на нем ран. Только на спине обнаружены следы плети, но бить должника хозяин имел право. Ростовщик клянется, что сын должника умер от болезни. Судья признает богатого ростовщика невиновным. Он знает, что богач по своему обыкновению пришлет ему щедрые подарки.

Далее судят строителя, который построил кирпичный дом так непрочно, что стена обвалилась и задавила хозяйского сына. «Ты лишил по своей небрежности благородного человека его сына. За это и ты потеряешь своего сына. Око за око, зуб за зуб, человека за человека. Отдавай любого из своих сыновей», — говорит судья. «Но мои дети ничем не виноваты!» — «Тогда иди сам на казнь!» И несчастный отец вынужден отдать на казнь своего младшего сына.

Наконец, приводят бледного испуганного старика. Соседи видели, что он лепил из воска фигурку человека, и обвиняют старика в колдовстве. Наверное, ночью он бросает фигурки в огонь и зловещим голосом произносит заклинание: «Я не воск сокрушаю, а врага своего сжигаю, я уничтожаю его сердце, я сжигаю его печень». Тщетно скульптор-самоучка уверяет, что лепил фигурки без злого умысла. Озлобленные соседи не верят ему. Судья и свидетели идут к берегу Евфрата. Обвиняемого связывают и бросают в воду. Он камнем идет ко дну. Полумертвого старика извлекают из воды и присуждают к смертной казни — сама божественная река изобличила его. Все убеждены, что если бы он был невиновен, то обязательно всплыл бы хоть на минуту. Бедный старик становится жертвой невежества и суеверия.

Солнце склоняется к закату. Судебное заседание на нынешний день закончено, и судья удаляется домой. Толпа расходится.

Молодой раб, покидая площадь, жалуется своему попутчику: «Все могут обращаться в суд, кроме нас, рабов. Недавно мой господин забил до смерти моего старого дядю. Я пришел было к судье, но он даже не стал меня слушать, узнав, что господин убил своего, а не чужого раба. Если бы он убил чужого, то отдал бы раба за раба или заплатил стоимость его хозяину. А раз он убил своего собственного раба, то кому же он будет возмещать убытки, не себе же самому? Раб, сказал судья, такая же собственность, как бык, и хозяин может делать с ним что угодно. Закон в такие дела не вмешивается...»

Так законы царя Хаммурапи защищали жизнь и имущество рабовладельцев и укрепляли их власть над рабами и беднотой.