Вьетнам накануне прихода колонизаторов


Тяжелое время наступило для вьетнамского народа в конце XVIII в. Два враждующих княжеских рода разделили страну на части: севером правил род Чинь, югом — род Нгуен. Война между ними не прекращалась, она разоряла и опустошала страну.

Каждую весну сытые, наряженные в шелковые одежды чиновники Нгуенов появлялись в деревнях юга. Они забирали самых здоровых и сильных мужчин в солдаты и на принудительные работы у северных границ княжества. Здесь, где обрывистые уступы гор на востоке почти вплотную подступают к морю и только узкий коридор связывает север страны с югом, Нгуены строили стену. Длина ее достигала 18 км, а высота — 6 м. Это было нечто вроде Великой китайской стены, только небольшого размера. Стена не была надежной защитой: войска Чиней разрушали ее почти каждый год. На постройке и на ремонте стены от непосильного труда, недостатка пищи и жестоких лихорадок люди гибли так же быстро, как и в сражениях.

У тех, кто оставался в деревне, каждую осень сборщики налогов отбирали большую часть собранного урожая: война требовала огромных расходов. Князьям Нгуенам нужно было много оружия. Его охотно продавали португальские купцы, но стоило оно дорого. Те же купцы продавали оружие и противникам Нгуенов — Чиням.

Торговля оружием оказалась очень выгодной купцам, и они были заинтересованы, чтобы война никогда не кончалась.

Всю тяжесть войны нес на себе трудовой народ, а военная добыча доставалась князьям и военачальникам.

Крупные чиновники на севере и на юге страны жили богато: большинство из них были помещиками, да, кроме того, собирая налоги, они дополнительно грабили крестьян.

От княжеских войн страдали не только крестьяне и ремесленники. Война мешала и торговцам: она разорвала старинные прочные связи между севером и югом. Проезжие дороги по всей стране стали небезопасны.

Недовольство охватывало широкие круги населения. Мелкий чиновник Няк, выходец из семьи торговцев, служивший на юге в княжестве Нгуенов, и его братья Хюэ и Лы стали организаторами борьбы народа с правителями страны. В 1772 г. Няк, Хюэ и Лы бежали на запад, в горы. Там в деревушке, запрятавшейся в глухой лесистой котловине, собирались беглецы из армии, разоренные крестьяне и ремесленники. Они приносили с собой оружие — луки, мечи, копья, кремневые ружья. В строгой тайне здесь готовились к восстанию.

И вот, наконец, наступило время, когда оно началось. Это произошло в один из обычных базарных дней, когда крестьяне из окрестных деревень приходили в уездные города. Толпы крестьян, как всегда, с мешками и корзинами на коромыслах направлялись в города. Безлюдные и тихие улицы маленьких городков заполнялись шумной и пестрой толпой с разнообразной поклажей.

Трудно было догадаться, что в корзинах с рисом спрятаны мечи, а в вязанках сахарного тростника упакованы кремневые ружья. Внезапно на улицах появилось множество вооруженных людей. Они заходили группами в богатые дома чиновников и помещиков, требовали ключи от кладовых и выносили оттуда деньги, рис, одежду, утварь. Все отобранное у богачей тут же раздавали самым бедным из пришедших на базар крестьян. Перепуганные богачи не осмелились сопротивляться. Такие события происходили во многих городах Южного Вьетнама.

Когда весть о происшедшем дошла до Нгуенов, они послали войска, чтобы изловить «бандитов». Однако солдаты — сыновья крестьян — не хотели воевать с повстанцами, которые раздавали беднякам богатства, награбленные помещиками и чиновниками. Солдаты переходили на сторону тайшонов — так стали называть восставших, потому что они спустились с западных гор, которые назывались по-вьетнамски «тай шон».

Последующие 16 лет были годами непрерывной борьбы, которая завершилась победой тайшонов. Династия Нгуенов была свергнута. Последний из князей Нгуенов — Нгуен Ань— бежал в Сиам и нашел приют у сиамского короля. Затем тайшоны разгромили князей Чиней и осуществили мечту всего народа: воссоединили страну в единое государство.

В 1786 г. Няк объявил себя императором в Центральном Вьетнаме и назначил своих братьев князьями-наместниками: Хюэ на севере, а Лы на юге.

Вновь образовавшемуся государству пришлось вести трудную борьбу с внешними врагами на два фронта. В 1788 г. на юг вторглись войска короля Сиама, поддерживавшего Нгуен Аня. Другая опасность надвигалась с севера. Маньчжурский император Китая решил, что Вьетнам ослаблен восстанием, и его легко будет прибрать к рукам. И вот под стенами Ханоя появилась 200-тысячная армия. Борьбу против захватчиков возглавил Хюэ. Блестящим маневром он полностью разгромил полчища маньчжур и заставил их императора признать тайшонов правителями Вьетнама. Победой над маньчжурскими завоевателями Хюэ снискал себе славу национального героя. Он стал императором северной части Вьетнама, приняв имя Куанг Чунга.

За сравнительно короткое время тайшоны осуществили ряд очень важных и полезных государственных мероприятий. Они разогнали продажных чиновников, строго пресекали по всей стране воровство и бандитизм. По всему Вьетнаму была введена в обращение единая монета. Раньше дела государства велись на китайском языке, которым владела только аристократическая верхушка. Тайшоны перевели все делопроизводство на народный вьетнамский язык, понятный каждому. Они заботились и о развитии культуры.

Вначале часть помещичьих богатств тайшоны раздали крестьянам, чтобы привлечь их на свою сторону. Затем были сокращены налоги. Но надежды крестьян на коренное улучшение их жизни не оправдались: тайшоны не стали ничего менять в положении крестьянства в целом. Поэтому отношение крестьян к тайшонам изменилось. Они стали относиться равнодушно к деятельности новых правителей. Как говорит вьетнамская пословица, «тайшоны не сумели сохранить сердце народа».

Когда тайшоны утвердились во всем Вьетнаме, им особенно нужна была поддержка всего народа. Пока тайшоны одерживали блестящие победы над Чинями и маньчжурами, во дворце сиамского короля принц Нгуен Ань уже вступил в предательское соглашение с французским епископом де Беэном — главой католических миссионеров.

Вьетнамский народ сложил пословицу о предателе Нгуен Ане. О нем говорили: «Он впустил в дом змею, чтобы истребить птиц».

«Змея» подползала к «вьетнамскому дому» в виде колонны французских кораблей, груженных новым оружием и сбродом авантюристов, которых де Беэн навербовал во французских колониях в Индии. В 1792 г. враги разбили флот тайгаонов и началась война на суше. Когда французские колонизаторы высадились на юге Вьетнама, тайшоны безуспешно пытались их задержать. Французская артиллерия была гораздо лучше старинных вьетнамских чугунных пушек, а корабли маневреннее вьетнамских джонок и галер. Дорога для дальнейшего проникновения французских колонизаторов во Вьетнам теперь была открыта. Опираясь на феодалов, предавших вьетнамский народ, на войска и католических миссионеров, французские капиталисты постепенно превращали Вьетнам в свою колонию. Весь вьетнамский народ оказывал упорное сопротивление захватчикам. Завоевание французскими империалистами Вьетнама закончилось к концу XIX в. После этого еще 50 лет вьетнамский народ страдал под игом колонизаторов, пока, наконец, 2 августа 1945 г. не была провозглашена независимость Вьетнама, однако народ южной части Вьетнама до сих пор находится под властью местных реакционеров и американских империалистов (см. т. 9 ДЭ).