Шарль Фурье


30-х гг. прошлого столетия в Париже на улице Сен-Пре-Монмартр жил Шарль Фурье— один из великих социалистов-утопистов. Это был старый человек небольшого роста, с седыми волнистыми волосами и задумчивыми, проницательными голубыми глазами.

Фурье родился в городе Безансоне в 1772 г., в семье торговца, человека невежественного и грубого. Дома Шарля поучали, что надо быть правдивым, честным, а в лавке отца он не раз наблюдал, как обвешивают и обманывают покупателей. Шарль открыто высказал свое возмущение отцу и был за это жестоко наказан. Фурье хотел после окончания школы стать инженером. Но чтобы иметь средства для жизни, ему пришлось работать приказчиком и конторским служащим. Фурье ненавидел свою работу. После тяжелого трудового дня все свободное время он проводил за книгами. Благодаря упорному труду он приобрел большие знания. Проницательный и отзывчивый, Фурье глубоко переживал страдания народа и решил посвятить свою жизнь изысканию путей к освобождению человечества от угнетения и нужды.

В первые десятилетия XIX в. пролетариат был малочисленным и слабо организованным. Жизнь не подсказывала еще путей борьбы за освобождение от эксплуататоров. В таких условиях появились утопические, т. е. несбыточные, проекты переустройства общества. Во Франции почти в одно время с Фурье выступил социалист-утопист Сен-Симон, а в Англии — Роберт Оуэн.

В своих произведениях Фурье подверг бичующей критике капиталистическое общество. В нем, говорил он, господствует дух наживы. Богатая верхушка погрязла в обмане и разврате, а народ прозябает в нищете и занят непосильным трудом. Счастье одних основано на несчастье других. Все находятся в состоянии войны друг с другом. Врач желает своим согражданам лихорадок, чтобы было больше больных, и тогда он сможет получить больше денег, а адвокат — тяжб и ссор в каждой семье. Архитектору нужен пожар, который превратил бы в пепел четвертую часть города, а стекольщик желает града, который разбил бы все стекла. Судьи хотели бы, чтобы во Франции по-прежнему совершалось не менее 120 тыс. преступлений в год, для того чтобы они имели побольше дел и доходов.

Особенно резко проявляются противоречия между богатыми и бедными. Рабочие трудятся только для того, чтобы не умереть с голоду. Капиталистическую фабрику Фурье называл «смягченной каторгой». И хотя богатство общества возрастает, нищета трудящихся не уменьшается, а увеличивается. Самые блестящие страницы своей критики Фурье посвятил капиталистической торговле. Меткими, насмешливыми словами рисовал он плутни купцов и торговцев. Фурье называл торговлю «ремеслом лжи и лицемерия», «торжествующим обманом», а торговцев — «вампирами», которые сами ничего не производят, а наживают большие богатства. Спекулянты хлебом доводят бедняков до голодной смерти.

Фурье выступил страстным проповедником освобождения женщин. Много внимания уделил он и детям. В капиталистическом обществе, писал он, склонности детей не развиваются, дети богачей приучаются к безделью и лени, а дети бедняков не могут получить знаний.

Критикуя буржуазный строй, Фурье спрашивал: есть ли выход? Каковы дальнейшие пути развития человечества? Фурье был не только беспощадным критиком старого. Он считал, что человечество может перейти к новому, справедливому обществу. Он называл его строем гармонии; по существу он говорил о социализме.

Фурье впервые высказал в печати свои идеи о будущем обществе в 1803 г. С тех пор до самой смерти, в 1837 г., он разрабатывал свою теорию. Фурье так красочно и с такими мельчайшими подробностями описал будущий строй, словно это был не плод его фантазии, а картина реальной жизни. Много в его проекте было наивного, фантастического. Но в то же время он высказал ряд поразительных догадок о характере будущего общества.

Каким же представлял себе будущее общество Фурье? Оно должно состоять из общин, или объединений, — фаланг. В составе фаланги 1600—2000 человек. Труд в фаланге должен отвечать склонностям человека, быть легким, увлекательным, непродолжительным, разнообразным. Для этого в фаланге организованы различные объединения по профессиям: садовники, огородники, ткачи, плотники и т. д. В каждом объединении люди разбиваются на группы (7—9 человек). В группе каждый работает не более 2 часов. Скажем, сначала человек работает в группе лесников, затем переходит в группу косцов, а потом работает на фабрике.

Совершенные приемы труда, свободное избрание каждым профессии, соответствующей его склонностям, разнообразие занятий в течение дня в кругу дружественных людей приведут, по мнению Фурье, к значительному росту производительности труда и к резкому возрастанию богатств всей фаланги. Труд станет не тяжкой обязанностью, а наслаждением, и все будут охотно трудиться. Фурье писал, что в таких условиях исчезнет гибельная конкуренция, царящая в буржуазном обществе. Люди будут не конкурировать, а соревноваться. Это была одна из блестящих догадок Фурье об особенностях социалистического строя.

Жилищем для членов фаланги должно служить прекрасное здание — дворец-фаланстер, в котором будут роскошные залы, библиотека, столовые, театр, мастерские, зимние сады и различные жилые помещения. Домашнее хозяйство станет ненужным, так как каждый будет питаться в общественной столовой. Женщины будут пользоваться равными правами с мужчинами и работать вместе с ними. Уже с трех лет малыши начнут трудиться: заботиться о цветниках, украшении залов и т. д. Наряду с трудом дети будут обучаться различным наукам, а кроме того, соответственно склонностям учиться игре на музыкальных инструментах.

В результате всех этих мер, по мнению Фурье, уничтожатся общественные противоречия и установится согласие и доброжелательство всех людей, наступит всеобщая гармония. Население всего земного шара объединится в фалангах. Все будут жить во дворцах-фаланстерах, поэтому не будет городов и деревень. Фурье страстно верил во всеобщее преобразование при строе гармонии и полагал, что сама природа, животные, растения изменятся для блага людей. Растают льды на полюсах, улучшится климат, люди станут собирать по два урожая в год. Земля обзаведется четырьмя искусственными лунами, более светлыми, чем наша луна, и благодаря этому ночи станут столь же светлыми, как и дни. Вместо хищных зверей и вредных животных появятся антильвы, антиакулы и антикрокодилы, которые будут служить человеку. Вода в морях приобретет вкус лимонада. Изменится и организм человека... Таковы мечтания Фурье о будущем человечества.

Отдельные странности не могут заслонить главного в учении Фурье. Его яркая и справедливая критика буржуазного общества, его идеи о всеобщем труде, о коллективном производстве и потреблении, об устранении противоположности между городом и деревней оказали влияние наряду с трудами других великих социалистов-утопистов на учение научного социализма, созданное Марксом и Энгельсом, но построенное на других основаниях, чем теории утопических социалистов.

Как же думал Фурье осуществить свои идеи? Он считал, что достаточно организовать несколько пробных фаланг, и все человечество немедленно последует этому примеру. Через 5—6 лет на всей земле воцарится новый общественный строй, при котором интересы каждого человека и всего общества сольются воедино. Дело заключается лишь в том, полагал Фурье, чтобы убедить богачей дать деньги для устройства фаланг. В течение 30 лет Фурье писал письма и посылал свои книги богачам-капиталистам, правительствам: императору Наполеону, банкиру Ротшильду, царю Николаю I, министрам и ученым. Фурье сообщал всем, что сделал выдающееся открытие, как преобразовать порочный буржуазный строй и создать условия для счастья всех людей. С этим открытием, сообщал он, можно познакомиться, прочитав его книги. Фурье предлагал богачам дать деньги для организации первых фаланг. Ежедневно в 12 часов дня, сообщал Фурье, он ожидает дома прихода богатых посетителей.

Фурье отрицательно относился к борьбе классов, боялся новых революций и хотел преобразовать общество мирным и «безболезненным» путем, не задевая интересов капиталистов. Он, конечно, не дождался прихода богачей. История доказала, что подобным путем невозможно преобразовать общество, что только борьба пролетариата под руководством партии коммунистов способна привести к победе нового общественного строя.