Друг народа — Жан-Поль Марат


Декоре после взятия Бастилии в Париже вышла новая газета под названием «Друг народа». Газета обращалась к трудящимся. Она говорила им, что революция еще не закончена, стоящие перед ней задачи не разрешены, враги народа еще не уничтожены.

«Друг народа» сразу обратил на себя внимание статьями, полными революционной страсти и глубочайшей веры в силы народа. Газету издавал Жан Поль Марат.

Он гневно обрушивался в своей газете на всех колеблющихся, двоедушных и на все, что мешало революции. Беспощадный к врагам, Марат не искал славы. Он не скрывал от народа трудностей, которые стояли перед революцией, открыто и прямо говорил правду, смело разоблачал мнимых патриотов. С удивительной прозорливостью Марат обнаруживал врагов революции, как бы они ни маскировались. Трудящиеся Франции любили Марата и прозвали его Другом народа.

Когда началась революция, Марату было 45 лет. Он родился в 1743 г. в небогатой семье учителя, насчитывавшей 6 детей. Когда Жану Полю исполнилось 16 лет, он ушел из родительского дома и начал самостоятельную жизнь. Став позднее врачом, он прожил около 10 лет в Англии.

Обладая выдающимися способностями, Марат имел полную возможность стать ученым-медиком и посвятить свою жизнь научным исследованиям. Но Марата интересовала не только медицина. Он увлекался идеями просветителей.

Уже в 1774 г. Марат выпустил книгу «Цепи рабства», в которой доказывал, что борьба против тирании — «естественное право и священный долг народов».

С первыми же вестями о революционных событиях во Франции Марат бросил свои занятия медициной и целиком окунулся в политическую борьбу. Он стал одним из выдающихся вождей революции и руководителей якобинцев (см. стр. 320).

...Наступил знаменательный день 10 августа 1792 г. Стало известно, что королева Мария-Антуанетта выдала австрийским интервентам план военных действий французских войск. В Париже вспыхнуло восстание против изменнических действий королевского двора. На улицу вышло более 20 тыс. жителей предместий. Они направились в Тюильри. У кого были ружья, у кого — пики. Повстанцы имели и пушки. Восставший народ окружил Тюильрийский дворец, взял его штурмом, потеряв при этом около 400 человек убитыми и ранеными. Короля с семьей заключили в тюрьму.

Марат был одним из вдохновителей восстания. Друг народа вместе с другими вождями якобинцев предлагал созвать народное собрание — Национальный конвент на основе всеобщего избирательного права.

Выборы в Национальный конвент проходили под лозунгом «Да здравствует нация без короля!». 20 сентября 1792 г. открылся Конвент. Среди депутатов Конвента было 165 жирондистов (см. стр. 321), около 100 якобинцев. 485 депутатов не примыкали ни к какой партии. Их насмешливо называли «болотом». Париж послал в Конвент только одних якобинцев. В числе их был Марат.

По предложению якобинцев Конвент принял декрет: «Королевская власть во Франции упраздняется». Франция стала республикой.

На заседании Конвента 16 —17 января 1793 г., продолжавшемся непрерывно 34 часа, был поставлен вопрос: «Какому наказанию подлежит Людовик, бывший король Франции?» Жирондисты прилагали все усилия, чтобы спасти короля.

На трибуну быстро, нервной походкой поднялся Марат. За поясом у него заткнут пистолет, сбоку — короткая сабля, голова повязана красным платком. Лицо Марата бледно. Он полон решимости.

— Я голосую за казнь короля в 24 часа, — говорит он.

21 января 1793 г. смертный приговор королю, на котором настаивали якобинцы, был приведен в исполнение.

Жирондисты, выступавшие против казни короля, все больше скатывались к контрреволюции. Они поддерживали спекуляцию продовольственными товарами, способствовали взвинчиванию цен в городах, препятствовали полному освобождению деревни от феодальных повинностей.

Войдя в сговор с контрреволюционерами, жирондисты отказывались защищать Францию от внешних врагов. Политика жирондистов — крупных собственников — вызвала негодование народных масс.

В 3 часа утра 31 мая 1793 г. Над Парижем раздался призывный звук набата. В столице началось восстание. Руководили им якобинцы. К Конвенту подошла делегация от 48 секций (районов) Парижа. С трибуны Конвента представители секций обвиняли вожаков жирондистов в измене и требовали истребить всех заговорщиков.

«Правильно! Очень хорошо», — бросал реплики со своего места Марат. Конвент не согласился на арест жирондистских депутатов. На следующий день Марат обратился к восставшим со страстным призывом продолжать борьбу и добиваться изгнания жирондистов из Конвента. 2 июня 1793 г. 80 тыс. вооруженных граждан Парижа окружили Конвент. Под давлением восставшего народа Конвент был вынужден принять декрет об изгнании 22 наиболее видных жирондистских депутатов. Власть перешла к наиболее революционной партии — к якобинцам.

Это произошло в необычайно трудный для революции момент. Феодальные государства Европы ополчились на революционную Францию. Внутри страны пылали и разрастались мятежи, поднятые врагами революции.

В такой трудной и сложной обстановке была необходима величайшая революционная энергия и непоколебимая твердость правительства. Марат призывал якобинцев опереться на народ и мобилизовать все его силы для отпора внешним и внутренним врагам. Он говорил: «Две-три вовремя отрубленные головы надолго останавливают врагов и на целые столетия избавляют нацию от бедствий нищеты и от ужасов гражданской войны».

Прямота, решительность, стойкость Друга народа снискали ему глубокое уважение парижской бедноты, жителей рабочих предместий, крестьян, ремесленников, всех верных патриотов. Но эти же качества Марата вызывали лютую злобу к нему со стороны контрреволюции. С начала революции Марату приходилось семь раз (иногда на целые месяцы) уходить в подполье и даже покидать на время свою родину.

Типографии, в которых печатался «Друг народа», не раз подвергались разгрому, а типографов и разносчиков этой газеты арестовывали.

За Другом народа следили шпионы. Его повсюду подстерегали клинки убийц. Несколько раз Марата арестовывали, выдвигая клеветнические обвинения, и создавали судебные процессы. Не одну ночь Другу народа приходилось блуждать по улицам в поисках безопасного убежища. Однако неукротимый Марат мужественно переносил все подобные невзгоды. «Борясь против врагов государства, — говорил Марат, — я буду беспощадно нападать на мошенников, буду разоблачать лицемеров, изобличать изменников... Страх не имеет надо мною власти. Я посвящаю себя отечеству и готов пролить за него всю мою кровь...»

13 июля 1793 г. в квартиру Марата на улице Кордильеров явилась молодая женщина. Марат просматривал газеты. Войдя к Марату, посетительница подала бумагу, заявив, что в ней перечислены имена участников опасного заговора. Когда Марат углубился в чтение, женщина выхватила большой нож и ударила им в грудь Друга народа. Через пять минут Марат скончался. Убийца, дворянка Шарлотта Кордэ, была орудием контрреволюционных заговорщиков.

Весть о злодейском убийстве Друга народа быстро облетела Париж. Толпы людей бросились к улице Кордильеров. С глубокой скорбью и негодованием узнали народные массы Франции о гибели Марата. Похороны Марата вылились в грандиозную демонстрацию.

Вскоре после убийства Марата знаменитый французский художник Давид написал картину «Смерть Марата». «Я писал ее сердцем», — говорил художник. Картина была выставлена в Париже, в музее Лувра. Бойцы революционной армии, отправляясь на фронт, приходили сюда, и картина вдохновляла их мужеством для борьбы с врагами революционного отечества.