«Кавказа гордые сыны»


«Кавказа гордые сыны...» — так называл кавказских горцев великий русский поэт А.С. Пушкин, восхищавшийся их мужеством и отвагой, любовью к свободе и непокорностью.

Веками горцы Кавказа отстаивали свою независимость от иноземных захватчиков. Турецкие султаны распространили свое владычество от берегов Атлантического океана до Персидского залива, покорив народы многих стран Африки и Азии, а завоевать Кавказ не смогли. Еще в XVI в. они захватили ряд пунктов на Черноморском побережье Кавказа, построили там крепости, поставили свои гарнизоны, но все их попытки проникнуть в глубь горных ущелий были тщетны. В 30—40-х гг. XVIII в. могущественный властитель Ирана Надир-шах совершил много завоевательных походов в Среднюю Азию, Индию, Закавказье. Только в горах Дагестана потерпел он неудачу. Кавказские горцы дали ему такой отпор, что у него отпала охота вторгаться в их аулы.

Ингуши и чеченцы издавна торговали с русскими казаками, поселившимися на берегах Терека. В борьбе против турецких и иранских завоевателей кавказские горцы нередко обращались за помощью к русским. Кабардинцы еще в XVI в. перешли под покровительство России. Черкесы вместе с русскими сражались против крымских ханов. В русском народе кавказские горцы видели друга и надежного союзника. Однако власти русского царя и дворян они подчиняться не хотели.

Народы Закавказья — грузины, армяне, азербайджанцы — веками находились под угрозой порабощения и истребления со стороны иранских и турецких правителей. Присоединение к России избавило их от этой опасности и позволило расширить торговые связи с европейскими странами. Кроме того, пребывание в составе России способствовало приобщению трудящихся Закавказья к передовой русской культуре, втягивало их в общую борьбу против гнета царского самодержавия.

В 1801 г. Грузия добровольно присоединилась к России. Позднее в состав России вошли Северный Азербайджан и Восточная Армения (см. стр. 449).

Получив новые владения в Закавказье, царизм стремился расширить их и продвинуться еще дальше в глубь Передней Азии. Однако новые владения были отрезаны от России Кавказским хребтом, где жили непокорные горцы.

Постоянным противником России на Кавказе была Турция, которая также стремилась укрепить здесь свое господство. Потерпев поражение в войне с Россией, Турция по договору 1829 г. была вынуждена отказаться от открытых притязаний на Кавказ. На Черноморском побережье Кавказа стали высаживаться русские войска и строить там укрепления.

— Зачем вы пришли к нам с войсками? — спросили горцы одного царского генерала.

Тот начал объяснять горцам, что турецкий султан уступил эту землю русскому царю. Тогда один из горцев кивнул головой на вспорхнувшую с дерева ласточку и сказал: «Я уступаю тебе эту птичку. Возьми ее, если можешь...»

Царское правительство решило покорить горцев силой оружия. Николай I требовал от своих военачальников «усмирения навсегда горских народов или истребления непокорных». Выполняя волю царя, его генералы вторгались с войсками в горные ущелья, вырубали леса, вытаптывали поля, сжигали селения, угоняли скот. Горцы в свою очередь нападали на русские укрепления и казачьи станицы. Война на Кавказе тянулась свыше 60 лет.

Любовь к своей родине, к свободе вдохновляла горцев на героические подвиги. В узких ущельях они преграждали дороги царским войскам завалами из срубленных деревьев. Отстреливаясь за завалами, горцы связывались друг с другом поясами, чтобы даже последний оставшийся в живых не покинул занятого рубежа. Если противник врывался в аул, защищали каждый дом. Старики сражались плечом к плечу с молодыми, женщины — наравне с мужчинами. Когда кончались порох и пули, в ход шли камни и кинжалы.

Темными ночами горцы переплывали бурные реки и скрытно приближались к русским укреплениям, а потом внезапно бросались на штурм. Так, однажды ночью в феврале 1840 г. группа воинов вплотную подползла к Лазаревскому укреплению на Черноморском побережье. Когда часовой заметил их и поднял тревогу, было уже поздно — они были у самого рва. Ворвавшись в укрепление и перебив полусонных солдат, горцы одержали победу. Вскоре они овладели еще тремя укреплениями. Потом царским генералам пришлось снаряжать целую экспедицию, чтобы вернуть потерянные позиции.

Героическая борьба кавказских горцев вызывала сочувствие всех передовых людей того времени. «Народы, учитесь у них, на что способны люди, желающие оставаться свободными!» — писал «Коммунистический журнал», издававшийся Союзом коммунистов, во главе которого стояли К. Маркс и Ф. Энгельс.

Беда горцев заключалась в том, что они не составляли единого народа и не имели единого руководства, действовали разрозненно, распыляли свои силы.

В Дагестане местная феодальная знать и мусульманское духовенство попытались объединить горцев для борьбы с Россией. Ханы и муллы (мусульманские духовные лица) проповедовали, что горцы, будучи мусульманами, не могут подчиняться христианам — русским и должны вести против них «священную войну» — газават. Борьба особенно разгорелась, когда во главе Дагестана и Чечни стал имам (высшее духовное лицо) Шамиль, суровый, храбрый и способный военачальник. Преследуя всех, кто сотрудничал с русскими, он рубил головы ханам и бекам, перешедшим в подданство России. Горские крестьяне надеялись, что Шамиль уничтожит всех эксплуататоров и освободит трудящихся не только от притеснений царских властей, но и от гнета местной знати. Поэтому массы горцев сначала поддерживали Шамиля. Он не раз наносил поражения царским генералам, вторгавшимся с войсками в горы Дагестана и Чечни. Однажды горским войскам чуть не удалось взять в плен самого наместника царя на Кавказе — графа Воронцова.

Но в государстве, которое возглавил Шамиль в горах Дагестана власть принадлежала не народу, а духовенству и примкнувшим к нему ханам. Сам Шамиль был жестоким правителем, а его помощники — наибы — грабили трудящихся горцев, облагая их тяжелыми повинностями и поборами.

Ведя борьбу против царской России, Шамиль и его сподвижники не могли достигнуть полной независимости. Они искали поддержки у Англии, опирались на отсталую, разлагавшуюся Турецкую империю и пользовались ее помощью, а это могло принести горцам только более тяжелую зависимость и угнетение.

Дагестанское и чеченское крестьянство все больше убеждалось, что Шамиль действует не в интересах народа, что притеснения и насилия со стороны ханов и духовенства усиливаются, что война против России грозит им полным истреблением. Массы горцев стали покидать Шамиля.

В 1859 г. Шамиль с небольшим отрядом укрылся в ауле Гуниб, расположенном среди отвесных скал. После упорного сопротивления русским войскам Шамиль сдался.

На Западном Кавказе горцы продолжали сопротивляться еще пять лет, но и там вынуждены были сложить оружие, подавленные численным превосходством царских войск.

Тяжело жилось горцам под властью царизма. Но присоединенные к России, они стали перенимать достижения передовой русской культуры и приобщаться к революционной борьбе русского народа. Вместе с русским народом они пришли к полному освобождению от всякого гнета.