«Путешествие из Петербурга в Москву»


В мае 1790 г. по Петербургу пронесся слух, что в книжной лавке купца Зотова продается книга «Путешествие из Петербурга в Москву», в которой мужиков призывают к бунту, а царям грозят плахой. Слух дошел и до Екатерины II. Она прочитала книгу и пришла в страшное негодование. Всего 15 лет назад Россия была охвачена грозной крестьянской войной под предводительством Пугачева (см. стр. 425). Еще не исполнилось года, как в Париже пала крепость-тюрьма Бастилия и революционная Франция провозгласила «Декларацию прав человека и гражданина». И вот новый «бунтовщик хуже Пугачева», «зараженный французскими заблуждениями» (как сказала Екатерина II), открыто выступил против российского самодержавия. Немедленно начались поиски автора. Им оказался дворянин Александр Николаевич Радищев. 30 июня в 9 часов утра его арестовали и передали в руки начальнику Тайной канцелярии, ведавшей делами о государственных преступниках, Щешковскому, прозванному за жестокость «кнутобойцем».

Автор «Путешествия» писал о бездушных виновниках, о несправедливости в судах, о чванливых, невежественных вельможах, о взяточничестве и казнокрадстве, о воспитании детей и т. п. Но главное, он с глубоким возмущением, с душевной болью рассказывал о тяжелом, беспросветном положении народа, особенно крепостных крестьян, призывал к уничтожению крепостничества, к свержению ненавистной монархии и установлению справедливого народного правления.

Это было первое в России открытое революционное выступление. В 1773—1775 гг. поднявшееся на восстание во главе с Пугачевым неграмотные крестьяне горели ненавистью к дворянам, но они хотели посадить на трон своего, «хорошего» царя. Они не знали пути к истинному освобождению. Теперь на их защиту впервые встал убежденный революционер, противник самодержавия, который знал, что нужно народу.

От Радищева, заключенного в Петропавловскую крепость, требовали назвать сообщников. Книга печаталась в маленькой домашней типографии Радищева. Ему помогали друзья, у него были единомышленники. Но он не назвал никого. По требованию царицы судьи приговорили Радищева к смертной казни, а 4 сентября 1790 г. ему было объявлено о замене смертной казни ссылкой на 10 лет в Илимский острог, в далекую суровую Сибирь. На возвращение оттуда не было надежды.

Но воля Радищева не была сломлена. Об этом говорили написанные им в пути стихи:

 

Ты хочешь знать: кто я? куда я еду? —
Я тот же, что и был и буду весь мой век:
Не скот, не дерево, не раб, но человек!
Дорогу проложить, где не бывало следу,
Для борзых смельчаков и в прозе и в стихах,
Чувствительным сердцам и истине я в страх
В острог Илимский еду.
 

Радищев напечатал 650 экземпляров своей книги. «Истребить» (сжечь) полностью их не удалось. Сохранилось несколько экземпляров. Их стали переписывать от руки и тайно передавать друг другу. По словам Пушкина, «Радищев, рабства враг, цензуры избежал». Книга Радищева широко распространилась и стала достоянием многих поколений русских революционеров.

«Путешествие из Петербурга в Москву» создавалось несколько лет. Автор книги много передумал о народе, о путях борьбы за его освобождение. Книга разделена на главы, большинство которых имеет названия почтовых станций, где останавливался путешественник, отправившийся из Петербурга в Москву.

Описывая встречи, беседы, путевые наблюдения, автор показывает многие стороны жизни России, затрагивает самые злободневные вопросы.

Обличение крепостного права и самодержавия и открытый призыв к борьбе с ними составляют главное содержание книги Радищева. «Я взглянул окрест меня, душа моя страданиями человечества уязвлена стала», — так писал Радищев в предисловии к своей книге. Впервые в русской литературе он показал простой народ, крепостных крестьян, низведенных до положения рабов, невольников. «Человек родится в мир равен во всем другому, — говорит автор. — Всем людям светит одно солнце. Почему же один человек должен быть собственностью другого и, как вол, работать на него всю жизнь?!» Эта мысль красной нитью проходит через все произведение.

Путешественник видит картины жизни крепостных крестьян, одну печальнее другой. В Любани он встречается с крестьянином на поле. Воскресенье, на улице жара, но крестьянин пашет, потому что шесть дней в неделю он работает на барина. На вопрос, как же он кормит семью, если работает на себя один день в неделю, крестьянин ответил: «Не одни праздники, и ночь наша... одна лошадь отдыхает, а как эта устанет, возьмусь за другую; дело-то и споро». Лошадь отдыхает — крепостной не знает отдыха.

Недалеко от Москвы, в Пешках, в крестьянской избе, где путешественник пил кофе с сахаром, маленький сын хозяйки попросил у него кусочек «сего боярского кушанья». Бояре едят сахар, а крестьяне пекут хлеб «из трех четвертей мякины и одной части несеяной муки»,— говорила хозяйка. Крестьянская изба, где люди спят с телятами и свиньями; где свеча в смрадном воздухе горит, как в тумане; где печь без трубы, чтобы от дыма было теплее; где стены и потолок покрыты сажей, а в окнах натянут пузырь, едва пропускающий свет, — такую типичную картину жилища крепостного крестьянина второй половины XVIII в. нарисовал автор.

Радищев называет крепостное право стоглавым злом, порабощение — преступлением. «Тут видна алчность дворянства, грабеж, мучительство наше и беззащитное нищеты состояние,— пишет автор...— Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем? То, чего отнять не можем, —воздух. Да, один воздух». Жизнь крепостного, говорит он, — это «жребий вола во ярме...» Такое гневное и смелое обвинение бросил Радищев дворянскому сословию.

Автор видит в крестьянине дремлющую до поры силу, которая, проснувшись, не будет знать пощады к своим угнетателям: «... русский народ очень терпелив и терпит до самой крайности; но когда конец положит своему терпению, то ничто не может его удержать...» — пишет он. Радищев считал: чем сильнее гнет, тем скорее и решительнее поднимется народ на борьбу за свое освобождение. «Свободы... ожидать должно... от самой тяжести порабощения». В главе «Зайцево» автор рассказывает о жестокостях одного помещика и его трех взрослых сыновей, которые довели крестьян своими издевательствами до того, что те «окружили всех четверых господ и, коротко сказать, убили их до смерти на том же месте». Крестьян судили, и полдеревни попало в каторжные работы навечно. Но Радищев считает это убийство справедливым возмездием. Его симпатии полностью на стороне крестьян.

Алчности, жестокости и низости крепостников автор противопоставляет душевное благородство угнетенных, бесправных крестьян. Они терпят свое тяжелое положение, но это не тупая покорность. В них есть свое достоинство, честь, мудрость, гордость человека труда, презирающего тунеядство дворян.

Радищев обличает не только помещиков, но и самодержавие, которое слепо и глухо к страданиям народа. В главе «Спасская полесть» описан сон путешественника. Он увидел себя на троне утопающим в роскоши, окруженным толпой царедворцев. Но вот во дворец пробралась Истина, сняла бельма с глаз царя и одела на его палец терновое кольцо. Его блестящие одежды показались ему запачканными кровью. «На перстах моих виделися мне остатки мозга человеческого; ноги мои стояли в тине». Он увидел хищность, коварство своих придворных, опустошенную казну, изнуренных воинов, бездарность начальников, ненависть народа. Устами Истины автор называет царя убийцей, разбойником, предателем, лютым врагом простых людей, виновником голода, несчастий, убийств, называемых войной. Но это был лишь сон, говорит автор. Тернового кольца нет даже на мизинце царей, а истина далеко обходит царские чертоги.

Радищев предвидел и приветствовал народную революцию против царей и крепостников. Он писал, что крепостные «ждут случая и часа», а появление руководителя, вождя, «любителя человечества» ускорит ход событий и «колокол ударит» — начнется народное восстание.

Как бы в ответ людям, которые считали народ неспособным управлять государством, он писал, что из среды восставших рабов выдвинутся новые деятели, великие мужи, защитники интересов народа. «О! Если бы рабы, тяжкими узами отягченные, яряся в отчаянии своем, разбили железом, вольности их препятствующим, главы наши, главы бессердечных своих господ и кровлю нашей обагрили нивы свои! Что бы тем потеряло государство? Скоро бы из среды их исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени, но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишенны. Не мечта сие, но взор проницает густую завесу времени... я зрю сквозь целое столетие».

В главу «Тверь» Радищев включил написанную им еще в 1783 г. оду «Вольность» — яркое выражение своих революционных и республиканских устремлений.

 

О! Дар небес благословенный,
Источник всех великих дел;
О вольность, вольность, дар бесценный!
Позволь, чтоб раб тебя воспел...—

 

так начинается это знаменитое стихотворение. Цари видят в народе лишь подлую тварь, говорит автор. Но порабощенные народы сбросят с себя иго рабства и на плаху возведут царей. Радищев ясно представлял себе исход революции — установление республиканского строя; «На вече весь течет народ». Одна из главных мыслей и оды, и всего «Путешествия»: народ— творец истории; он должен быть хозяином своей судьбы, установить свое, народное правление, свою власть.

 

Возникла обща власть в народе...
Во власти всех свою зрю долю,
Свою творю, творя всех волю;
Вот что есть в обществе закон.

 

Таким представлял себе Радищев будущее общество.

С этим будущим он связывал очень важный вопрос о воспитании молодого поколения в сознании своего гражданского патриотического долга и человеческого достоинства. Воспитание должно основываться на труде. Человек будущего общества должен овладеть ремеслами, приемами крестьянского труда, основами искусств и военным искусством (если необходимо), языками; в быту он должен обходиться без чужих услуг, соблюдать «правила общежития», систематически заниматься умственными и физическими упражнениями, быть непритязательным, простым, аккуратным, способным переносить любые трудности.

Радищев хорошо знал жизнь русского народа, он видел восстание Пугачева и хорошо был знаком с идеями французской революции. Все это способствовало тому, что Радищев стал первым русским революционером, непримиримым противником крепостничества и самодержавия. Он первым в России сказал: патриот — это человек, который борется за освобождение народа.

После смерти Екатерины II Радищев в 1797 г. был переведен на жительство под Москву, а в 1801 г. вернулся на службу в Петербург. В ответ на новые угрозы и травлю, не желая мириться с самодержавными порядками, он в 1802 г. покончил с собой, приняв яд.

В 1790 г. Радищев писал: «Я зрю сквозь целое столетие».

Книги и идеи Радищева продолжали жить. «Вослед Радищеву восславил я свободу»,— писал Пушкин. За Радищевым против крепостничества и самодержавия выступили дворянские революционеры — декабристы, начал революционную агитацию Герцен. Имя Радищева и его идеи вдохновляли последующие поколения революционеров.

В 1914 г. в статье «О национальной гордости великороссов» В. И. Ленин писал: «Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великоруссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс...»