«Русская Правда» декабриста П. И. Пестеля


Холодным декабрьским днем 1825 г. два молодых офицера приехали в украинское село Кирвасовку, где они квартировали. В закрытой комнате, таясь от всех, они извлекли из привезенных с собой вещей объемистый тюк бумаг, тщательно зашитых в полотно. На полотне была надпись: «Логарифмы». Они обвернули тюк клеенкой, разрыли земляной пол хаты и закопали туда «Логарифмы».

Время было тревожное. Угнетенная помещиками крестьянская Россия глухо волновалась. Пришла в движение армия. Ходили слухи, что скоро все изменится: рухнет ненавистное крепостное право... Тайные силы работают в стране, готовят революцию. Трон Романовых колеблется. В ноябре умер царь Александр I; и неизвестно до сих пор, кто будет царем. Старший брат царя, Константин, отказался от престола. На трон вступает младший брат Александра I — всем ненавистный Николай I... Ведется секретный розыск злоумышленников.

Начались аресты... В местечке Линцы арестован командир Вятского полка полковник Пестель, в Тульчине опечатали бумаги офицеров Крюкова и Барятинского.

Узнав о первых арестах, молодые офицеры выкопали «Логарифмы» из пола хаты и ночью унесли их в открытое поле. В темноте они закопали их в землю «под берег придорожной канавы». Так вернее. В хате могут найти при обыске. Ничего не объясняя, они просили 17-летнего подпрапорщика Федора Заикина — младшего брата своего товарища — на всякий случай запомнить это место.

— Тут лежат моя и брата твоего головы, — сказал юноше один из молодых офицеров.

 

* * *

В свертке с надписью «Логарифмы» находилась рукопись русской революционной конституции — «Русская Правда».

Молодые офицеры были членами тайного революционного общества.

Рукопись «Русской Правды» была наказом будущему революционному правительству России. Автор рукописи, член тайного общества полковник Павел Иванович Пестель, изложил в ней основы будущего конституционного устройства революционной России.

Рукопись Пестеля обсуждалась на заседаниях тайного революционного общества. Ее проголосовали и приняли. Она стала политической программой южных декабристов.

О чем же в ней говорилось? Что она предлагала?

Декабристы поднялись на борьбу с крепостным правом и самодержавием.

«Русская Правда» прежде всего отменяла крепостное право. В тогдашней России, где люди торговали людьми, где крестьянина можно было купить, продать, заложить, проиграть в карты. «Русская Правда» восставала против этого страшного права, метавшего развитию страны и унижавшего человека. Пестель со жгучей ненавистью говорил о «рабстве крестьян». Крепостное право, читаем мы в его революционном наказе, «есть дело постыдное, противное человечеству», «рабство должно быть решительно уничтожено, и дворянство должно непременно отречься от гнусного преимущества обладать другими людьми». Если среди дворян нашелся бы «изверг», противящийся освобождению крестьян, то «Русская Правда» требовала «такового злодея безизъятно немедленно взять под стражу и подвергнуть строжайшему наказанию яко врага отечества и изменника прошву первоначального коренного права гражданского». Все крепостные крестьяне становились свободными. Все сословия уничтожались. Все население сливалось в «единое сословие гражданское», не оставалось ни дворян, ни крепостных рабов — только граждане России.

Осуществление этого плана было бы огромным движением вперед. Крепостное право рушилось. Россия становилась свободной.

Но крестьяне согласно «Русской Правде» Пестеля не только лично освобождались. Они еще получали землю — главное средство производства. Но как и на каких условиях? Пестель и его единомышленники много думали над этим. Они пытались преодолеть вставшие перед ними противоречия. «Человек, — рассуждали они, — находится на земле, только на земле может он жить, только от земли может он пропитание получить». Следовательно, выходило, что земля не может быть частной собственностью, она должна, как воздух, принадлежать всем людям сообща, поскольку они не могут без нее существовать. Но декабристы были дворянскими революционерами. Они защищали частную собственность. Они не были последовательны: противореча только что сказанному, они признавали и землю частной собственностью. «Дабы хлебопашство могло процветать, нужно много издержек, которые только тот сделать согласится, который в полной своей собственности землю иметь будет»,— читаем мы в «Русской Правде». Итак, с одной стороны, Пестелю представлялось, что земля должна быть собственностью общественной, с другой — частной собственностью. Как выйти из этого противоречия? В «Русской Правде» предлагался следующий своеобразный выход.

Всю землю в каждой волости (волость была самым мелким административным подразделением по проекту «Русской Правды») надо разделить на две половины. Первая половина земель явится общественной собственностью.

Каждый уроженец волости, желающий заниматься земледелием, может получить из волостной общественной земли равную с другими долю и обрабатывать этот земельный участок. Землю из общественной половины нельзя было ни продавать, ни дарить, ни завещать — она была общественной собственностью.

Иначе обстояло дело со второй половиной земли, которая являлась частной собственностью отдельных землевладельцев. Земельные участки этой половины владельцы могли покупать и продавать. В этой половине могли находиться и помещичьи земли, обрабатываемые вольнонаемным трудом.

Так разрешала «Русская Правда» земельный вопрос. Решение действительно было, как видим, «половинчатым». На нем лежала печать дворянской ограниченности автора. Но оценим его, учитывая условия того времени. Согласно этому решению миллионы крестьян, ранее бесправных крепостных рабов, освобождались от крепостного права и наделялись землей, становились свободными землевладельцами, феодальный хозяйственный строй разрушался и сменялся буржуазным, капиталистическим. В тех условиях это было прогрессом. Правда, крестьяне не получали всей земли и помещичье землевладение, оставшееся во второй, «частной» половине волости, было в значительной мере пережитком прошлого. Но все-таки половина барской земли переходила к крестьянам, помещичьему землевладению наносился тяжелый удар. Хозяйство вступило бы в новый период и могло двигаться вперед.

Какое же политическое устройство должна была получить революционная Россия?

Царская самодержавная бесправная Россия, в которой вся власть принадлежала самодержцу, должна была стать республикой. Самодержавие, которое Пестель называл «разъяренным зловластием», сменялось выборным представительным правлением. «Русская Правда», в отличие от «Конституции» Никиты Муравьева, обсуждавшейся в «Северном обществе» декабристов, не требовала от избирателя для участия в выборах ни обладания недвижимым имуществом, ни владения капиталом. Всякий гражданин России — бедный или богатый, образованный или необразованный — имел право избирать депутатов и быть избранным в депутаты. Русская республика должна была получить свой однопалатный парламент под названием «Народное вече». Депутаты Народного веча выбирали на пять лет исполнительную власть в государстве, состоявшую из пяти лиц. В дальнейшем ежегодно из их состава выбывал один выбранный из пяти, именно тот, чей пятилетний срок уже истек, и вместо него избирался новый. Президентом республики становился тот член пятерки, который пребывал в ее составе последний год. Следовательно, согласно «Русской Правде» президент сменялся в России ежегодно и каждый избранный в пятерку исполнительной власти в силу закона становился президентом Русской республики в последний год своего пребывания в пятерке. Такой порядок Пестель разработал, чтобы гарантировать страну от возрождения самовластия.

Предложенный проект уничтожал абсолютизм и поэтому был глубоко прогрессивен в бесправной самодержавной стране, какой тогда была Россия. Таким способом южные декабристы думали осуществить власть народа. «Народ российский,— говорилось в «Русской Правде», — не есть принадлежность какого-либо лица или семейства: напротив того, правительство есть принадлежность народа, и оно учреждено для блага народа, а не народ существует для блага правительства». Пестель признавал «неоспоримое право» каждого гражданина участвовать в государственных делах.

«Русская Правда» согрета глубокой любовью к родине. «Любовь к Отечеству, сей источник всех государственных добродетелей и сия сильнейшая подпора существования и благоденствия царств» — так оценивается это чувство в «Русской Правде».

Вот какую рукопись зарывали молодые офицеры, революционеры-дворяне темной ночью «под берег придорожной канавы». Понятно, что предлагаемые революционные решения надо было скрыть от глаз царского самодержавия.

Царские следователи на некоторое время поверили показаниям декабристов, что «Русская Правда» якобы «уничтожена», «сожжена» и т. д. Но, наконец, признание было вырвано, царь и следователи узнали о зарытом документе. На Украину, в деревню Кирнасовку, был командирован штабс-ротмистр Слепцов вместе с давшим показания подпоручиком Николаем Заикиным. Сверток в темной клеенке извлекли из земли, запечатали царской печатью, отвезли в Петербург и передали следственной комиссии.

13 июля 1826 г. автор «Русской Правды» был возведен на эшафот и повешен вместе с другими декабристами, поставленными по силе своего «преступления» против царизма «вне разрядов». Были казнены Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин, Рылеев и Каховский. А офицеров Бобрищевых-Пушкиных, которые прятали «Русскую Правду», сослали в Сибирь.

Замечательный памятник русской революционной мысли — «Русская Правда» — ныне издан в полном объеме. Это седьмой том издания «Восстание декабристов». Всякий, кому дорого славное прошлое русского революционного движения, с волнением прочтет эти знаменитые страницы.