Из истории средневекового Самарканда


Самарканд — один из древнейших городов Советского Союза. Впервые о нем упоминалось в исторической литературе 2300 лет назад. Уже тогда в этом городе, называвшемся Мараканда, было много жителей, город окружала длинная внешняя стена. Немало бурных событий пережило население города за минувшие века. В IV в. до н. э. в Самарканде побывали всадники Александра Македонского, в VIII в. город перенес нашествие арабов. Спустя 500 лет дикие орды Чингисхана полностью разрушили Самарканд.

Во второй половине XIV — начале XV в. Самарканд стал столицей могущественной феодальной державы Тимура. Это был самый блестящий период в истории средневекового города.

В 1370 г. Тимур стал полновластным эмиром (правителем) в областях, расположенных по рекам Зеравшану и Кашка-Дарье. Вскоре он присоединил к своим владениям земли между Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей, Фергану и Шаш (долина реки Чирчика). Одно из культурнейших государств Средней Азии — Хорезм — также прочно вошло в состав государства Тимура. Тимур совершал походы в Золотую Орду, Иран, Малую Азию и Индию. Так постепенно образовалась могущественная империя, владения которой в начале XV в. простирались от Армении на западе до Индии на востоке, от Кавказа и Аральского моря на севере до Персидского залива на юге.

Все походы Тимур предпринимал с определенной политической целью — создать большое государство в интересах феодалов, которые несли военную службу в его войске и получали за это земельные пожалования.

Господство Тимура создавалось и поддерживалось крайне жестокими средствами. Из покоренных стран в Самарканд вывозили не только различные материальные ценности, но и пленных ремесленников, художников, архитекторов, писателей и ученых, которые должны были придать блеск столице грозного завоевателя. Испанский посол Клавихо, посетивший Самарканд в 1404 г., отметил в своем дневнике: «Столько всякого народу со всех земель собрал он (Тимур.— Ред.) в этот город, как мужчин, так и женщин, что всего, говорят, было больше 150 000 человек».

Тимур хорошо понимал, как велика роль торговли в развитии города, росте его богатства. Он разгромил Золотую Орду и добился того, что главный караванный торговый путь в Восточную Европу, проходивший ранее через территорию Золотой Орды, переместился на юг и проходил теперь через Самарканд. Клавихо писал, что «в городе Самарканде продается каждый год много разных товаров, которые привозятся туда из Китая, из Индии, из Татарии, из разных других мест и из самого Самаркандского царства, которое очень богато».

Из сохранившейся дипломатической переписки Тимура с королями Франции и Англии видно, что он стремился установить торговлю и с Западной Европой.

Город быстро рос и как ремесленный центр: сюда насильственно были переселены ремесленники из всех завоеванных стран. Особенно славился Самарканд гончарным, стекольным, металлообрабатывающим, ткацким, кожевенным и оружейным ремеслами.

Некоторые из мастерских были очень большими. По словам Клавихо, в мастерских при дворе Тимура работало около 1000 пленных мастеров, которые делали латы, шлемы, луки и стрелы. Ремесленники, объединенные в цехи, жили в особых кварталах, соответственно роду своих занятий.

Положение трудового народа в государстве Тимура было тяжелым. Пленные ремесленники были полурабами. На местах царил полный произвол феодалов. Крестьяне, находившиеся в зависимости от феодалов, платили им оброк латурой и деньгами. Однако мы не знаем, были ли они прикреплены к земле.

В правление Тимура в Самарканде строительство достигло необычайного размаха. Были выпрямлены и расширены улицы и благоустроены базары. При Тимуре и его ближайших преемниках в городе построили много новых зданий. Историк, современник Тимура, говорит, что «прежде все здания Самарканда были из глины и дерева, в дни этой державы построили много зданий из жженого кирпича». Наряду с обычными городскими строениями воздвигались монументальные дворцы, мечети и мавзолеи (надгробные сооружения) с великолепной внешней отделкой.

Уже в первые годы правления Тимура по его повелению были восстановлены пришедшие в упадок древние городские стены, а в западной части города сооружена обширная крепость с дворцом Кок-сарай. В окрестностях города разбили великолепные сады. Стены загородных дворцов Тимура, из которых ни один не сохранился, украшали изображения его сыновей и внуков, его эмиров и войск, сцены из военных походов. В отсутствие Тимура сады, окружавшие город, служили местом прогулок для жителей столицы.

Город бурно рос, и его население исчислялось сотнями тысяч человек. Тимур всячески стремился подчеркнуть первенство Самарканда среди других городов Востока.

Чтобы наглядно показать его величие, он построил вокруг Самарканда селения, которым дал названия самых больших из известных ему городов: Султания, Шираз, Багдад, Димишк (Дамаск) и Миср (Каир).

С именем Тимура и его потомков связана одна из лучших эпох в истории мусульманской архитектуры. Почти все постройки этого времени, дошедшие до нас, отличаются громадными размерами и чрезвычайной роскошью отделки. Они были созданы руками тысяч безвестных тружеников, народных умельцев, искусных мастеров.

После победоносного похода на Индию в 1399 г. по приказу Тимура началось строительство величественной соборной мечети, законченной в 1404 г. Впоследствии она получила название мечети Бибиханым (так, по преданию, звали главную жену Тимура). Это была самая большая мечеть в Средней Азии. Гигантское сооружение, украшенное разноцветными плитками, состояло из многих построек, соединенных между собой крытой галереей с каменной колоннадой. Огромное здание мечети сильно разрушено временем и землетрясениями. Однако величественные развалины и теперь производят на зрителя сильное впечатление.

При Тимуре был построен мавзолей для его внука и наследника Мухаммед-Султана, умершего в 1403 г. во время похода в Малой Азии. Этот мавзолей, известный в литературе под названием «Гури эмир», постепенно превратился в фамильную усыпальницу тимуридов. Здесь в начале 1405 г. был погребен и сам Тимур, а позднее похоронены два его сына и внук Улугбек. Все эти могилы были вскрыты и исследованы учеными в 1941 г.

На окраине Самарканда сохранилась группа мавзолеев, известных под общим именем «Шахи Зинда». Большинство из них относится ко времени Тимура.

Разнообразие технических приемов и орнамента в керамических облицовках этих мавзолеев говорит о неисчерпаемой фантазии и мастерстве народных умельцев. По тонкости, изяществу и разнообразию форм ни один архитектурный памятник Самарканда не может сравниться с мавзолеями Шахи Зинда.

После смерти Тимура власть в стране через некоторое время перешла к его младшему сыну Шахруху, который перенес столицу в город Герат, а области между Сыр-Дарьей и Аму-Дарьей с Самаркандом передал своему старшему сыну Улугбеку (подлинное его имя Мухаммед Тарагай). Сорокалетнее правление Улугбека (1409—1449) — эпоха наивысшего расцвета феодальной культуры Самарканда.

При Улугбеке город продолжал благоустраиваться. Росло ремесленное производство и торговля, особенно внутренняя.

Тимуриды поддерживали торговые связи с восточными странами; особенно оживленно торговали с Китаем, откуда привозили, в частности, много фарфора.

Улугбек привлекал в Самарканд ученых и сам был выдающимся астрономом. При нем в Самарканде была построена грандиозная обсерватория, долгое время не имевшая равных себе в мире (см. т. 2 ДЭ, стр. 343—344).

На своеобразном форуме Самарканда — площади Регистан, где при Тимуре был центральный базар, Улугбек построил в начале XV в. большое двухэтажное медресе (учебное заведение), и сейчас украшающее площадь. По преданию, в медресе преподавал сам Улугбек. На площади были сооружены и другие здания. Самаркандский Регистан — один из самых выдающихся образцов градостроительного искусства на всем феодальном Востоке.

В городе была создана большая библиотека.

Улугбек и окружавшая его передовая знать тратили огромные средства на развлечения. Слава самаркандских музыкантов, певцов и танцовщиц была распространена настолько широко, что их приглашали к себе вельможи и богатые люди из разных мест страны.

Реакционное мусульманское духовенство враждебно относилось к научной и просветительной деятельности Улугбека, к светской культуре, развивавшейся в Самарканде. В 1449 г. оно организовало убийство правителя. В этом заговоре участвовал и сын Улугбека.

После смерти Улугбека в Самарканде надолго установилась власть реакционного духовенства. В медресе перестали преподавать светские науки. Навсегда опустела заброшенная обсерватория. В городе почти прекратилась научная деятельность. Самарканд постепенно потерял значение центра передовой культуры.