Как изучали историю Куликовской битвы


Знаменитая Куликовская битва 8 сентября 1380 г. была первой крупной победой над татаро-монгольскими захватчиками, около 150 лет державшими в зависимости Русскую землю. И хотя московские князья еще почти 100 лет после этой битвы платили дань Золотой Орде, ее власть над Русью слабела с каждым годом. Славой покрыли себя русские люди, разгромившие бесчисленные полчища татарского хана Мамая. В память о великой битве народ прозвал московского князя Дмитрия Ивановича, первым поднявшего меч против Золотой Орды и возглавившего общенародную борьбу, Донским, а серпуховского князя Владимира — Храбрым. Композиторы, писатели и поэты создали прекрасные произведения, прославляющие великую победу русского народа.

Но как узнали о событии, происшедшем почти 600 лет назад? Кто сохранил для нас подробное описание великой битвы, поразившей воображение современников? Основной источник сведений о прошлых временах — летописи (см. стр. 225). Они писались при княжеских и царских дворах, в крупных монастырях и хранились там в библиотеках.

В XVIII в. русские историки занялись изучением летописей. Эти книги в прочных, обтянутых кожей переплетах из дубовых досок были написаны гусиным пером на плотной бумаге, пожелтевшей от времени. В ряде летописей, написанных древним русским письмом — уставом, историки Щербатов, Стриттер и Карамзин впервые разобрали летописную повесть о Куликовской битве.

В повести рассказывалось, как нечестивый хан Мамай при поддержке изменников — рязанского князя Олега и литовского князя Ягайло — готовился к битве с русским войском, как московский князь собрал громадное войско и вышел навстречу врагу. «От начала миру не бывала такова сила русских князей... было всей силы и всех ратей с полтораста тысяч». В этой повести победа русских войск изображалась как результат «божьей помощи», как «чудо». Сухой и краткий летописный рассказ более чем полвека был почти единственным источником сведений о Куликовской битве.

В XIX в. многие любители старины стали усердно собирать рукописные книги. Одному из них попался сборник древнерусских повестей, среди которых нашли историческую повесть о Куликовской битве, так называемую «Задонщину», — замечательный памятник древнерусской литературы. Ученые установили, что «Задонщина» была написана в конце XIV в., вскоре после битвы, старцем Софонием, рязанцем по происхождению. Вот как описывается битва в одном из вариантов повести:

 

Щепляются щиты богатырские от острых копиев,
Ломаются рогатины булатные о злаченые доспехи,
Льется кровь богатырская по седельцам кованым,
Сверкают сабли булатные около голов богатырских
Катятся шеломы злаченые добрым коням под копыта,
Валятся головы многих богатырей
С добрых коней на сырую землю.

 

Автор «Задонщины» был хорошо знаком с гениальным произведением древнерусской литературы — «Словом о полку Игореве», многое заимствовал из него, творчески переработав. Читая в «Задонщине» описание сбора русских войск на битву: «Кони ржут на Москве, звенит слава по всей земле русской. Бубны бьют на Коломне, а трубы трубят в Серпухове, чудно стоят стязи (стяги) у Дону Великого» — или полные грозного пророчества слова: «Быти стуку и грому великому межи Доном и Днепром, пасти трупу человеческому на поле Куликове, пролитися крови на речке Непрядве», — мы невольно вспоминаем памятные строки «Слова о полку Игореве».

Из «Задонщины» ученые почерпнули новые сведения о Куликовской битве. Позже были найдены еще пять экземпляров (списков) повести, но только три сохранились полностью.

Внимательно изучая рукописные сборники, ученые обнаружили, что наряду с «Задонщиной» существует еще так называемое «Сказание о Мамаевом побоище». Более ста раз переписывали русские книжники от руки эту повесть и нередко вносили в нее новые факты, заимствованные из других источников, а также новые песенные вставки.

В отличие от «Задонщины» в «Сказании» гораздо полнее и подробнее рассказывается о настроениях и чувствах русских воинов в день битвы и о том, как был организован засадный полк, решивший исход битвы. Из «Сказания» мы узнали имена простых людей — героев Куликовской битвы: Юрки Сапожника, Басюка Сухоборца, Сеньки Быкова и др.

К концу XIX в. накопилось уже много фактов по истории Куликовской битвы. К письменным источникам прибавились материалы археологии. На месте сражения произвели раскопки и нашли тяжелые кривые сабли, копья, топоры, тугие дальнобойные луки татарских воинов и мечи, секиры, рогатины, топоры русских.

Были привлечены и более поздние источники. Так, ученые разыскали объемистые летописи с красочными рисунками-миниатюрами, например «Царственный летописец» — большой летописный свод, составленный при Иване IV. Сражение было в нем не только описано, но и изображено русскими художниками-миниатюристами того времени. Историки узнали, как были одеты и вооружены русские воины.

На помощь историкам пришли также художники-реставраторы. Очищая от пыли и копоти иконы XVII в., они обнаружили на некоторых из них, помимо изображений святых, картины битвы на Куликовом поле. Исследователи народного быта установили, что с XVIII в. «Мамаево побоище» изображалось и на распространявшихся в народе так называемых «лубочных» картинках.

Но мало разыскать источники — надо еще и уметь их правильно прочитать. Страницы дошедших до нас рукописных сборников и летописей пожелтели, обветшали, чернила выцвели. Изменилось с тех пор и правописание, и почерк, и весь русский язык. Здесь на помощь историкам пришла палеография — наука о чтении старых рукописей. Медленно читали ученые древнерусскую скоропись, зачастую только сквозь лупу могли они разобрать, что написал малограмотный переписчик три века назад. А было над чем задуматься! Вместо «что ми шумит» писец писал «что пишу», вместо «конец копия» — «кочаны коней» и пр. Даже имя автора «Задонщины» писалось по-разному — «Софоний» и «Софроний». Палеография помогает историку определить, нашел ли он подлинный документ или подделку.

Но вот прочтены и летописи, и сказания. Теперь перед историком встает новый сложный вопрос: что из прочитанного — истина и что — домысел, «баснословие». Тщательное сличение одних списков с другими, привлечение дополнительных источников помогло установить, каким фактам, цифрам, данным можно верить, а каким нельзя и почему.

Одно поколение ученых за другим трудилось над изучением истории Куликовской битвы: работу Карамзина, Соловьева, Шахматова продолжают советские историки и литературоведы.

Благодаря неутомимому труду русских книжников и летописцев, сохранивших для потомков описание «Мамаева побоища», благодаря кропотливой работе историков мы многое знаем теперь о Куликовской битве. Но не все старинные рукописи, находящиеся в наших архивах и библиотеках, еще прочитаны, не все они даже и собраны. И, очевидно, будущие историки найдут новые интересные сведения о славной победе на Куликовом поле.