В древнем Киеве


В середине XI в., во время княжения Ярослава Мудрого, Киев — столица Древнерусского государства — был одним из крупнейших городов Европы.

Город рос быстро. Еще при отце Ярослава, князе Владимире, маленькая крепость на холме над Днепром превратилась в большое укрепленное поселение с кварталами ремесленников, домами знати, торговой площадью и храмами. Городу постоянно угрожали печенеги, кочевавшие со своими стадами на расстоянии одного дня конного пути от Киева. Поэтому город защищали валы, рвы, стены, башни. Но со временем дома горожан уже не могли поместиться в старых стенах и все больше строились «вне града».

Вот что рассказывает русский летописец о древнем Киеве: «В лето 6545 1 заложил Ярослав большой город, у которого Золотые ворота; заложил и церковь св. Софии, митрополию 2, а после этого церковь на Золотых воротах... Ярослав собрал многих книгописцев, которые переводили с греческого на славянский язык, и написали они много книг, по которым верующие люди учатся и наслаждаются учением...» По выражению другого писателя-современника, Ярослав «...Киев величием, как венцом, окружил».

Киев XI в. был хорошо известен далеко за пределами древней Руси. С соседними и дальними заморскими странами он поддерживал торговые и культурные связи, заключал политические союзы, часто сопровождавшиеся в то время браками между членами семей киевских князей и европейских монархов. Князь Ярослав был женат на дочери шведского короля, одна его сестра была замужем за польским князем, другая — за чешским. Сыновья Ярослава также были женаты на польской, германской, византийской княжнах и царевнах, а дочери были замужем за королями Франции, Венгрии, Норвегии. Европейские историки того времени писали о Киеве как о крупнейшем городе Европы, соперничавшем с Константинополем.

Подъезжая к Киеву, путешественник видел на высоком обрывистом берегу Днепра первоклассную крепость, защищенную высокими валами. Эти валы были замечательными для того времени сооружениями. Прежде чем насыпать вал, строители сложили по линии будущих укреплений высокую бревенчатую стену в виде дубовых срубов, а затем засыпали ее землей снаружи и внутри, чтобы защитить от огня.

Наверху, на 12-метровой высоте, вновь поставили бревенчатую стену. В город можно было войти только через ворота: Лядские, Угорские, Львовские и Золотые. Главные из них — Золотые. На этих воротах построили церковь, которая служила и хорошим наблюдательным пунктом. От Золотых ворот в наше время остались лишь развалины двух каменных стен, а от валов и стен города — полусгнившие бревна и отличающиеся по цвету от соседних участков прослойки земли под улицами и домами современного Киева. Все же археологам и историкам удалось восстановить план древнего города.

Нити государственного управления древней Руси сходились во дворе киевского князя. Высокий двухэтажный дворец его на каменном фундаменте находился в самой укрепленной части столицы, за рвом и стенами внутреннего города. И в старом и в новом городе высились просторные палаты бояр.

На первых русских монетах, чеканенных в Киеве, можно прочитать надпись: «Володимер на столе, а се его сребро», т. е. «Владимир на престоле, а это его монета». «Столом» в древней Руси называлось место, где восседал князь во время торжественных совещаний и приемов; отсюда название «стольный город», «столица».

Большинство населения составляли ремесленники. На территории древнего Киева археологи находят серпы, дверные замки и кожаную обувь, украшения, стеклянные кубки и другие вещи, сделанные руками кузнецов, оружейников, гончаров, резчиков по кости, ткачей, сапожников, художников, ювелиров, книжных писцов.

В отличие от княжеских и боярских хором дома ремесленников были построены прямо на земле и даже углублены в землю. Чтобы войти в дом со двора, нужно было спуститься на несколько ступенек. Деревянные стены домов обмазывали глиной, может быть, белили. Дом ремесленника был одновременно и его мастерской. На их месте археологи находят различные инструменты и даже сырье.

Киевские ремесленники были искусными мастерами. Сколько умения и труда требовалось, например, ювелиру! Сначала он на двух плоских камнях вырезал форму для отливки металлических украшений. Затем оба камня соединялись, причем углубления должны были точно совпасть. В такую форму мастер-литейщик наливал расплавленное серебро или другой металл, чтобы получить браслет, серьги, крест, подвеску.

Орудия труда были для ремесленника самой большой ценностью. В случае опасности он стремился сохранить их прежде всего. Когда в XIII в. татарские войска ворвались в Киев, мастер Максим унес с собой в последнее укрепление — каменную церковь — свои литейные формы. Ученые нашли их там при раскопках и прочитали сделанную на камне надпись — «Макосимов». Так нам стало известно имя этого древнерусского мастера.

Ремесленники жили и на Подоле, в нижней части Киева, у Днепра, вне укреплений. Здесь были кварталы гончаров, кожевников и других ремесленников, а также пристань, рынки и церкви.

В центре нового большого города князь Ярослав заложил в 1037 г. Софийский собор (он сохранился до нашего времени). Это огромное, светлое, устремленное вверх тринадцатью куполами здание определяло вид города.

Софийский собор вместе с дворцом митрополита и другими постройками был обнесен крепкой каменной стеной. Это было местопребывание главы русской церкви — киевского митрополита. Наряду с княжеским дворцом Софийский собор был крупнейшей киевской библиотекой там хранились написанные на пергаменте русские и греческие книги. При соборе во время княжения Ярослава была создана и первая русская летопись (см. стр. 225).

Стены центральной части храма покрывали огромные, красочные, сверкающие золотом и в то же время строгие изображения святых. На задней стене храма, рядом со святыми, были помещены изображения князя Ярослава и его семьи. А еще выше, на специально построенной площадке (хорах) во время богослужения можно было видеть и самого князя с придворной знатью. «Князя бойся всею силою своей, — слышался голос проповедника, — научишься тогда и бога бояться, потому что пренебрежение властями — это пренебрежение и самим богом».

И убранство собора, и слова священника внушали простым людям мысль, что князь — наместник бога на земле, а бесправное положение народа освящено церковью и незыблемо.

Но народ не хотел мириться со своей долей. Внутри хорошо укрепленного города не утихала классовая борьба, и достаточно было искры, чтобы вспыхнуло восстание.

Вот что рассказывает «Повесть временных лет» о восстании 1068 г.

Во второй половине XI в. Киеву и всей Южной Руси стал угрожать новый враг — кочевники-половцы. В сражении с ними в 1068 г. русские войска, возглавляемые князьями — сыновьями Ярослава, потерпели поражение.

Дорога на Русь была открыта.

Вернувшись с поля битвы в Киев, «люди киевские» собрались на Торговой площади Подола и «створили вече», т. е. собрались на совет, чтобы решить, как действовать дальше. Было решено защищать город и выйти на новое сражение с половцами. Посланные с веча к князю сказали ему: «Смотри, князь, половцы уже разошлись по русской земле. Дай нам оружие и коней, мы еще пойдем в бой с ними!» Но князь Изяслав Ярославич отказался дать в руки горожан оружие. Это вызвало открытое выступление киевлян против князя и бояр. Толпа горожан с вечевой площади поднялась на гору, в укрепленный город, и разграбила двор воеводы Коснячка, — вероятно, главного виновника поражения. А затем горожане пошли через мост во внутренний город к княжескому дворцу, чтобы расправиться с князем. Изяслав вместе со своим братом Всеволодом бежал из Киева за границу.

Ученые, кропотливо изучая многие письменные памятники, дополнили этот рассказ летописи другими сведениями. Восстание киевских ремесленников, оказывается, сопровождалось выступлением холопов и пригородных крестьян: епископ Стефан был убит своими холопами, а на пригородный Печерский монастырь было совершено нападение с целью захватить монастырские богатства, спрятанные в церкви.

Светские и церковные феодалы были напуганы событиями 1068 г. Князьям нескольких русских княжеств вместе с их боярами пришлось специально собраться, чтобы выработать устав, в котором устанавливались особо большие штрафы за убийство княжеских чиновников и повреждение княжеского имущества.

Позднее эти постановления были включены в кодекс законов Древнерусского государства— краткую «Русскую Правду».

XI и первая половина XII в. — период наибольшего расцвета Киева как столицы всего Древнерусского государства. Но постепенно выросли и обособились другие феодальные центры — Новгород, Чернигов, Суздаль и др. Значение Киева упало, и к концу XII в. он превратился в столицу одного только Киевского княжества.. Татарское нашествие 1240 г., уничтожившее все население города, его укрепления, мастерские, большую часть каменных зданий, надолго лишило Киев его значения. Лишь постепенно, в течение веков, Киев вновь стал крупнейшим городом страны.