Флоренция


Цветущая — так звучит в переводе название итальянского города Флоренции. Мягкий южный климат благоприятствовал процветанию сельского хозяйства Флоренции, а выгодное географическое положение в долине реки Арно способствовало развитию ремесла и торговли.

Уже в XIII в. богатая Флоренция вела обширную торговлю с различными итальянскими городами и далеко за пределами страны. Тяжелые тюки шерсти везли во Флоренцию из Англии, итальянские ткани и вино из Флоренции отправляли во Францию на знаменитые ярмарки в Шампани.

Богачи города объединились в торгово-банковские компании. Со второй половины XIII в. флорентийские компании стали банкирами папы римского: они собирали по его поручению в разных странах церковные налоги. Короли Франции, Англии, Неаполитанского королевства брали денежные ссуды у флорентийских банкиров.

Владельцы капиталов стали вкладывать значительные средства в шерстоткацкое производство, известное во Флоренции с давних пор. Купцы обеспечивали предприятия английской и североафриканской тонкой шерстью, красителями и квасцами с Востока. Первоначально небольшие ремесленные мастерские цеха Лана («Шерсть») росли и расширялись. Во Флоренции стали изготавливать тонкие, ярких красок сукна, высоко ценившиеся в странах Европы и Востока. Мастерские другого флорентийского цеха — Калимала — обрабатывали привозимые из Франции и других стран грубые неокрашенные сукна. Флоренция из города купцов и ростовщиков становилась городом сукноделов. Сукно стало главным предметом торговли и важнейшим источником хозяйственного могущества Флорентийской республики. Ее процветанию способствовала форма управления: хозяином города был не феодальный сеньор, а сами горожане, именовавшиеся в Италии пополанами. Фактически власть находилась в руках только богатых пополанов. Они жили во дворцах, на лето выезжали в свои роскошные поместья, бывали за границей, оттуда выписывали дорогие вина, одежду, лошадей, украшения. Многие города Северной и Средней Италии уже в XI—XII вв. покончили с властью сеньоров, ограничив их права. Феодализм здесь был сломлен, хотя и не уничтожен. Так, во Флоренции в 1293 г. был принят закон под названием «Установления справедливости», по которому феодалы, даже мелкие рыцари, лишались политических прав. Только пополаны могли входить в правительство. Еще в XIII в., на сто лет раньше других стран Европы, итальянские города издали законы об освобождении крепостных крестьян в подвластных городам землях. Делалось это не из человеколюбия, а для приобретения дешевой рабочей силы, необходимой сукнодельческой промышленности. Многие тысячи крестьян, лишенные земли после освобождения, вынуждены были идти в город и наниматься там на работу. Рабочая сила пополнялась также за счет разорившихся ремесленников, которые лишились своих мастерских.

Те крестьяне, которые остались в деревне, потеряв землю, вынуждены были переходить на положение арендаторов-половников: они арендовали участки земли у землевладельцев за половину урожая. Так, Италия в XIII—XIV вв. переходила к новым, капиталистическим формам ведения сельского хозяйства.

К этому времени Флоренция, как писал историк XIV в. Виллани, оделась в третье кольцо стен высотой в 11 м, с 73 башнями высотой в 23 м. В небо вздымались серые каменные башни замков знати и остроконечные колокольни. В городе вырастали многоэтажные дворцы. Население достигало 100 тыс. человек, и почти столько же людей жили в округе Флоренции. В этом большом и оживленном городе действовало более 80 торгово-банковских компаний.

Уже в 30-х гг. XIV в. во Флоренции насчитывалось около 200 сукнодельческих мастерских цеха Лана, которые производили до 80 тыс. кусков сукна в год общей стоимостью, в три раза превышавшей бюджет города. Кроме того, в мастерских цеха Калимала обрабатывалось свыше 10 тыс. кусков грубых чужеземных сукон. Производством сукон было занято около 30 тыс. рабочих. Вчерашние крестьяне использовались на простых, не требующих особой сноровки работах: они кипятили шерсть, промывали ее в речной воде, трепали. Бывшие ремесленники выполняли более квалифицированные работы: они занимались чесанием и валянием, прядением и ткачеством, окраской шерсти и сукна.

Рабочие не были членами цехов и не имели никаких политических прав горожанина. Владельцы мастерской давали рабочим небольшой аванс, не отработав которого они не имели права оставить предприятие. За 12—14-часовой рабочий день плата была 8 сольдов, а если учесть многочисленные штрафы, удержание денег за все воскресные и предпраздничные дни, то фактически она не превышала 5 сольдов. Такого заработка едва хватало для пропитания одного человека, а если рабочий имел семью, она жила впроголодь.

Низкая оплата труда была основным источником обогащения владельцев мастерских. Стоимость выработанной наемным рабочим продукции — сукна — в день доходила до 12—18 сольдов. Таким образом, ежедневно каждый рабочий приносил владельцу мастерской 7—10 сольдов дохода. Этот доход называется прибавочной стоимостью, а способ получения его — капиталистической эксплуатацией. Впервые в истории человечества она возникла в Италии в XIV—XV вв. Поэтому Энгельс называл итальянцев «первой в истории нацией капиталистов». Первые капиталистические предприятия назывались мануфактурой, так как здесь использовались лишь простые механизмы (прялка, ткацкий станок, механизм для растягивания сукон), а вся работа совершалась вручную. Мануфактура, где каждый рабочий постоянно выполнял только одну небольшую операцию, обеспечивала более быстрое, высококачественное и дешевое производство товаров, чем цеховые мастерские. Капиталистическая промышленность вскоре оставила далеко позади ремесленное производство. Поэтому в XIV—XV вв. Флоренция и другие города Италии вышли на первое место в Европе по экономике и культуре.

Невиданное развитие мануфактурного производства было основой расцвета науки и искусства, который называется эпохой Возрождения (см. стр. 169). Однако этот расцвет происходил за счет беспощадной эксплуатации многих тысяч наемных рабочих. Летом с восходом солнца, а зимой затемно рабочих Флоренции будили колокольным звоном из правительственного дворца. За рабочими вели непрерывное наблюдение надсмотрщики и тайные осведомители. На провинившихся налагали денежные штрафы, а тех, кто не в состоянии был их уплатить, секли розгами, ремнем, пытали на дыбе, бросали в тюрьму. Флорентийский епископ угрожал рабочим отлучением от церкви и за погрешности на производстве.

На бесчеловечную эксплуатацию рабочие отвечали восстаниями. Первое из них произошло в Болонье еще в 1289 г., оно получило название «восстания бесштанников» (сукноделы работали в одних рубахах). Через несколько десятилетий вспыхнула первая известная в Европе забастовка рабочих во Флоренции. Забастовщики пытались организовать свой союз, общую кассу и требовали повышения оплаты труда. Руководитель забастовки — чесальщик шерсти Чуто Брандини—был повешен. В 1371 г. вспыхнули восстания в Перудже и Сиене. Шерстяникам Сиены вместе с другими горожанами удалось захватить правительственный дворец, но вскоре с ними зверски расправились. В 1378 г. во Флоренции произошло крупнейшее в тот период восстание рабочих шерстяных мануфактур. Здесь этих рабочих называли чомпи. Они захватили правительственные здания, образовали свой цех и ополчение из 1500 человек. Чомпи создали свое правительство. Они объявили, что ни одно дело, касающееся государства, не будет проводиться без их решения. Во главе правительства чомпи поставили Мйкеля Ландо, но он оказался предателем, подкупленным богачами. Владельцы мануфактур стали закрывать предприятия, чтобы уморить голодом рабочих и их семьи. Одновременно богатые горожане и их агенты исподволь готовили вооруженное нападение. В трудную минуту мелкие ремесленники не поддержали чомпи, и восстание рабочих было жестоко подавлено.

Перед казнью руководители чомпи заявили: «...мы умираем из-за величайшей несправедливости, но, если родина может получить успокоение через нашу смерть, мы умрем удовлетворенными».

Так, в Италии, и прежде всего во Флоренции, впервые в истории человечества возникли капиталистические отношения. В XIV—XV вв. они способствовали развитию техники, науки и культуры, но принесли трудящимся нужду и новые страдания.