Грюнвальдская битва


Обосновавшись в XIII в. на нижней Висле, Тевтонский орден, словно чудовищный спрут, стал захватывать одну область за другой. Пруссы — литовское племя, на землях которого утвердились захватчики, — упорно сопротивлялись. Но силы были неравные. Рыцари беспощадно истребляли пруссов. Подчинив Пруссию, орден стал вклиниваться в глубь литовских и славянских земель. Огромные владения ордена преграждали Польше, Литве, Руси выход к Балтийскому морю. Тевтонские рыцари стремились подчинить своему влиянию торговлю на Балтике и всячески ущемляли экономические интересы соседних государств. Они зарились на богатые польские и литовские области, особенно на Добжинскую землю и Жемайте. Опасность, грозившая со стороны Тевтонского ордена, заставила Польшу и Литву, в состав которой в то время входили и некоторые русские области, в 1386 г. объединиться.

6 августа 1409 г. великий магистр ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польше и Литве и вторгся в Добжинскую землю. Польский король Ягайло и литовский князь Витовт сознавали, что эта война решит судьбу ордена и польско-литовских земель. Поэтому Ягайло и Витовт старались заручиться поддержкой других народов, главным образом славянских. Ульрих фон Юнгинген тоже не бездействовал и повсюду вербовал наемников. Обнищавшие рыцари-проходимцы, все подонки тогдашней Европы, предвкушая богатую добычу, устремились на восток.

Вначале военные действия шли с переменным успехом и прерывались перемириями. Обе стороны собирали и накапливали силы. В июле 1410 г. армии противников сблизились. Польско-литовское войско насчитывало примерно 90 тыс. человек, большую часть которых составляли ополченцы. Половина полков была набрана в русских, украинских и белорусских областях.

Поляки, литовцы, чехи, моравяне и силезцы составляли остальное войско. В армии крестоносцев, общая численность которой доходила до 83 тыс., было много наемников. Однако главной опорой и гордостью ордена были отряды тяжеловооруженных рыцарей.

Ягайло расположил свое войско на опушке леса с таким расчетом, чтобы неприятель не видел его. Между деревнями Танненбергом и Грюнвальдом раскинулось широкое поле. Ночь с 14 на 15 июля 1410 г. была дождливой и ветреной. Небо прояснилось только под утро. На рассвете к королевской палатке подскакал всадник. Он сообщил королю, что вражеские отряды начали передвигаться. Ягайло назначил пароль и приказал своим воинам прикрепить к одежде в виде отличительного знака по пучку соломы. Вскоре подтвердилось, что неприятельское войско пришло в движение.

Король передал командование всей армией Витовту, выдающемуся полководцу. На левом фланге Витовт поставил поляков, на правом — литовское войско. В центре находились польские и смоленские отряды. Литовские полки были построены клином. Впереди стояли самые храбрые и опытные «предзнаменные» бойцы — за их спиной высились боевые стяги.

Топкая и поросшая густым кустарником местность, где стояли польские войска, была очень опасна для немецких рыцарей, одетых в тяжелые доспехи. Рыцари не торопились наступать. Но и медлить дольше было нельзя: они стояли на самом солнцепеке. А главное, Ульрих фон Юнгинген опасался, что поляки ждут подхода значительных подкреплений. Надо было начинать битву. Он хотел во что бы то ни стало выманить неприятеля в открытое поле и послал польскому королю Ягайло мечи, вызывая его тем самым на бой.

Вызов был принят. В польско-литовском стане затрубили трубы. Конница Витовта бросилась на врага. Атака была настолько стремительной, что немцы-пушкари, едва успев выстрелить по два раза, были смяты. Войска столкнулись, словно лавины.

«Поднялся столь ужасный шум и треск от ударов копий, бряцания оружия и лязга мечей, что он слышен был за несколько миль в окружности. Витязь шел на витязя, оружие ломалось с треском, попадали в лицо направленные друг против друга стрелы. Никто не трогался с места, один другому не уступал ни пяди земли, разве только враг, сброшенный с лошади или убитый, освобождал место для победителя. Копья были сломаны — с такой силой столкнулись между собой обе стороны, — только топоры и мечи, ударяя друг о друга издавали невыносимый стук, подобно ударяющим в кузнице молотам», — писал об этой битве польский летописец Длугош.

Почти час длилась рукопашная схватка, после чего магистр приказал ввести в бой свежие силы. Сотни закованных в железо рыцарей устремились на литовские отряды. «Не выдержав натиска врагов, — рассказывал тот же летописец, — литовцы немного отступили.

Крестоносцы стали теснить их еще сильнее, и они были вынуждены отходить все дальше и дальше. Рыцари думали, что сражение близится к концу».

Видя это беспорядочное отступление, магистр уже радовался победе. Ему в руки чуть было не попало королевское знамя. Ульрих фон Юнгинген считал, что наступило время нанести последний удар. Он повел в бой на полном галопе шестнадцать лучших полков конницы. Часть польских войск дрогнула. Король Ягайло едва не погиб. Тевтонские рыцари наседали со всех сторон.

В этот самый опасный момент битвы непоколебимая стойкость смоленских полков спасла положение. Поляки снова сомкнули свои ряды и ринулись на врага. Доблесть смолян ободрила и вдохновила их соратников. Витовту удалось вернуть отступающих литовцев. Все вместе, плечом к плечу, поляки, русские, литовцы и чехи с утроенным ожесточением принялись бить крестоносцев. Теперь рыцари и наемники Тевтонского ордена думали лишь о спасении. Магистр и его главные полководцы были убиты. Наемники в панике бежали. Надменные рыцари падали на колени и молили о пощаде — битва была ими проиграна.

В лагере крестоносцев среди богатой добычи воины Витовта нашли несколько телег, нагруженных цепями: они предназначались для побежденных. Рядом лежали штабеля факелов для ночного преследования беглецов и сотни бочек вина, запасенного для праздника победы, в которой захватчики не сомневались.

Поразительная весть о разгроме сильнейшей рыцарской армии облетела всю Европу. 15 тыс. воинов Тевтонского ордена попали в плен, а около 40 тыс. навсегда остались на поле сражения.

В Грюнвальдской битве феодальная армия немецких рыцарей встретилась с войском, основную часть которого составляло народное ополчение. Германское продвижение в славянские земли было остановлено. Это предрешило окончательную гибель Тевтонского ордена.

Битва под Грюнвальдом вошла в историю как образец воинской доблести и боевого содружества народов в борьбе за свою свободу и независимость.