Томмазо Кампанелла


В Москве рядом с Кремлевской стеной высится серый гранитный обелиск. Он поставлен в память о выдающихся борцах за торжество идей социализма. Среди славных имен, начертанных на камне, — имя Кампанеллы.

... 1591 год. Внимание всесильной инквизиции (см. стр. 149) привлекла только что появившаяся книга никому не известного молодого ученого. Она была направлена против схоластики в защиту подлинной науки, которой так боялась церковь. Автором был 23-летний Томмазо Кампанелла. Три года назад он, сын сапожника из Калабрии, бежал из монастыря. У монастырского начальства Кампанелла был на плохом счету, так как читал запрещенные книги и часто оспаривал непререкаемый авторитет отцов церкви. Учителя, встревоженные смелыми речами Кампанеллы, говорили, что он плохо кончит. Завистники распустили слух, будто его необыкновенные знания объясняются тем, что он продал душу дьяволу.

И вот теперь в Неаполе он издал свою дерзкую книгу. Церковные власти приказали немедленно его схватить. После года заключения Кампанелле было приказано возвратиться в монастырь. Но он не подчинился. Начались скитания по Италии. Томмазо менял города, скрывался под чужим именем, жил случайными уроками и стойко переносил нужду. Он много писал. Инквизиция неотступно продолжала за ним следить. В Болонье ее агенты выкрали у Томмазо все рукописи, а несколько позже в Падуе Кампанелла был снова арестован по обвинению в ереси. Он попытался бежать из тюрьмы, но неудачно. Закованного в кандалы его отправили в Рим.

В то же самое время в тюрьме римской инквизиции томился и Джордано Бруно (см. т. 2 ДЭ, стр. 349-351).

Прямых улик было недостаточно, чтобы Кампанеллу как еретика бросить в костер. Его подвергли жестоким пыткам. Томмазо перенес все муки с редким мужеством, и с тех пор в инквизиции за ним утвердилась слава человека, который вообще не боится пыток. Как «сильно заподозренного в ереси» его приговорили к покаянию и сослали в монастырь.

Всего несколько месяцев пробыл Кампанелла вне темницы. Его опять арестовали и, продержав в тюрьме около года, предписали возвратиться на родину. И вот он снова в Калабрии, где не был десять лет. Скитания по Италии и тюрьмы инквизиции научили его многому: он увидел, как повсюду бедствует народ и как церковь заодно с феодалами грабит трудовой люд. Кампанелла до глубины души возмущался существующим порядком, при котором ничтожная горсточка паразитов, купаясь в роскоши, обрекает огромную массу тружеников на самую жалкую жизнь. Он рано понял, что причина царящего в мире зла — частная собственность, и поэтому весь строй, основанный на частной собственности, должен быть уничтожен. Тогда весь юг Италии находился в руках испанцев. Иноземцы немилосердно грабили народ и жестоко расправлялись со всяким проявлением недовольства. Крестьяне, разоряемые невыносимыми поборами, уходили в горы.

Кампанелла решил поднять народное восстание. Он годами вынашивал свой план, до мельчайших подробностей продумывал жизнь будущей идеальной республики, где все будет общим. Он называл ее Государством Солнца, а столицу — Городом Солнца. Для Кампанеллы Город Солнца был не отвлеченной мечтой, а конкретным планом, целью борьбы. Кампанелла стал тщательно подготавливать восстание и вступил в связь с партизанами. По селам Калабрии расходились агитаторы. Но незадолго до выступления предатели выдали заговор властям. Кампанелла и его соратники были захвачены врасплох.

Следствие велось жесточайшими методами. Испанские власти обвиняли заговорщиков в подготовке восстания, а инквизиция — в ереси. Кампанелла всеми силами старался поддержать в товарищах боевой дух. В тюрьме он писал стихи о презрении к смерти и воспевал мужество тех, кого не смогли сломить никакие муки. Он сам служил примером стойкости и упорства. Кампанеллу не покидала мысль об организации побега. Чтобы выиграть время, он притворился сумасшедшим.

Последняя пытка продолжалась без перерыва около сорока часов, но Кампанелла ни в чем не признался. Пытку прекратили, когда он не подавал уже никаких признаков жизни. И все-таки он выжил. Чуть живой, искалеченными руками, тайком от надзирателей, которые то и дело устраивали в камере обыск, он написал книгу «Город Солнца».

Подобно Томасу Мору, он нарисовал картину идеального общества, где нет частной собственности, люди живут единой дружной семьей, вся жизнь подчинена разуму. В Государстве Солнца все трудятся, а все блага распределяются справедливо и разумно. Государство снабжает своих граждан всем необходимым. Высокая производительность труда позволила сократить рабочий день до четырех часов. Все остальное время люди учатся, занимаются наукой, спортом. Наука в Государстве Солнца достигла невиданного расцвета. Люди подчинили себе природу, машины облегчили труд. Общество заботится о воспитании и обучении детей, приучает их к труду. Жители Государства Солнца никому не навязывают силой своего образа жизни, но они убеждены, что со временем он распространится повсюду...

Кампанелла просидел в тюрьме в общей сложности больше тридцати трех лет. Его годами держали закованным в кандалы в темной яме, где подолгу стояла гнилая вода.

Инквизиция следила за тем, чтобы он не мог писать. Но узник ухитрялся делать невероятное: писал сочинения по философии, медицине, астрономии, математике. Когда инквизиция стала преследовать Галилея зато, что он развивал учение Коперника, Кампанелла, находившийся в тюрьме, не побоялся поднять свой голос в защиту великого ученого. Нечеловеческие условия, в которых он провел большую часть жизни, не помешали Кампанелле стать одним из крупнейших ученых своего времени.

Кампанелла вышел из тюрьмы больным и старым, но его энергии и воинственному духу могли позавидовать молодые. Он не отказался от мысли изгнать испанцев из Италии. Когда новый заговор не удался и любимый ученик Кампанеллы — Томмазо Пиньятелли был задушен палачами в тюрьме, ему пришлось тайно бежать из Рима и навсегда покинуть родину. Кампанелла умер во Франции в 1639 г.

Через всю свою жизнь Кампанелла пронес мечту о Городе Солнца. Никакие испытания не могли поколебать его убеждения, что будущее за коммунистическим обществом, хотя он не знал и не мог еще знать верных путей к нему. Рисуя жизнь счастливых граждан Государства Солнца, Кампанелла написал знаменательные слова: «Весь мир придет к тому, чтобы жить по их обычаям».