Ян Гус и Ян Жижка


Шестого июля в городах и селах Чехословакии торжественно зажигаются костры в память о Яне Гусе, который жил и боролся за народное дело много веков тому назад.

Ян Гус родился в небольшой деревне на юге Чехии в 1371 г. С детства он был знаком с горькой народной долей. Помещики, духовенство и король жестоко угнетали крестьян. Из года в год росло количество податей, все изнурительнее становилась работа на барщине. Войны и стихийные бедствия окончательно разорили трудовой люд. Доведенные до отчаяния, крестьяне все чаще восставали против гнета феодалов.

Юношей Ян переселился в Прагу, чтобы получить высшее образование в Пражском университете. Древняя столица Чехии была уже тогда одним из самых больших и красивых городов Европы, недаром ее называли «Золотая Прага». Вместе с тем здесь особенно бросалась в глаза разница между роскошными дворцами и жалкими лачугами, богатством одних и нищетой других.

В Праге тоже было неспокойно. Беднота выступала против городских богачей — купцов, ростовщиков и верхушки духовенства, которые зачастую были немцами. Этих чужеземцев привела в Чехию жажда наживы. Они нещадно эксплуатировали чехов. Поэтому борьба народных масс против угнетателей сливалась с национальной борьбой.

Руководство университетом, где учился Ян Гус, тоже принадлежало немцам. В стенах университета происходили непрерывные столкновения между чешскими и немецкими студентами и профессорами. Эта борьба была частью борьбы чешского народа за свою национальную культуру.

Вскоре после окончания университета Гус получил звание магистра (так назывались тогда профессора) и стал читать лекции в университете. Здесь он начал активную борьбу с засилием чужеземцев в Чехии. Прежде всего Гус и его сторонники добились, чтобы руководство Пражским университетом перешло в руки чехов.

Университет в то время был полностью подчинен церкви. Церковь владела еще большим количеством земель, чем князья и дворяне. Лицемерно проповедуя смирение и отказ от всех земных благ, слуги церкви на деле были жестокими и жадными хищниками. Главе чешской церкви, архиепископу Пражскому, принадлежали 900 сел и городов, которые приносили ему огромные доходы.

Ян Гус все настойчивее стал выступать и против католической церкви, ненавистной народу. «Даже последний грошик, который прячет бедная старуха, — писал он, — и тот умеет вытянуть недостойный поп, если не за исповедь, то за обедню, если не за обедню, то за священные реликвии, если не за реликвии, то за отпущение грехов, если не за отпущение, то за молитвы, а если не за молитвы, то за погребение. Как же не сказать после этого, что он хитрее и злее вора!»

Гус разоблачал всяческие мошенничества служителей церкви. С гневом осуждал он и продажу индульгенций — папских грамот об отпущении грехов и преступлений. Гус не просто критиковал духовенство — он боролся за преобразование всей католической церкви. Он не только разоблачал жадность и паразитизм попов, но и требовал наказания их и призывал народ отобрать у церкви все захваченные ею земли.

Церковники отлучили Гуса от церкви. Под заунывный колокольный звон провозглашалось страшное проклятие. Отлученный как бы изгонялся из общества, никто не должен был давать ему ни пищи, ни одежды. Но Ян Гус снова и снова выступал против церкви и власти папы. Больше того, Гус советовал крестьянам не выполнять приказов своих господ-феодалов. Он говорил о том, что короли, князья, попы, епископы и монахи «пасут свое брюхо в роскоши», высасывая кровь и пот из народа. Гус призывал крестьян к борьбе за лучшую жизнь, и слова его находили живой отклик в народе. Для того времени это были очень смелые революционные требования, хотя Гус и не думал об окончательном уничтожении всего феодального строя.

В Чехии у Гуса было очень много друзей — его поддерживали крестьяне и ремесленники. Многие рыцари, желавшие поживиться за счет огромных богатств церквей и монастырей, тоже были его сторонниками. Боясь растущего влияния Гуса, церковники и феодалы подготовили кровавую расправу с «еретиком» и защитником народа. Они вызвали Гуса на церковный собор (собрание) в швейцарском городе Констанце. Гус хорошо понимал, какая опасность ему угрожала, и все же решил отправиться в стан врагов. Он хотел выступить в защиту своего учения перед всем миром.

Вероломный и подлый император дал ему охранную грамоту, но сам же потребовал уничтожения Гуса. Гус был брошен в сырое, темное, смрадное подземелье. Через восемь месяцев его, почти слепого, кашляющего кровью, доставили на заседание собора. Вместо хотя бы подобия суда Гус увидел сборище выхоленных тунеядцев, улюлюкающих, свистящих и вопивших: «Смерть еретику!» Ему не дали говорить.

Но воля борца не была сломлена. Он решительно отказался отречься от своих взглядов. 6 июля 1415 г. Ян Гус мужественно, как подобает народному герою, взошел на костер.

 

* * *

Дело, за которое боролся Гус, не погибло вместе с ним. Напрасно надеялись церковные и другие феодалы запугать народ. Тучи народного гнева сгущались. Мученическая смерть Гуса звала к отмщению. По городам и деревням ходили проповедники и призывали к оружию, к борьбе против угнетателей. Среди народных проповедников особенно выделялись Ян Чапек, Мартинек Гуска и Вацлав Коранда.

В 1419 г. в Праге вспыхнуло восстание, которое очень быстро охватило всю страну. На борьбу против ненавистного католического духовенства, против немецких и своих феодалов поднялся весь чешский народ. На помощь восставшим стекались бедняки из разных стран. Все восставшие называли себя гуситами в память о Яне Гусе. Среди гуситов были горожане, крестьяне и дворяне. Надежды и стремления у них были разные. Это привело к тому, что гуситы раскололись на два лагеря, начавшие враждовать между собой. Чешские дворяне и богатые горожане стремились лишь к тому, чтобы завладеть землями и властью, отнятыми у церкви и у немецких феодалов. Крестьяне и ремесленники мечтали о новой, справедливой жизни без гнета феодалов. Эта часть гуситов стала называться таборитами (от города Табор).

Одним из вождей таборитов стал опытный воин Ян Жижка, с юных лет связавший свою судьбу с судьбой народа. Жижка прошел суровую боевую школу, в одном из сражений он потерял глаз; отсюда и его прозвище — Жижка, что значит «одноглазый».

Папа римский и короли призывали феодалов всей Европы к крестовому походу против мятежников.

Церковь благословляла всех, кто хотел участвовать в борьбе против чешского народа. В апреле 1420 г. крестоносцы вступили на территорию Чехии. Но тщетно рассчитывали головорезы и бандиты, шедшие под церковными знаменами, на быстрый успех и богатую добычу. Хорошо вооруженная рыцарская конница в тяжелых доспехах стала терпеть одно поражение за другим от пеших крестьян и ремесленников, у которых были только копья, пики, палицы, луки, цепы и косы. И это не было чудом. Народное войско отличалось от наемников феодального войска, сражавшихся за жалованье, за легкую добычу, высоким сознанием своего долга, железной дисциплиной, героизмом. Ведь оно отстаивало свободу своей родной земли.

Огромную роль играл полководческий талант народных руководителей — Яна Жижки и Микулаша из Гуси. Жижка применил новую тактику, позволявшую полностью использовать подвижность его войск. При столкновении с врагами в открытом поле, где перевес сил был на стороне рыцарей, Жижка окружал свои отряды обозом. Крепкие телеги, связанные железными цепями, образовывали настоящую крепость. Под защитой этой крепости табориты с малыми потерями наносили врагам сокрушительные удары.

Когда крестоносцы осадили Прагу, защитники столицы во главе с Жижкой не только отбили атаки численно превосходивших войск врага, но и наголову разбили их в июле 1420 г. Крестоносцы позорно бежали.

В 1421 г. во время осады одного замка Жижка был ранен стрелой и совсем ослеп. Но напрасно ликовали враги. Жижка по-прежнему руководил борьбой. Рассказывали, что он обычно двигался на коне впереди своего отряда. Его ближайшие помощники, когда это требовалось, описывали ему окружающую местность и расположение войск. Слепой полководец всегда принимал безошибочные решения, умело использовал все благоприятные условия, и победа постоянно сопутствовала ему.

В конце 1421—начале 1422 г. Жижка разгромил участников второго крестового похода. А третий крестовый поход в Чехию закончился тем, что крестоносцы, напуганные одним именем Жижки и звуком приближающихся обозных телег, бежали.

В самый разгар гуситских войн, во время одного из походов, Ян Жижка заболел и 11 октября 1424 г. умер. Его преемники, среди которых особенно прославился Прокоп Большой, продолжали успешную борьбу с немецкими крестоносцами.

В войсках восставшего народа плечом к плечу с чехами и словаками сражались поляки, русские, украинцы, литовцы, немцы. Чешские войска не только громили полчища захватчиков на своей земле, но и глубоко проникали во владения врагов — немецких и австрийских феодалов.

Слава о подвигах таборитов гремела по всей Европе, наводя страх на угнетателей и вдохновляя на борьбу простых тружеников.

Но успехи чешских войск испугали не только немецких, но и чешских феодалов и богатых горожан. Они выступили против таборитов и нанесли им поражение в битве при Липанах (30 мая 1434 г.).

Славная борьба чешского народа против чужеземных и своих феодалов — одно из выдающихся событий средневековой истории.

Табориты — наиболее последовательные из борцов — пытались даже установить общество, основанное на равенстве и справедливости. Но в условиях XV в. трудящиеся не могли добиться победы.

Полная и окончательная победа народа стала возможной только в наши дни, когда социалистическая революция навсегда разбила оковы эксплуатации.

Героическая жизнь Гуса, Жижки и других героев чешского народа стала источником славных революционных традиций.

Трудящиеся социалистической Чехословакии бережно хранят воспоминания о славных народных героях. Улицы и площади многих городов и сел республики носят имена Гуса и Жижки. Много памятников воздвигнуто в их честь. Но самый лучший и самый прочный памятник — благодарность и любовь народа.