Ходынская катастрофа


В былые времена у северо-западной окраины Москвы, около Петербургского (теперь Ленинградское) шоссе, там, где петляла речушка Ходынка, находилось огромное Ходынское поле.

На 18 мая 1896 г. на Ходынском поле по случаю коронации Николая II было назначено народное гулянье с раздачей царских подарков: эмалированных памятных кружек и полотенец, хлеба и колбасы, пива и сластей.

Гулянье должны были организовать московский генерал-губернатор (дядя царя) и министр двора. Оба сановника заботились только об одном — ублажить молодого царя зрелищем «народного ликованья». Они хорошо знали, что у народа нет оснований радоваться появлению нового царя, поэтому и придумали приманку в виде подарков «от царских щедрот». Чтобы царю и знати лучше было видно, как народ «ликует», будки для раздачи подарков не разбросали по полю, а выстроили в ряд примерно за версту перед парадным царским павильоном. Справа от павильона шла глубокая канава вдоль Петербургского шоссе, слева — рвы и ямы вдоль границы летнего военного лагеря. На этом небольшом сравнительно пространстве и должно было происходить народное гулянье.

Газетные объявления и стоустая молва разнесли весть о царских подарках за пределы Москвы. Из далеких деревень выходили загодя, и на Ходынском поле народ стал собираться уже накануне, с утра, многие целыми семьями, с детьми. День выдался небывало жаркий для мая. Начала праздника ждали кто сидя, а кто лежа поближе к заветным будкам, но народ шел все гуще, и уже к вечеру люди стояли сплошной массой. Людской поток вливался на поле всю ночь, и никто не знает точно, сколько собралось людей.

Дышать становилось трудно. Люди теряли сознание, некоторые умирали, и трупы не падали, так тесно все стояли, прижатые друг к другу. Когда рассвело, стало видно огромное облако, низко нависшее над толпой, — облако от испарений тысяч человеческих тел, дыхания великого множества людей.

Около 6 часов утра кто-то впереди толпы взмахнул шапкой. Это приняли за сигнал к началу раздачи подарков. Толпа подалась к будкам. Началась давка. Ослабевшие люди падали наземь, толпа топтала их ногами. Всего погибло и было искалечено свыше двух тысяч человек...

Когда молодому царю доложили о катастрофе, он слегка поморщился (придворные с умилением передавали об этом, как о знаке скорби о погибших) и распорядился... гулянья не отменять. Начальники засуетились.

С Ходынского поля на сотнях подвод везли прикрытые рогожей трупы, но всех увезти не успели и оставшиеся тела рассовали под будки. Между тем к Ходынскому полю уже приближался парадный кортеж экипажей царя, придворных сановников, иностранных послов. Несколько последних страшных телег попалось им навстречу...

Для установления виновников катастрофы назначили следствие, но виновников «не обнаружилось», и дело замяли. Однако народ не забыл Ходынской катастрофы. Уже в тот день он окрестил Николая II «кровавым». Это несмываемое прозвище осталось за последним русским царем до конца его дней.

Давно уже загнана в трубы речушка Ходынка. Нет на планах Москвы и Ходынского поля. На его место высятся высокие здания, блестят асфальтом широкие улицы. Но слово «ходынка» осталось в языке как память о бессмысленной давке темной толпы, о бесславном жестоком царе.