II съезд Российской социал-демократической рабочей партии


С большим нетерпением ждал В. И. Ленин созыва II съезда партии. Ведь состоявшийся 5 лет назад, в 1898 г., I съезд фактически не создал партии: не принял программы, не сплотил революционных сил пролетариата; избранный на съезде ЦК тотчас же был арестован. На II съезд ложилась поэтому ответственнейшая задача: надо было по-настоящему создать партию, объединить революционный пролетариат.

С созывом съезда нужно было спешить, так как в России бурно росло революционное движение. Рабочие организовывали грандиозные стачки, то тут, то там стихийно поднимались крестьяне: жгли помещичьи усадьбы, захватывали и запахивали помещичьи земли; в борьбу с самодержавием втягивалось студенчество. Было ясно, что назревала народная революция. Нужна была партия, способная встать в авангарде борьбы за свержение самодержавия, а потом и за диктатуру пролетариата.

Подготовку съезда взял в свои руки Ленин. По его инициативе был создан «Организационный комитет». Состав его неоднократно менялся — то одного, то другого члена комитета арестовывали, их заменяли новые. Несмотря на это, члены комитета объехали все социал-демократические организации в России: выпускали листовки, распространяли литературу; в которой разъясняли позицию «Искры», выясняли отношение местных организаций к вопросам съезда.

Ленин руководил революционной работой в России из-за границы. В это время он жил в эмиграции сначала в Лондоне, потом в Женеве (Швейцария). Из переписки, из бесед с товарищами, приезжавшими из России, он выяснял положение на местах, давал советы, поручения. Письма переправлялись через несколько адресов, поэтому шли чрезвычайно медленно. Ответа ждать приходилось неделями, месяцами. Ночи не спал Ильич после каждого письма из России, извещавшего то о провале типографии, то о захваченной полицией нелегальной литературе, то об аресте работников.

Задолго до съезда Ленин написал проект устава партии, набросал и проекты многих резолюций, продумал и наметил план работы съезда. При участии Плеханова Ленин также составил проект программы партии. Долго обсуждался этот проект в редакции «Искры». Обдумывалось, взвешивалось каждое слово. В горячих, острых спорах с Плехановым и некоторыми другими членами редакции Ленину приходилось отстаивать свою точку зрения по ряду основных вопросов программы. Проект программы был опубликован в «Искре». В нем указывалась конечная цель рабочего движения — построение нового, социалистического общества и путь к этой цели — социалистическая революция и диктатура пролетариата. Программа намечала и ближайшие задачи рабочей партии — свержение царизма, установление демократической республики, уничтожение остатков крепостничества в деревне, в частности возвращение крестьянам земель, отрезанных у них помещиками при отмене крепостного права («отрезков»), 8-часовой рабочий день, полное равноправие наций и народов.

Еще до открытия съезда в Женеву к Ленину стали съезжаться делегаты. Они собирались в крохотном домике рабочего пригорода на берегу Женевского озера, в простой и скромной ленинской квартире. «Толчея у нас сразу образовалась не протолченная, — смеялась, вспоминая Н. К. Крупская. — Когда надо было с кем потолковать в особицу, уходили в рядом расположенный парк или на берег озера». Тут в задушевных, дружеских беседах Ленин делился своими соображениями о съезде, выяснял мнение делегатов по тому или другому вопросу. Собеседники Владимира Ильича восхищались его практическим чутьем, огромными знаниями и каким-то особенным умением излагать свои мысли. После таких бесед делегаты уходили уверенными в правоте Ленина, хотя он никому не навязывал своих взглядов.

Съезд открылся 17 июля и закончил свою работу 10 августа 1903 г. Первые заседания состоялись в Брюсселе. Они проходили тайно, в помещении громадного мучного склада. Большое окно склада завесили красной материей, рядом соорудили импровизированную трибуну... Бельгийская полиция выследила съезд, забеспокоилась. Пошел разговор о русских революционерах, об их тайных совещаниях. Некоторые делегаты были даже высланы из Бельгии. Пришлось перенести съезд в Лондон.

На съезде присутствовали 43 делегата от 26 организаций. По сравнению с I съездом, где было только 9 делегатов, эта цифра выглядела внушительной. Пять лет не прошли даром, партийные организации выросли и окрепли.

Состав съезда был неоднороден. Кроме твердых искровцев — сторонников Ленина, на съезде выступили и неустойчивые, «мягкие» искровцы, поддержанные антиискровцами, явными оппортунистами— «экономистами». На съезде были и колеблющиеся между искровцами и их противниками, иронически прозванные «болотом». Борьба на съезде оказалась неизбежной, она была ожесточенной и острой.

Ленин входил в состав президиума съезда. Он вел подробный дневник заседаний и выступал почти по всем вопросам порядка дня. В протоколах съезда отмечено свыше 120 его речей, замечаний и реплик.

От постоянной напряженной борьбы на съезде Владимир Ильич сильно уставал. Бельгийская работница, у которой жили Ленин и Крупская в Брюсселе, очень огорчалась, что Владимир Ильич не ел «той чудесной редиски и голландского сыру, которые она подавала ему по утрам». А Ленину уже и в первые дни заседаний было не до еды. В Лондоне же он, по словам Крупской, «дошел до точки: совершенно перестал спать, волновался ужасно».

Резкие разногласия возникли при обсуждении программы.

Оппортунисты (см. стр. 600) рьяно выступили против пункта о диктатуре пролетариата. Твердые искровцы во главе с Лениным упорно отстаивали революционную программу. Борьба увенчалась успехом. Съезд пошел за Лениным и утвердил программу, выработанную «Искрой». Это была единственная в мире программа партии, в которой ставилась задача завоевания диктатуры пролетариата. Программа стала путеводной звездой партии в ее великой борьбе за победу социалистической революции в России.

Острая борьба на съезде разгорелась вокруг устава партии, особенно из-за первого пункта его — как должна строиться партия, из кого она должна состоять.

Ленин считал, что в партию нужно принимать того, кто не только признавал программу ее и платил членские взносы, но и входил в состав одной из партийных организаций и лично участвовал в ее работе. Ленинская формулировка затрудняла доступ в партию непролетарским, неустойчивым элементам. Ведь участие в революционной работе в условиях тогдашнего полицейского режима было опасно. Поэтому в партию пошли бы только самые преданные, стойкие революционеры. Но тем лучше, организованнее и крепче была бы партия, тем скорее она повела бы рабочий класс на штурм самодержавия. Вот этого-то хотел и добивался Ленин. «Наша задача, — говорил он на съезде отстаивая свою позицию, — оберегать твердость, выдержанность, чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена партии выше, выше, выше».

Но против Ленина на съезде выступили все оппортунисты и «болото». Борьба вокруг первого пункта устава окончательно размежевала делегатов. Теперь и «мягкие» искровцы открыто перешли на позицию «экономистов». Мартов — «мягкий» искровец — в противовес ленинской предложил свою формулировку первого пункта устава: членом партии считать и того, кто не входит в организацию, не подчиняется партийной дисциплине, а только оказывает ту или иную помощь партии (например, предоставляет квартиру, помогает деньгами).

На первый взгляд как будто и трудно было уловить разницу между обеими формулировками. Но разница была огромная. По ленинскому уставу член партии, работающий в ее организации, должен был подчиняться дисциплине и выполнять любое задание партии, например пойти на баррикады и, если нужно, на явную смерть, а по формулировке Мартова он мог и отказаться от баррикад: ведь он только содействовал партии, помогал ей и вовсе не обязан был подчиняться партийной дисциплине. Толкование Мартовым обязанностей члена партии широко открывало двери чуждым элементам. Каждый, кто оказывал помощь партийной организации, а это делали иногда даже и не революционеры, мог стать равноправным членом партии и влиять на ее политику. При таком составе партия скоро превратилась бы в расплывчатую мелкобуржуазную, по типу партий II Интернационала (см. стр. 600), партию реформ, а не революционной борьбы. С такой партией рабочие никогда бы не смогли завоевать власть.

Незначительным большинством голосов съезд принял оппортунистическое предложение Мартова. Ленинский устав был принят за основу, но первый пункт его — в формулировке Мартова. В 1905 г. на III съезде партии под влиянием революционных событий формулировка первого параграфа устава, принятая II съездом, была заменена ленинской.

К концу работы съезда часть оппортунистов покинула заседание. Соотношение сил на съезде изменилось в пользу твердых искровцев. При выборах Центрального Комитета и редакции Центрального органа партии — «Искры» — сторонники Ленина получили большинство.

В Центральный Комитет были выбраны твердые искровцы: Г. М. Кржижановский, Ф. В. Ленгник, В. А. Носков; в редакцию «Искры» — В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, на съезде поддерживавший Ленина, «мягкий» искровец Л. Мартов. С тех пор сторонников Ленина стали называть большевиками, а оппортунистов, оставшихся в меньшинстве, — меньшевиками. Таким образом в партии появились две обособленные группы: революционно-марксистская — большевистская и оппортунистическая, мелкобуржуазная — меньшевистская. В схватке с меньшевиками на съезде восторжествовали великие идеи революционной борьбы.

На II съезде впервые в России зародилась партия нового типа — партия большевиков. Основанная на идеях и организационных принципах ленинской «Искры», большевистская партия явилась самой революционной из всех партий мира, непримиримой к оппортунизму, в корне отличной от существовавших реформистских партий, называвших себя марксистскими. Со II съезда РСДРП фактически ведет свою историю Коммунистическая партия Советского Союза. Большевистская партия, в отличие от партий II Интернационала, стала образцом для всех коммунистических и рабочих партий мира. Исключительная заслуга в этом принадлежит В. И. Ленину.