Восстание 1863—1864 годов в Польше, Белоруссии и Литве


В конце XVIII в. территорию Польши дважды делили между собой царская Россия, Пруссия и Австрия. После поражения восстания 1794 г. под руководством Тадеуша Костюшко произошел третий раздел польских земель. Польский народ был лишен независимости, польское государство больше не существовало. В 1815 г. после нового передела большая часть польских земель попала под власть царской России.

Не раз поднимались на борьбу за национальное освобождение польские патриоты, но терпели неудачи. Более десяти месяцев длилось восстание 1830—1831 гг., но и оно было подавлено царскими войсками, а на Польшу обрушились новые репрессии. Была отменена конституция 1815 г., которая, оставляла Польше некоторое самоуправление и не препятствовала развитию польской культуры. Были закрыты высшие учебные заведения, где преподавание велось на польском языке, сокращалось число школ. Царское правительство запрещало издание произведений выдающихся польских писателей: Адама Мицкевича, Юлиуша Словацкого, талантливого ученого-патриота Иоахима Лелевеля, — асами они, как и великий композитор Фредерик Шопен и другие деятели польской культуры, были вынуждены из-за преследований царизма долгие годы жить на чужбине.

Все попытки добиться национального освобождения были безуспешными, пока большая часть польского народа оставалась в стороне от борьбы. Шляхта (дворянство), поднимавшая восстания, стремилась лишь к восстановлению Польского государства, но не думала об интересах народа. Между тем большинство народа — крепостное крестьянство — жило в страшной нужде, не имело своей земли и отрабатывало тяжелую барщину на ту же шляхту. Поэтому крестьяне ненавидели шляхту, не верили ей и не хотели подниматься на борьбу по ее призыву.

Это поняли польские революционные демократы. Они пришли к выводу, что бороться надо одновременно против царизма и против своих помещиков, за национальное освобождение и за уничтожение крепостничества. Только тогда на борьбу поднимется крестьянство и она будет успешной. Союзника в этой борьбе революционные демократы видели в трудовом народе России, также страдавшем от гнета царизма.

После поражения царизма в Крымской войне и во время проведения реформы 1861 г. Россия была охвачена сильными крестьянскими волнениями. Герцен и Чернышевский собирали вокруг себя лучших людей России и хотели поднять народное восстание.

Всколыхнулась и Польша. В 1861 г. в Варшаве и других польских городах происходили демонстрации протеста против национального гнета. В деревнях крестьяне отказывались работать на барщине, требовали свободы к земли. Царское правительство обратилось к своему обычному средству — устрашению. В деревни были направлены карательные отряды, в городах расстреливали безоружных демонстрантов. 8 апреля 1861 г. в Варшаве во время зверской расправы с демонстрантами было убито и ранено несколько сот человек. Кровавые репрессии убедили народ, что свободу можно завоевать только вооруженной борьбой. В Польше возникла тайная организация, она начала готовить национально-освободительное восстание.

Варшавские расстрелы глубоко возмутили честных русских людей. Среди русских офицеров в войсках, находившихся в Польше, возникла революционная организация, которой руководил молодой офицер Андрей Афанасьевич Потебня. Вместе со своими товарищами он жадно читал «Колокол» (см. стр. 457), на страницах которого Герцен доказывал, что стремление польского народа к освобождению справедливо, что освобождение Польши от гнета царизма послужит делу освобождения и русского народа и что в борьбе против самодержавия должны сплотиться все угнетаемые им народы.

Небольшая группа офицеров-революционеров начала агитацию среди русских солдат, стремясь воплотить в жизнь призывы Герцена.

Весной 1862 г. царские власти арестовали нескольких членов организации. Арестованные держались перед судом с мужеством и достоинством. «Вы писали это?» — спросил судья одного из арестованных, поручика Арнгольдта, предъявляя захваченный революционный документ. «Да, я, но не успел его закончить», — ответил тот, беря перо и подписывая свое имя. По приговору, утвержденному царским наместником, Арнгольдт и еще два революционера были казнены. А на следующий день после утверждения приговора в Варшаве среди бела дня Андрей Потебня в упор выстрелил в наместника и тяжело его ранил. Никто не попытался задержать отважного революционера — так велика была ненависть к царским властям.

В это же время в России в близком общении с вождем русских революционеров Чернышевским формировались стойкие борцы за свободную Польшу. Во главе тайной организации офицеров — слушателей военных академий в Петербурге, в которую входили и поляки, и русские, стоял Сигизмунд Сераковский. Еще юношей Сераковский по приказу Николая I в 1848 г. был отдан в солдаты за попытку бежать за границу: он хотел принять участие в революционном движении, охватившем тогда многие страны Европы. Тяжелую солдатскую службу Сераковский отбывал в Оренбургском корпусе в закаспийских степях. Сюда годом ранее был сослан великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Восемь долгих лет прошло, прежде чем, получив офицерский чин, Сераковский смог вернуться в Петербург. Будучи офицером генерального штаба, он всю свою неукротимую энергию и талант отдавал борьбе за отмену телесных наказаний в армии, унижавших и калечивших солдат. Деятельность Сераковского и поддерживавшей его передовой русской общественности сыграла большую роль в избавлении русского солдата от шпицрутенов.

Близкий друг Чернышевского и Герцена, Сераковский пропагандировал их идеи среди офицеров, готовил командиров для будущей вооруженной борьбы против царизма. Его ближайшим сподвижником был Ярослав Домбровский, впоследствии генерал Парижской коммуны (см. стр. 471).

В 1862 г. представители Центрального национального комитета, руководившего польской повстанческой организацией, вели переговоры с издателями «Колокола» Герценом и Огаревым в Лондоне и с центральным комитетом русской революционной организации «Земля и воля» в Петербурге. Между польскими и русскими революционерами был заключен союз против общего врага — русского царизма — во имя освобождения крестьян и свободы народов.

Между тем царские власти расправились с крестьянскими выступлениями в России. В 1862 г. был арестован Чернышевский и его ближайшие сподвижники. Вслед за тем царизм решил одним ударом покончить с польским освободительным движением. Было объявлено о рекрутском наборе в Королевстве Польском, который проводился не по жребию, как обычно, а по заранее составленным спискам, куда была внесена революционно настроенная молодежь. Революционеры были поставлены перед выбором: или потерять в результате набора самые лучшие и организованные силы будущего восстания, или же выступить немедленно, не завершив подготовки к восстанию и почти не обеспечив себя оружием.

Польские революционеры решили вступить в неравный бой. В ночь с 22 на 23 января 1863 г. началось восстание. Одновременно Центральный национальный комитет, объявивший себя национальным правительством (по-польски — Жонд Народовый), издал декреты о наделении крестьян землей и об отмене феодальных повинностей. Вооруженные чаще всего охотничьими ружьями, пиками и косами, повстанческие отряды вели партизанскую борьбу, наносили неожиданные удары по небольшим группам царских войск, принуждая их стягиваться в крупные города и оставлять во власти повстанцев значительную часть территории. В самой Варшаве действовал подпольный Жонд Народовый. Ему, а не царскому наместнику подчинялись жители Варшавы.

Вслед за поляками весной 1863 г. на борьбу против царизма поднялись Литва и Белоруссия, назревало восстание на Украине. Русские революционеры — союзники борющегося польского народа — готовили восстание в Поволжье и Приуралье, этой подготовкой руководила сильная казанская революционная организация. Центральный комитет «Земли и воли» издал воззвание, начинавшееся словами: «Льется польская кровь, льется русская кровь... Отчего же и для чего она льется?..» Воззвание призывало к освобождению Польши от гнета царизма.

Восстание в Литве и Белоруссии имело общерусское значение. В случае успеха оно могло распространиться на восток, сливаясь с крестьянскими волнениями в России. В Литву и Белоруссию направилось большинство офицеров — членов Петербургской военной организации во главе с Сераковским.

Одним из руководителей восстания в Белоруссии и Литве был ученик Чернышевского белорус Константин Калиновский. Он начал издавать подпольную газету «Мужицкая правда» на белорусском языке. Калиновский был первым, кто обратился к белорусским крестьянам с правдивым словом о том, как положить конец их вековой неволе и угнетению. Листки «Мужицкой правды» тайно передавались из рук в руки, из деревни в деревню.

Восстание 1863 г. добилось первых, еще непрочных успехов. Но у восставших, кроме царизма, был еще один, особенно опасный, скрытый враг — польские помещики и крупная буржуазия. Их называли «белыми». Тех же, кто смело и решительно выступал против царизма за национальное освобождение Польши, называли «красными». «Белые» были не прочь использовать недовольство народа в своих интересах и добиться у царя некоторых уступок для себя, но они были испуганы тем, что восстание все разгоралось, и решили взять руководство в свой руки. Уже к апрелю 1863 г. во главе восстания в Польше и в Литве оказались «белые».

Больше всего «белые» боялись превращения восстания в общенародное революционное движение. Поэтому они, вопреки декретам, перестали наделять крестьян землей, отсылали из отрядов приходивших туда крестьян-добровольцев. В то же время «белые» враждебно относились к русскому народу и русским революционерам. Они считали, что освобождение Польше принесет не народная борьба, а военная помощь Франции и Англии.

Шли месяцы. В лесах и болотах гибли тысячи повстанцев, царизм накапливал силы, а иностранные правительства не приходили на помощь Польше. Подорвав внутренние силы восстания, погубив дело народа, «белые» осенью 1863 г. отошли от движения.

Между тем царизм жестоким террором стремился сломить восстание. В Литве и Белоруссии власть была передана генералу М. Н. Муравьеву, которого современники прозвали «вешателем». В боях и на эшафоте гибли лучшие борцы В июне 1863 г. был казнен захваченный раненым в плен Сераковский. Калиновского царские ищейки разыскивали по всему краю, а он в это время давал указания повстанцам, находясь в Вильно, буквально рядом с муравьевским дворцом. Выданный предателем, Калиновский мужественно встретил смерть. На эшафоте при чтении приговора, начинавшегося словами: «Дворянин Калиновский...» — он крикнул находящемуся на площади народу: «У нас нет дворян, все равны!» Белорусский народ навсегда сохранил память о Кастусе Калиновском.

В рядах повстанцев сражались сотни русских. Еще в марте 1863 г. погиб в бою, руководя атакой вооруженных косами польских крестьян, Андрей Потебня. Немало русских возглавляло повстанческие отряды.

С большим сочувствием к справедливой борьбе польского народа следили за восстанием трудящиеся зарубежных стран. В поддержку этой борьбы выступали великие вожди пролетариата Маркс и Энгельс. Английские и французские рабочие в знак солидарности с восставшими устраивали митинги, положившие начало Международному товариществу рабочих — I Интернационалу (см. стр. 389).

Поняв предательскую политику «белых», польские революционеры осенью 1863 г. повели борьбу за привлечение народных масс, вновь начали осуществлять декреты о наделении крестьян землей. Но силы были уже истощены. Весной 1864 г. после 15 месяцев тяжелой борьбы восстание было подавлено.

Тысячи погибших, тысячи сосланных — тяжкая расплата за восстание. Но восстание послужило серьезным уроком для революционеров, для народа. В годы первой русской революции польские трудящиеся боролись плечом к плечу с рабочим классом и трудящимися всей России. В братском союзе с народами Советской страны польский трудовой народ завоевал свою свободу и строит социализм. С гордостью произносят трудящиеся свободной Польши имена героев 1863 года. И мы, советские люди, чтим память Сераковского, Потебни, Калиновского и других отважных революционеров.