Декабрьское вооруженное восстание в Москве


В 12 часов дня 7 декабря 1905 г. в Москве призывно зазвучали гудки заводов, фабрик, свистки паровозов. По решению Московского Совета рабочих депутатов в городе была объявлена всеобщая политическая стачка. Наступал момент наивысшего подъема народной революции. Московские большевики, начиная всеобщую политическую стачку, стремились перейти к вооруженному восстанию и свергнуть самодержавие.

В Москве забастовало около 400 фабрик и заводов, все типографии. Прекратилось движение поездов на всех железных дорогах, кроме Николаевской (ныне Октябрьская), между Москвой и Петербургом. Число забастовщиков достигло 100 тыс.

В этот день не вышла ни одна газета, кроме «Известий» Московского Совета, которая печаталась рабочими в нескольких типографиях без разрешения их хозяев.

На первой странице газеты был опубликован написанный большевиками манифест Московского Совета «Ко всем рабочим, солдатам и гражданам». В нем говорилось: «Революционный пролетариат не может дольше терпеть издевательства и преступления царского правительства и объявляет ему решительную и беспощадную войну... На карту поставлено все будущее России: жизнь или смерть, свобода или рабство... Смело же в бой, товарищи рабочие, солдаты и граждане!»

Стачка в городе разрасталась. 8 декабря она охватывала уже 150 тыс. человек. По всей Москве — на предприятиях, площадях, в столовых, чайных — происходили митинги и собрания. После митингов рабочие строились в колонны и под красным знаменем с песней «Вставай, подымайся, рабочий народ» или с «Марсельезой» шли по улицам. По пути они снимали с работы тех, кто еще не примкнул к стачке. Происходили стычки с полицией. При встрече с войсками демонстранты убеждали солдат переходить на сторону стачечников.

В Замоскворечье путь колонне рабочих-металлистов преградила рота солдат. Офицер подал команду. Щелкнули затворы, солдаты взяли на прицел. Но рабочие, словно не замечая этого, продолжали двигаться вперед, а их песня стала еще дружнее. Солдаты попятились. На Страстной площади (ныне Пушкинская) рабочие окружили казаков и уговорили их уехать. После митинга на фабрике Прохорова в районе Пресни рабочие вышли на демонстрацию. Десятитысячная колонна направилась к Кудринской площади (ныне площадь Восстания). На демонстрантов налетели казаки с шашками наголо. Колонна дрогнула, но навстречу казакам выбежали две девушки-работницы с красным знаменем в руках и крикнули им: «Убейте нас! Живыми мы знамя не отдадим!» Из колонны закричали: «Казаки, неужели вы будете стрелять в нас? Неужели вы будете преступниками?..» Казаки заколебались, потом повернули лошадей и умчались.

Но мирная стачка, митинги и демонстрации уже не могли удовлетворить рабочих. Они стремились к более активным действиям. В Москве было около 2 тыс. дружинников, и в ночь на 8 декабря рабочие дружины, руководимые большевиками, стали разоружать полицию, захватывать оружейные магазины. Оружие изготовляли и в мастерских.

Размах стачки заставил генерал-губернатора Дубасова объявить Москву и губернию на чрезвычайном положении. Он послал в Петербург телеграмму с просьбой немедленно прислать войска. Все верные царизму войска в Москве были приведены в боевую готовность. Но их было немного: не более одной трети всего гарнизона города. Это был результат работы большевиков. Шесть тысяч солдат отказались участвовать в подавлении забастовки. Их разоружили и заперли в казармах. Большая же часть солдат занимала колеблющуюся позицию.

Начав наступление на рабочих, царские власти арестовали организаторов восстания. Уже ночью 7 декабря они посадили в тюрьму руководителей московских большевиков В. Л. Шанцера (подпольная кличка Марат), М. И. Васильева-Южина и др. Лишенное единого руководства, московское восстание превратилось в восстание отдельных районов города. На следующий день полиция произвела вооруженный налет на митинг в театре «Аквариум» (Большая Садовая улица). Десятки рабочих были избиты и тяжело ранены. Вечером подверглись обстрелу участники митинга на Страстной площади и дружинники на Триумфальной (ныне площадь Маяковского).

9 и 10 декабря занесенные снегом улицы Москвы покрылись баррикадами. Завязались ожесточенные бои. Стачка переросла в вооруженное восстание. Главными очагами его стали Пресня, Замоскворечье, Рогожско-Симоновский район и район Казанской железной дороги. Передовая линия дружинников, на которой развернулись бои, проходила по Садовому кольцу.

Дружинники применяли тактику партизанской войны. Они разбились на мелкие подвижные отряды — десятки, тройки. Эти маленькие отряды действовали смело, решительно и были неуловимы. Дети рабочих также принимали участие в восстании. Они помогали сооружать баррикады, были разведчиками, связными; девушки ухаживали за ранеными.

12 декабря днем царские войска пустили в ход артиллерию, но и это не помогло им прорваться за Садовое кольцо (см. план).

Генерал-губернатор Дубасов молил Петербург о помощи. Он направил туда одну за другой три телеграммы.

По распоряжению царя Николая II в Москву послали из Петербурга Семеновский полк, из района Варшавы — Ладожский пехотный и из Твери (ныне город Калинин) — драгунский полки.

До подхода этих полков царским войскам не удалось даже закрепиться на рубеже Садового кольца. Крупные бои развернулись у Кудринской площади, на Арбате, Серпуховской, Лесной улицах. На Каланчевской площади (ныне Комсомольская площадь) шел ожесточенный бой за Николаевский (ныне Ленинградский) вокзал. Дружины рабочих здесь возглавляли А. В. Шестаков, А. И. Горчилин и машинист А. В. Ухтомский.

Ухтомский сформировал поезд из нескольких вагонов, в котором дружина курсировала от Москвы до Раменского. Рано утром поезд привозил дружинников на Казанский вокзал. Они вели бои на Каланчевской площади и у Красных ворот.

15 декабря в Москву прибыл для подавления восстания Семеновский полк. Дружинники около трех часов не давали солдатам выйти на площадь. В этот день поезд Ухтомского с дружинниками подвергся пулеметному обстрелу семеновцев. Появились убитые и раненые. Ухтомский, развив большую скорость, с трудом вывез дружинников из-под обстрела. С прибытием Семеновского полка соотношение сил резко изменилось в пользу контрреволюции. На следующий день царские власти подавили сопротивление дружинников во всем городе, кроме рабочего района Пресни. Военно-боевой штаб Пресни возглавлял большевик 3. Я. Литвин-Седой.

На Пресню правительство направило Семеновский полк. Горстке храбрецов-рабочих теперь противостояла вышколенная регулярная воинская часть, вооруженная винтовками, пулеметами и поддерживаемая артиллерией. Дружинники Пресни имели на вооружении 200 винтовок и ружей, около 600 револьверов.

Войска окружили Пресню и открыли по ней сильный артиллерийский огонь. Рушились здания, гибли люди, но герои-дружинники не сдавались. Затем полторы тысячи солдат начали штурмовать Пресненский и Горбатый мосты. Однако штурмующая колонна даже с помощью артиллерии не смогла продвинуться. Московские власти стянули на Пресню все свои вооруженные силы. Писатель А. Серафимович рассказывал о днях штурма Пресни: «Зарево разгоралось. Дома угрюмо выступали, кроваво озаренные, с мертвыми, незрячими окнами... Конец! Каково же было удивление утром, когда я увидел, что это еще не конец: вновь возведенные баррикады гордо красовались, и непреклонно веял красный флаг. В городе все было подавлено, только Пресня, пустынная и вся связанная баррикадами, угрюмо и гордо давала последний бой».

Попытка потопить в крови пролетарскую Пресню и захватить руководителей восстания с ходу не удалась, но силы дружинников быстро истощались. Московский Совет решил прекратить неравную вооруженную борьбу 18 декабря, а стачку закончить 19 декабря.

Градоначальник Москвы докладывал царю: «Мятеж кончается волей мятежников, а к истреблению последних упущен случай». Генерал-губернатор доносил в Петербург, что главные руководители восстания рассеялись и бежали, унося нити заговора и намерение продолжать свое дело.

Большинству дружинников удалось выйти из окружения. В последнем приказе штаба пресненских дружин говорилось: «Мы начали. Мы кончаем... Кровь, насилие и смерть будут следовать по пятам нашим. Но это — ничего. Будущее — за рабочим классом. Поколение за поколением во всех странах на опыте Пресни будет учиться упорству... Да здравствует борьба и победа рабочих!»

После подавления восстания на Пресне началась жестокая расправа: обыски, аресты, избиения, пытки, расстрелы рабочих, их жен и детей. По неполным сведениям, во время восстания погибло 922 мужчины, 137 женщин и 86 детей.

Каковы же причины поражения Московского восстания? Рабочие не сумели добиться перехода солдат на свою сторону. После ареста Московского комитета большевиков восстание лишилось руководства и превратилось в вооруженные выступления отдельных районов Москвы, не связанных между собой. Восставшие оборонялись, а не наступали. А оборона, как говорил еще Ф. Энгельс, — смерть вооруженному восстанию. У восставших было мало оружия. Московское вооруженное восстание не переросло в единое всероссийское вооруженное выступление пролетариата.

Несмотря на поражение, рабочие верили в свое дело и смело смотрели в будущее. Они понимали, что еще один могучий удар — и окончательно рухнет проклятый, ненавистный всей стране самодержавный строй.

Декабрьское вооруженное восстание, по словам Ленина, показало, что «свобода не дается без величайших жертв, что вооруженное сопротивление царизма должно быть сломлено и раздавлено вооруженною рукою».