Свержение царизма в России


27 февраля 1917 г. рухнули твердыни самодержавия. В течение нескольких дней развалилась монархия, державшаяся веками, устоявшая под ударами грозного 1905 года.

 

— Народ
разорвал
оковы царьи,
Россия в буре,
Россия в грозе,—
читал
Владимир Ильич
в Швейцарии,
дрожа,
волнуясь
над кипой газет.
В. Маяковский, Владимир Ильич Ленин».

 

Сбылось то, о чем мечтали поколения русских революционеров, чего жаждал народ. Падение самодержавия было определено всем ходом исторического развития.

В эпоху империализма силой, призванной свершить это великое дело, был революционный пролетариат в союзе с многомиллионным крестьянством.

Могучим ускорителем революционного взрыва стала первая мировая война, в которой царизм, как и империалисты других стран, искал спасения от революции. Но империалисты просчитались. Война лишь на короткий срок ослабила массовое революционное движение. Начиная с 1915 г. оно развернулось с новой силой. И царизм, и буржуазия тщетно искали спасения. Николай II и дворцовая клика готовились заключить за спиной своих союзников сепаратный (отдельно от союзников) мир с Германией. После этого можно было с помощью германских штыков подавить назревавшую революцию и установить в стране жесточайшую военную диктатуру.

Русская империалистическая буржуазия, наживавшаяся на войне, была заинтересована в ее продолжении. Николай II и его правительство не оправдали надежд буржуазии, не организовали победоносной войны, не спасли страну от революции, которой буржуазия боялась не меньше, чем царизм. И вот тут-то лидеры буржуазии из Государственной думы припомнили «11 марта 1801 года» — старый испытанный способ дворцового переворота. Резиденции послов Англии и Франции стали местом сборищ заговорщиков. Правители Антанты были готовы на все, лишь бы не допустить выхода России из войны, лишь бы не дать разразиться в России революции. Тайком сюда приходили многие из будущих деятелей буржуазного Временного правительства: и известный историк Милюков, и адвокат Маклаков, и врач Шингарев, и делец-промышленник Гучков, и черносотенный журналист Шульгин, и генералы Крымов с Рузским. Участвовал в заговоре и именовавший себя «демократом» эсер Керенский. Заговорщики хотели силой заставить Николая II отречься от престола и на его место посадить малолетнего царевича Алексея, чтобы за его спиной всеми делами заправляло правительство, угодное буржуазии.

Но революционные рабочие и крестьяне не дали осуществить эти замыслы. Под руководством большевистской партии они поднялись на решительную борьбу с самодержавием. Уже январские забастовки 1917 г., самые крупные за 30 месяцев войны, показали, что рабочее движение поднялось на новую ступень. Резко усилилось и крестьянское движение. Полицейские донесения все чаще сравнивали настроение в деревне с настроением крестьян в 1905 г. Не прекращалось национально-освободительное движение в Казахстане и Средней Азии. Под влиянием большевистской агитации участились революционные выступления в армии.

Вся Россия находилась в состоянии глубочайшего революционного кризиса. Было очевидно, что свержение насквозь прогнившего самодержавного строя стало делом самого недалекого будущего. Как и в 1905 г., ближайшей целью революции было свержение царизма и установление демократической республики. Однако весь ход событий создавал благоприятные условия для перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Руководителем борьбы народа за освобождение выступал, как и раньше, рабочий класс России, а цели пролетариата далеко выходили за рамки буржуазно-демократических преобразований: перед ним стояли задачи социалистической революции.

В субботу 18 февраля забастовала одна из мастерских «Путиловца» — крупнейшего петроградского завода. Казалось, это была обычная экономическая забастовка, но именно она круто повернула ход революционных событий. 21 февраля в ответ на отказ администрации выполнить требования рабочих забастовал весь завод, а спустя день к путиловцам стали присоединяться рабочие других предприятий. 23 февраля (8 марта) пролетарии Питера отметили Международный женский день забастовкой, в которой участвовало до 90 тыс. человек. Тысячи работниц, домохозяек, солдаток вышли на демонстрацию с лозунгами: «Хлеба!», «Долой войну!», «Верните нам наших мужей!». То тут, то там возникали митинги. Они не были похожи на митинги прошлых лет, когда ораторам приходилось прятаться от полиции. Теперь выступали открыто, бросая в толпу горячие революционные призывы. На следующий день в Петрограде бастовало 200 тыс. рабочих, а 25 февраля ни одно из предприятий города не работало. «Надвинулось время открытой борьбы...— говорилось в листовке Петроградского комитета партии большевиков.— Впереди борьба, но нас ждет верная победа! Все под красные знамена революции! Долой царскую монархию!»

Положение становилось все более напряженным. Рабочие окраины практически находились в руках народа. Части петроградского гарнизона колебались, и рассчитывать на них правительство не могло. С фронта в столицу были двинуты «надежные» войска. Вечером 25 февраля командующий Петроградским военным округом генерал Хабалов получил грозный царский приказ: «Завтра же прекратить в столице беспорядки». В ночь на 26 февраля были произведены массовые аресты. В числе арестованных оказалось 5 членов Петроградского комитета партии большевиков. Руководство движением взял на себя Выборгский районный комитет.

Светлое морозное утро воскресного дня 26 февраля. Пусто на улицах, стоят трамваи, не видно ни одного извозчика. Закрыты магазины, не работают предприятия. Казалось, что волнения прекратились. Хабалов телеграфировал в Ставку: «Сегодня, 26 февраля, сутра в городе спокойно». Но это была обманчивая тишина, затишье перед бурей. К полудню многотысячные толпы рабочих двинулись с окраин к центру города, пробивая себе путь сквозь войсковые заслоны. Просторная Знаменская площадь и Невский, Лиговка и Литейный проспект едва вмещали в себя плотную массу людей. И Хабалов решил применить «последнее средство»— стрелять в демонстрантов. Загремели винтовочные залпы, раздались пулеметные очереди. Только на Знаменской площади было убито более 40 человек. К вечеру снова опустели центральные улицы.

Но рабочие не были побеждены. Последний час царизма пробил. С раннего утра 27 февраля движение вспыхнуло с новой силой. Рабочие «Путиловца» и «Нобеля», «Айваза» и «Вестин-гауза», «Треугольника» и «Сименс-Гальске»— сотен заводов и фабрик — вновь вышли на улицы полные решимости продолжать борьбу до полной победы. Ранним утром восстали солдаты Волынского полка. К ним присоединились гвардейцы Преображенского и Литовского полков. Уже утром восстало около 10 тыс. солдат. Приступом был взят арсенал, где рабочие захватили 40 тыс. винтовок. Распахнулись тяжелые ворота страшных царских тюрем: — «Крестов» и Литовского замка, в казематах которых томились сотни рабочих-революционеров. Повсюду срывали и уничтожали эмблемы ненавистного самодержавия — гербы с двуглавым орлом и трехцветные флаги. В течение дня восставшими были захвачены вокзалы и центральные учреждения. Воинские части одна за другой переходили на сторону народа. К вечеру число восставших солдат достигло 66 тыс. Перепуганный Хабалов доносил в Ставку, что «исполнить повеление о восстановлении порядка в столице не мог», и обещал «продолжать борьбу». Но сделать этого ему уже не пришлось. «Верные части» таяли, как снег под весенним солнцем. Весь петроградский гарнизон стал под красные знамена революции. Царские министры собирались в Мариинском дворце. Они были бессильны что-либо сделать. Паника была так велика, что, когда в зале неожиданно погасло электричество, один из министров от страха залез под стол. В этот день были арестованы председатель совета министров князь Голицын и другие члены правительства.

Толпа запрудила улицы, прилегающие к Таврическому дворцу, где находилась Государственная дума. Депутаты думы, члены помещичьих и буржуазных партий, боялись и ненавидели народ. Они хотели тайком убрать одного царя и на его место посадить другого. А вооруженный народ сметал самодержавие и бился за настоящую свободу, за хлеб, за мир. «Пулеметов — вот чего мне хотелось»,— писал позднее монархист Шульгин, смотревший в тот день на вооруженную толпу из окна дворца. Главари думы делали отчаянные попытки спасти монархию. Спешно был избран Временный комитет Государственной думы из 11 человек во главе с председателем думы помещиком Родзянко для «водворения порядка» в столице. Комитет предложил восставшим солдатам «немедленно возвратиться в свои казармы» и подчиниться офицерам. Этот приказ вызвал бурю негодования среди солдат. Они не подчинились призывам думцев и вместе с рабочими довершали победоносное восстание.

Все эти дни выступлением пролетарских масс руководили большевики.

Днем 27 февраля, когда на улицах кипела вооруженная борьба, Выборгский комитет большевиков обратился к народу с призывом избрать Совет рабочих и солдатских депутатов. Мысль о Советах жила в сердцах рабочих с 1905 г. И теперь они начали создавать свою власть — Советы. Вечером 27 февраля в Таврическом дворце состоялось первое заседание Петроградского Совета рабочих депутатов, а 1 марта он объединился с солдатской секцией в единый Совет рабочих и солдатских депутатов. Совет в эти дни являлся настоящей реальной властью. Изданный 1 марта по предложению большевиков «Приказ № 1» по войскам петроградского гарнизона обязывал солдат подчиняться только Совету. Вооруженные рабочие и солдаты полностью поддерживали Совет. Под контролем Совета находились вокзалы и важнейшие правительственные учреждения. «Мы в плену у революции»,— признавался Родзянко одному иностранному дипломату. Совет мог беспрепятственно взять всю полноту государственной власти в свои руки, устранив бессильный Временный комитет Государственной думы, стать действительно революционным правительством, к созданию которого призывали большевики.

Однако этот решающий шаг не был сделан. Пока большевики руководили борьбой на улицах, эсеры и меньшевики захватили большинство мест в Совете и взяли курс на то, чтобы передать власть буржуазии. Они считали, что в буржуазной революции власть должна получить только буржуазия. Рабочие тогда еще не понимали до конца предательской сущности мелкобуржуазных партий и наивно верили лживым россказням меньшевиков и эсеров о том, что-де правительство из думских деятелей даст им хлеб, мир и свободу. В ночь с 1 на 2 марта эсеро-меньшевистские лидеры Совета встретились с членами Временного комитета и договорились с ними о создании Временного правительства главным образом из представителей контрреволюционных буржуазно-помещичьих партий — октябристов и кадетов х. Во главе этого буржуазно-помещичьего правительства стал помещик и капиталист князь Львов, которого еще царь прочил в премьер-министры. Министром иностранных дел был назначен ярый сторонник империалистической политики кадет Милюков, военным и морским министром — злейший враг революции октябрист Гучков. В качестве представителя «демократии» в правительство вошел эсер, адвокат по профессии, Керенский, получивший портфель министра юстиции.

Первым шагом этого контрреволюционного правительства была попытка спасти монархию от окончательной гибели. В Псков, где в штабе Северного фронта находился в это время царь, тайно выехали Гучков и Шульгин. Николай подписал отречение в пользу своего брата Михаила. Известие об этом вызвало открытое возмущение в народе. «Хрен редьки не слаще»,— говорили рабочие. Вернувшийся из Пскова Гучков выступил на митинге железнодорожников. Но когда он закончил свою речь словами: «Да здравствует император Михаил!» — рабочие чуть не избили незадачливого спасителя монархии. От Михаила пришлось отказаться. Возврата царизму не было.

Вслед за Петроградом революция победила по всей стране. Повсюду, и прежде всего в крупнейших промышленных центрах, создавались Советы — органы революционной власти рабочих и крестьян. Буржуазия со своей стороны делала все, чтобы притушить революционный пожар, овладеть положением, не дать рабочим и крестьянам взять власть.

В России сложилось чрезвычайно своеобразное и редко встречающееся в истории двоевластие. Наряду с буржуазно-помещичьим Временным правительством возникла другая власть — Советы рабочих и солдатских депутатов, власть рабочих и крестьян, власть трудящихся. Временное правительство продолжало политику царизма и тем вело страну к национальной катастрофе. Путь к спасению от потери национальной самостоятельности, путь к прекращению братоубийственной мировой войны, путь к достижению действительной свободы для народов России лежал через социалистическую революцию.

Партия большевиков, испытанная и закаленная в огне классовых битв, возглавляемая гением революции Владимиром Ильичем Лениным, уверенно повела рабочий класс и трудовое крестьянство на борьбу за светлое будущее, за социалистическую революцию.