Первые путешествия


Первые путешествия к полюсу

Туда, где магнитная стрелка перестает показывать на север, где звезды не восходят и не заходят вместе с суточным вращением Земли, где исчезает центробежная сила нашей планеты, где шестимесячный день сменяется шестимесячной ночью, — туда, в далекие полярные страны человек стремился с незапамятных времен. Для достижения этой цели он использовал все средства, начиная от собачьих упряжек и утлых деревянных судов и кончая мощными ледоколами, воздушными кораблями и подводными лодками.

Незаходящее полуночное солнце и долгая ночь, наблюдающиеся в северном полушарии только за полярным кругом, были тысячи лет назад известны индусам. В их древних священных книгах, представляющих собой собрания гимнов и мифов,— «Ведах» — уже встречаются указания на существование полярной ночи и полярного дня. Так, в книге Тайттирийя Брахмана говорится: «...то, что есть год, — это один только день и одна ночь...» и «В Меру боги видят солнце восходящим только один раз в году»; в книге законов Ману указывается, что в Меру «год человеческий - это один день и одна ночь богов».

В одном из самых древних гимнов мы находим первое упоминание о том впечатлении, которое производит долгая полярная ночь на человека:

 

«Все, что живет, покоя ищет в ней,
Конца которой нам не видно.
О, дай нам, длинная темная ночь,
Конец твой увидеть, конец твой увидеть, о ночь!»
 

Не такие ли слова призыва срывались с уст тех полярных исследователей прошлого, которых в дни долгой, холодной и голодной полярной ночи настигала «белая смерть»?

Среди многих полярников до последних дней сохранился обычай торжественно встречать солнце после полярной ночи, В тех же древних индусских книгах мы находим подробное описание обряда жертвоприношения заре, победившей мрак: долгой ночи, зло и тьму.

В священной книге персов «Авесте» описывается страна, на которую разгневанный бог зла послал лютый холод и снег, «отчего в этой райской стране Айриаино-Ваейо зима стала длиннее и продолжалась десять месяцев, лето — короче, продолжительностью всего лишь два месяца ... Там солнце, луна и звезды восходят только один раз в году и только один раз заходят. И там: год представляется, как один день и одна ночь».

Все это доказывает, что человек действительно был знаком: с Крайним Севером в весьма отдаленные времена.

Карта предполагаемого путешествия Пифея (точками показан путь Пифея)
Карта предполагаемого путешествия Пифея (точками показан путь Пифея)

Однако представления о Крайнем Севере в особенности: о центральной части Северного Ледовитого океана, даже в более близкое к нам время были чрезвычайно сбивчивы, разноречивы, туманны, нередко мифичны и фантастичны. Одни помещали там царство мертвых, другие предполагали существование у Северного полюса бездонной пропасти, третьи считали, что там находится замерзшее море, окутанное непроницаемым туманом и вечной темной ночью. Иные предполагали у полюса открытую воду, а некоторые — огромные пространства суши.

Попытки проникнуть в центральную часть Северного Ледовитого океана и приподнять завесу, скрывающую от нас тайны Северного полюса, потребовали много упорного, тяжелого труда, невероятных усилий, мужества, настойчивости, самоотверженности и многих человеческих жертв.

 

* * *

Первым из известных нам путешественников, пытавшихся проникнуть как можно дальше на север, был грек Пифей из: Массалии (нынешнего Марселя, на юге Франции).

Карта северных полярных стран Адама Бременского (1070 г.)
Карта северных полярных стран Адама Бременского (1070 г.)

Пифей был не только выдающимся для своего времени путешественником, но и крупным ученым — географом и астрономом. Он впервые применил астрономические наблюдения в географической науке, доказал влияние луны на приливо-отливные явления, определил, что Полярная звезда не вполне точно соответствует точке, через которую в северном полушарии проходит земная ось. Пифей хорошо знал, что «высота» полюса над горизонтом и географическая широта — понятия тождественные, н он с высокой для своего времени точностью, при помощи гномона (вертикально поставленного шеста, отбрасывающего тень), определил положение Массалии на земном шаре.

Пифей предпринял свое полярное путешествие около 325 года до нашей эры. Историки свидетельствуют, что Пифей отправился в свое плавание для научных исследований и открытий. Он хотел проследить «чудно-великое явление поднятия полюса и наклон земли к северу соответственно изменению горизонта, а вместе с этим исследовать протяжение нашей части земли и доступность ее для людей».

Это было в те далекие времена, когда только что возникшее предположение о шарообразности Земли было впервые убедительно доказано основателем истинного естествознания — Аристотелем (384-322 годы до нашей эры).

Пифей прошел через Геркулесовы столбы (так называли тогда Гибралтарский пролив) и вышел в Атлантический океан. Затем он направился вдоль западных берегов Европы на север и вскоре достиг западной оконечности Бретани, откуда поплыл к Британским островам. Пройдя Британские, а затем Оркнейские острова, Пифей устремился дальше на север и достиг «страны полуночного солнца» — Туле, где «ночь была совсем короткая, местами продолжалась два часа, местами — три».  Море показалось ему «сгущенным», вода — «густой и плотной», т. е. замерзшей. Встретившиеся с Пифеем бретонские кельты уверяли, что на расстоянии однодневного перехода по ту сторону Туле лежит «мертвое море». Из бесед с ними Пифей узнал, что еще дальше «нет ни моря, ни земли, ни воздуха и висит там в пространстве какая-то смесь из всего этого, ни для кого не проходимая».

Пифей, полагая, что проник «на север до конца света», решил, что немыслимо плыть дальше, и повернул обратно.

Карта северных полярных стран по М. Бэхейму (1492 г.)
Карта северных полярных стран по М. Бэхейму (1492 г.)

Так первые арктические путешественники облекли таинственностью страну «полуночного солнца». Эта таинственность сохранялась долго. В XI веке каноник Адам Бременский писал, что за Гренландией «лежит царство льдов и мрака, и находится вязкое, наполненное чудовищами море», что там конец мира, «где в зияющую пропасть низвергается вода».

Суеверные представления о природе полярных морей отпугивали путешественников и надолго задержали развитие знаний о полярных странах.

Много времени прошло от первого путешествия Пифея в страну «полуночного солнца», и только в 1040 году было предпринято плавание фризов, которое многие исследователи-географы склонны называть «первой экспедицией к Северному полюсу». Адам Бременский, которому мы обязаны описанием первых экспедиций на Северный полюс, сообщал: «Также рассказывал мне блаженной памяти архиепископ Адальберт, что в управление его предшественника несколько почетных людей из Фрисланда поплыли к северу, чтобы исследовать море, так как, по понятиям этих людей, от устья Везера по прямой линии к северу более нет земли, а только море, называемое «Leber See». Чтобы проверить эту истину, собравшиеся товарищи отвалили от Фризского берега. Оставив за собой Данию, Британию, они добрались до ледяной Исландии. Отсюда они проплыли морями еще дальше к Крайнему Северу. Но при этом они внезапно попали в густой, непроницаемый для глаз туман застывшего океана. И вот непостоянное и безотчетное течение моря, возвращающееся к таинственным своим источникам, увлекло с необычайной силой в бездонную пучину несчастных и отчаявшихся в спасении. Это была, как передают, раскрытая пасть бездны, куда, по сказанию, вливаются все моря и где возникают приливы и отливы. Некоторые товарищи были со своими судами совсем увлечены течением, другие же, после долгой борьбы с круговоротом, были выброшены обратно. Усиленно работая веслами, они избежали угрожавшей им опасности и были спасены».

В этом описании мистика переплетается с действительными фактами.

Как далеко на север удалось проникнуть фризам, установить по описанию Адама Бременского невозможно.

Оставив в стороне фантастический и религиозный элементы этого описания, мы можем предположить, что фризы попали прежде всего в Исландию, а затем пытались выяснить, как далеко на север простираются пределы океана. Но попытка их не увенчалась успехом — суда застряли во льдах, покрывавших море, затем попали в сильное встречное течение. Потеряв несколько кораблей, фризы вынуждены были повернуть обратно.

Карта полярных стран по Г. Меркатору (1569 г.)
Карта полярных стран по Г. Меркатору (1569 г.)

В том же XI веке (около 1060 года), как описывает Адам Бременский, король норманнов Харальд Хардраде снарядил экспедицию к Северному полюсу с целью установить пределы моря по ту сторону Туле (Исландия?). Описание этой экспедиции также приукрашено фантастическими сведениями. Адам Бременский рассказывает, что Харальд дошел «до покрытой темным туманом части света и едва спасся от угрожающей ему погибели в бездонных пропастях».

После этого в полярных путешествиях опять наступил продолжительный перерыв, который в значительной степени явился результатом упрочения в Европе фантастических представлений о природе полярных стран. Только сведения, проникавшие в Европу из России, постепенно рассеивали этот фантастический туман. Но даже в XV и XVI веках, когда русские поморы уверенно промышляли зверя в северных морях и плавали среди льдов на Шпицберген, Новую Землю и в Сибирь, даже и тогда у европейских ученых и мореплавателей сохранялись смутные (и весьма ложные) представления о природе приполярной области земного шара.

В начале XVI века попытку проникнуть в высокие широты Северного Ледовитого океана и пройти в Китай и Индию через Северный полюс предприняли англичане. В 1527 году суда Д. Рутта и Р. Торна вышли из Бристоля и направились на север. Об этом плавании не сохранилось сколько-нибудь подробных сведений. Несомненно только одно: достичь Северного полюса эта экспедиция, конечно, не могла.

В конце XVI века знания об Арктике несколько расширяются, постепенно рассеивается окружающая ее таинственность; появляются первые основанные на исследованиях, хотя и со значительной частью домысла, карты Арктики с изображением ее центральной части. Так, Мартин Бэхейм на впервые появившемся в 1942 году глобусе показал Северный полюс, окруженный большим морем; на карте Виллема Баренца 1598 года в районе Северного полюса также показано море, в то время как на карте Г. Меркатора, изданной в 1569 году, там находится большой арктический континент, разделенный на части значительными реками. Каждый по-своему был прав, так как никаких данных, подтверждающих или отрицающих эти предположения, не было.