Исследования Северного полюса в XVII веке


Попытки многих выдающихся английских и голландских мореплавателей XVI—XVII веков открыть путь из Атлантического океана в Тихий через арктические моря не увенчалась успехом, но тем не менее во время своих плаваний они собрали много важных сведений о природе совершенно не изученных в то время арктических пространств. Наибольшую известность приобрели английская экспедиция Д. Рутта и Р. Торна (1527 г.), пытавшаяся проникнуть со стороны Гренландского моря в центральную часть Северного Ледовитого океана и пройти далее в Тихий океан, эспедиции X. Виллоуби (1553 г.), А. Барро (1556 г.), Д. Пита и Джекмена (1580 г.), В. Баренца (1594—1597 гг.), Г. Гудсона (1596, 1608—1609 гг.), которые на протяжении многих лет стремились открыть Северо-Восточный проход, но дальше Новой Земли пройти не могли Г

Также неудачными оказались многократные попытки М. Фробишера (1576—1578 гг.), Д. Дэвиса (1585—1587 гг.), Г. Гудсона (1609—1610 гг.), В. Баффина (1615 и 1616 гг.) и других зарубежных полярных мореплавателей найти Северо-Западный проход. Однако с точки зрения географических открытий их плавания имели очень важное значение. За сравнительно короткое время были обследованы западные берега Гренландии, открыты многие острова Канадского Арктического архипелага, в том числе большой остров Лабрадор, собраны ценные сведения о водах, омывающих эти острова, и об условиях плавания проливами архипелага. Кроме того, эти экспедиции доставили первые сведения об изобилии кита в водах Баффинова и Гренландского морей, что послужило толчком к организации в арктических водах интенсивного китобойного промысла, сыгравшего в свою очередь важную роль в накоплении знаний о природе арктических морей, расположенных на границе с Центральной Арктикой. Выводы этих экспедиций относительно возможности использования морей Американского сектора Арктики для плавания в Индию и Китай были настолько неблагоприятными, что-этот вопрос не поднимался вплоть до 1818 года.

Неудачной оказалась и попытка Г. Гудсона (1607 г.) найти путь из Атлантического океана в Тихий через Центральную Арктику.

В то же время больших успехов в освоении морского пути на Восток вдоль северных берегов Сибири добились русские мореходы.

В конце XV века русским мореходам уже хорошо был известен морской путь из Белого моря в Западную Европу. Он был проложен плаваниями Г. Истомы, Д. Герасимова, В. Власова задолго до того, как по нему прошел английский корабль Р. Ченслера (1553 г.). К первой четверти XVI века Московское государство уже установило прочные торговые связи со странами Востока. Существовавшие в то время тяжелые и неудобные сухопутные пути тормозили рост торговли с азиатскими государствами. В связи с этим встал вопрос о поисках новых путей к рынкам Китая, Индии, Бухары и Персии. В 1525 году дьяк великого князя Василия III — Дмитрий Герасимов, человек весьма просвещенный для своего времени, впервые выдвинул проект морского плавания Северо-Восточным проходом.

Предприимчивые промышленники — двиняне, мезенцы, устюжане и пустозерцы — уже в XVI веке совершали массовые плавания в Обско-Тазовский район. Здесь в 1601 году они основали город Мангазею, который впоследствии стал исходным пунктом для продвижения промышленных и служилых людей на Восток в поисках «новых землиц». В это время поморы неоднократно посещали Новую Землю, плавали на далекий Грумант (Шпицберген), где подолгу жили, промышляя морского зверя; они довольно хорошо знали побережье Новой Земли, остров Вайгач; кроме того, им были известны остров Белый в Карском море и многие другие арктические острова.

В начале XVII века русские мореходы уже обогнули северную оконечность Азии — мыс Челюскина; в 1633—1638 годах енисейские и тобольские казаки под руководством И. Реброва и И. Перфильева морским путем прошли из устья Лены на Оленек, Яну, достигли Индигирки. В 1642 году отряд казаков под командой Д. Зыряна, спустившись по Индигирке к морю, направился на восток и добрался до реки Алазеи. А в 1648 году Семен Дежнев из устья Колымы поплыл на восток, обогнул северо-восточную оконечность Азии и прошел к устью Анадыря. Этим историческим плаванием было доказано, что Атлантический океан соединяется на востоке с Тихим океаном широким проливом. Так была разрешена одна из важнейших географических задач того времени.

Итак, простые русские мореходы, перейдя, по меткому выражению А. И. Герцена, «на свой страх океаны льда», к середине XVII века уже достигли крайних северных и восточных пределов азиатского материка и вышли к Тихому океану. В течение многих десятилетий они накапливали опыт строительства небольших, но прочных и легко управлявшихся морских судов, приспособленных к ледовым условиям, упорно собирали знания об условиях плавания на Севере, передавая их из поколения в поколение. В знании навигации в арктических морях они намного опередили западноевропейских мореплавателей своего времени. Этим во многом объясняется быстрое продвижение русских мореходов от Архангельска до Берингова пролива. Открытия, сделанные во время этих плаваний, оказали большое влияние на развитие географической науки.

В первой четверти XVIII века в политической и хозяйственной жизни России произошли огромные сдвиги. Политические, экономические, административные, военные и другие реформы, произведенные в петровское время, во многом способствовали бурному подъему производительных сил страны, развитию промышленности и торговли.

Одной из важнейших задач экономической и политической деятельности Петра I являлся выход к морю. Успешно решив ее, Петр I занялся созданием мощного морского флота, который мог бы «и на океане и во всей Европе шествие творить и который мог быть во всем равен с прочими европейскими государствами».

Для этого во многих местах России и главным образом на Севере, в Архангельске, в этой колыбели русского судостроения, стали строиться корабельные верфи, фабрики и мануфактуры. Молодой русский флот нуждался в отечественных кадрах мореплавателей. В 1701 году в Москве открылось первое в России морское учебное заведение — «Школа математических и навигацких наук», которая стала выпускать хорошо подготовленных в морском искусстве и разносторонне образованных людей.

Однако быстрое развитие мореплавания и морских наук потребовало еще более знающих специалистов морского дела, и в 1715 году в Петербурге была учреждена Морская Академия, из стен которой впоследствии вышли такие выдающиеся русские полярные мореплаватели и ученые, как А. М. Чириков, X. П. Лаптев, Д. Я. Лаптев, С. Г. Малыгин, В. Прончищев, Д. Стерлегов, Ф. А. Минин, Ф. И. Соймонов, Ф. П. Врангель и многие другие.

В связи с организацией в этот период Российской Академии наук происходит огромный сдвиг в научных исследованиях, в частности в географических. Создаются прочные основы для глубокого изучения русских морей, в том числе арктических, и освоения прилегающих к ним обширных пространств суши.