Исследования Северного полюса в XIX веке


Прерванные на продолжительное время поиски Северо-Западного прохода были возобновлены англичанами лишь в начале XIX века. Раньше Дж. Росс-старший и У. Э. Парри (1818 г.), а затем У. Э. Парри (1819—1820 гг.) обследовали еще не известные европейцам воды Канадского Арктического архипелага, но прохода в Тихий океан не нашли. В 1819—1821 годах Дж. Франклин нанес на карту арктическое побережье Северной Америки.

Все эти попытки найти в арктических водах путь из Атлантического океана в Тихий предпринимались на парусных судах. Большого успеха они, естественно, иметь не могли, так как при первой же встрече с тяжелыми льдами суда должны были либо отступать, либо идти на риск и становиться пленниками льдов. Большие надежды сулило появление парохода. Дж. Росс первым из полярных путешественников воспользовался этим новым техническим средством и на пароходе «Виктория» снова отправился на поиски Северо-Западного прохода. Четыре года (1829—1833 гг.) провел Дж. Росс в водах Канадского Арктического архипелага. Здесь он сделал ряд замечательных географических открытий, но Северо-Западного прохода так и не нашел.

Последняя попытка отыскать Северо-Западный проход была также предпринята англичанами. В 1845 году из Лондона на север отплыли суда «Эребус» и «Террор». Во главе экспедиции стоял опытный полярный исследователь Дж. Франклин. Экспедиция была широко задумана, хорошо снабжена, но закончилась она трагически. Не отыскав Северо-Западного прохода, Дж. Франклин и все участники экспедиции (134 человека) погибли от холода и голода в восточных районах Канадского Арктического архипелага.

Десятки экспедиций искали Дж. Франклина многие годы. В течение только одного десятилетия в воды Канадского Арктического архипелага с запада и с востока было отправлено 50 крупных полярных экспедиций, во главе которых стояли опытные мореплаватели Англии и Соединенных Штатов Америки. Эти экспедиции сыграли огромную роль в исследовании Канадского Арктического архипелага. Они открыли, изучили и нанесли на карту большое количество островов и проливов, собрали ценные сведения о природе архипелага и об условиях плавания. Географические открытия, сделанные этими экспедициями, представляют собой важный этап в развитии наших знаний об Арктике.

Наиболее значительными были плавания Мак-Клюра (1850—1854 гг.) и Мак-Клинтока (1857—1859 гг.). Мак-Клюру удалось в 1852 году открыть Северо-Западный проход, однако он пришел к заключению, что использовать его для практических целей невозможно, так как он состоит из узких проливов, забитых тяжелыми льдами. Мнение известного полярного путешественника сыграло отрицательную роль: поиски торгового пути через моря Американского сектора Арктики прекратились.

Однако это мнение было окончательно опровергнуто совсем недавно. В 1940—1942 годах Северо-Западным проходом (с востока на запад) прошло небольшое канадское судно «Сент-Рок» под начальством сержанта Ларсена. В 1944 году «Сент-Рок» повторил этот путь в обратном направлении, причем впервые он был пройден в одну навигацию.

Летом 1954 года по Северо-Западному проходу впервые в истории прошло крупнотоннажное судно — канадский дизель-электрический ледокол «Лабрадор» под командой капитана Робертсона. Ледокол вышел из Галифакса (атлантическое побережье Канады) в конце июля, обогнув Аляску, прошел северными проливами (Ланкастер, Барроу, Мелвилл и Принца Уэльского) Канадского Арктического архипелага и в конце сентября достиг тихоокеанского побережья. Помимо научно-исследовательских задач, экспедиция имела целью изучение Северо-Западного прохода в транспортном отношении. На основании этого успешного плавания было сделано заключение, что Северо-Западный проход при обслуживании его ледоколами может быть использован для плавания грузовых судов.

Поиски пути из Атлантического океана в Тихий через центральные районы Северного Ледовитого океана продолжались еще в начале XIX века. Последняя попытка отыскать этот путь принадлежит Д. Бечану и Дж. Франклину (1818 г.). Она также оказалась неудачной, и поиски пути через льды Центральной Арктики, были прекращены. Да и трудно было ожидать в то время каких-либо крупных успехов от этих попыток. Низкий уровень технических средств, полное отсутствие конкретных знаний о природе центральной части Северного Ледовитого океана и в особенности об условиях плавания, само собой разумеется, обрекали на неудачу все экспедиции, пытавшиеся пройти этим путем.

 Однако мысль проникнуть в высокие широты и достигнуть Северного полюса не оставляла исследователей. Достижение Северного полюса на многие годы становится основной целью большинства крупных полярных экспедиций.

Значительно успешнее в XIX и начале XX века изучались Северный морской путь и обширные пространства прилегающей к нему суши. Несмотря на то, что у зарубежных мореплавателей и ученых сложилось скептическое мнение о возможности использования для плавания Северо-Восточного прохода, русские исследователи настойчиво продолжали поиски путей вдоль берегов Сибири и их изучение.

В первой половине XIX века экспедиции Ф. П. Врангеля и П. Ф. Анжу (1820—1824 гг.) исследовали многие районы Восточно-Сибирского и Чукотского морей; Лудлов (1807 г.), Ф. П. Литке (1821—1824 гг.), П. К. Пахтусов (1832—1835 гг.), академик К. Бэр (1837 г.) и А. К. Циволька (1838—1839 гг.) производили детальные исследования Новой Земли. Экспедиции О. Е. Коцебу (1815—1818 гг.) и М. Н. Васильева (1819—1821 гг.) пытались открыть Северо-Восточный и Северо-Западный проходы. По-прежнему продолжались промысловые плавания в Арктике, главным образом на Новую Землю и Шпицберген.

Хотя неудачный исход ряда экспедиций, работавших в Арктике в конце XVIII и начале XIX века, привел некоторых русских ученых (как, например, К. Бэра и Ф. П. Литке) к выводу о невозможности организации плаваний в Сибирь, тем не менее попытки установить морское сообщение с Сибирью не прекращались.

 Начиная с тридцатых годов и кончая последними годами XIX века, усиленно изучается побережье Кольского полуострова; в 1870 году академик А. Ф. Миддендорф сделал первую попытку проследить в Баренцевом море проникновение теплых атлантических вод на восток; в 1898 году организуются специальные экспедиции Н. М. Книповича в Баренцево море с целью изучения его рыбопромысловых богатств; экспедиции П. И. Крузенштерна исследуют районы, прилегающие к устью Печоры (1843 и 1850 гг.); в шестидесятых-семидесятых годах XIX века большие географические и гидрографические работы выполняются в районе Новой Земли (К. И. Посьет — 1870 г., А. Э. Норденшельд — 1875—1876 гг., Л. Ф. Гриневецкий — 1883 г., А. И. Вилькицкий — 1887 г., Ф. Н. Чернышев — 1895 г., О. А. Баклунд — 1896 г. и др.). Экспедиции X. Даля (1876 и 1877 гг.), С. А. Моисеева (1881 г.), А. Ф. Добротворского (1893 г.) и А. И. Вилькицкого (1894—1896 гг.) успешно осваивают южное побережье Карского моря. В это же время осуществляется ряд интересных плаваний русских и иностранных судов в Карском море (П. И. Крузенштерн — 1860 и 1862 гг., И. Виггинс — с 1874 по 1894 г., Д. И. Шваненберг — 1877 г., Э. Иоганнесен — 1878 г.). В результате этих плаваний были составлены морские карты Обской губы, Енисейского залива и юго-западной части Карского моря, собраны обширные сведения об условиях плавания в Карском море и о природных богатствах прилегающих к нему районов суши.

В это время не менее интенсивно идет и освоение восточных районов Северного морского пути. Экспедиция Новосильского (1876 г.) обследует побережье от Берингова пролива до мыса Отто Шмидта; условия плавания вдоль берегов Чукотского полуострова изучаются экспедициями на клипере «Стрелок» (1884 г.) и крейсере «Рюрик» (1886 г.) и американскими судами (с 1867 по 1881 г.). Побережье моря Лаптевых тщательно обследуют П. Д. Юргенс (1882—1884 гг.), А. А. Бунге (1886 г.) и Э. В. Толль (1893 г.).

Многих представителей деловых, общественных и научных кругов как в России, так и за границей живо интересовал в то время вопрос об использовании Северного морского пути в качестве торговой трассы. Выдвигалось немало проектов транспортного использования вод, омывающих берега Сибири. Интересный проект использования Северного морского пути и прилегающих к нему обширных районов суши «на всеобщую пользу человечества» был составлен в 1857 г. Г. В. Колмогоровым. Большое значение для развития мореплавания в арктических водах и изучения Арктики имели проекты М. К. Сидорова (1859—1867 гг.), А. М. Сибирякова (1876—1884 гг.), И. Зебека (1877—1878 гг.), общества Датско-Сибирской торговли (1880 г.) и австро-венгерская экспедиция на судне «Тегеттгоф» (1872—1874 гг.) под начальством лейтенантов флота Ю. Пайера и К. Вейпрехта. С весьма интересным проектом изучения Арктики выступил известный русский географ П. А. Кропоткин, который одновременно с русским флотским офицером Н. Шиллингом на основе анализа научных данных выдвинул предположение о существовании большой земли в северной части Баренцева моря.

Предсказания П. А. Кропоткина и Н. Шиллинга полностью оправдались. Во время дрейфа от Новой Земли на север экспедиция на П. А. Кропоткин «Тегеттгофе» открыла в 1873 году в северной части Баренцева моря большой архипелаг, известный теперь под названием Земли Франца-Иосифа.

Наибольшего внимания заслуживает проект плавания по всему Северному морскому пути, осуществленный в 1878—1879 годах А. Э. Норденшельдом на средства шведского короля, шведского капиталиста О. Диксона и А. М. Сибирякова, крупного сибирского промышленника и известного общественного деятеля семидесятых-восьмидесятых годов.

Научное значение этой экспедиции было огромно. Что же касается основного вопроса — выяснения возможности плавания вдоль всего побережья Сибири до Берингова пролива включительно, то здесь А. Э. Норденшельд пришел к отрицательным выводам. Вскоре после возвращения в Европу он писал: «Могут ли повторяться ежегодно плавания, которое совершила «Вега»?

В настоящее время на этот вопрос еще нельзя ответить ни безусловным «да», ни безусловным «нет». Результат нашего опыта можно резюмировать следующим образом. Морской путь из Атлантического океана в Тихий вдоль северных берегов Сибири частично может быть пройден в течение немногих недель на приспособленном для этого пароходе, с экипажем из опытных моряков. Но в целом этот путь, насколько нам сейчас известен режим льдов у берегов Сибири, едва ли будет иметь действительное значение для торговли».