Экспедиция Джорджа Де Лонга (1879—1881)


Экспедиция Джорджа Де Лонга (1879—1881)

До восьмидесятых годов прошлого столетия все экспедиции, стремившиеся достичь Северного полюса, какими бы средствами передвижения они ни пользовались, в основном выбирали так называемый западный вариант — через Гренландское море и пролив Смит. Всем им приходилось идти против движения льда, который в центральной части Северного Ледовитого океана дрейфует в общем направлении к Гренландскому морю.

В 1867 году французский гидрограф Г. Ламбер высказал предположение, что «Сибирская полынья» представляет собой не что иное как южную часть открытого моря, и предложил предпринять плавание к Северному полюсу со стороны Берингова пролива. Это предложение было встречено весьма сочувственно. Путем подписки начался сбор средств на снаряжение экспедиции. Вскоре было собрано около полумиллиона франков. Однако осуществить свой проект Ламберу не удалось, так как в 1870 году он погиб во время осады Парижа.

Первая экспедиция в Центральную Арктику со стороны Берингова пролива была организована американцами. Снаряжалась она на средства издателя газеты «Нью-Йорк Геральд» Джемса Гордона Беннетта.

Весьма удачным оказался выбор руководителя экспедиции. Начальником ее был назначен лейтенант Джордж Де Лонг, участвовавший в 1873 году в поисках «Поляриса» и совершивший тогда чрезвычайно смелый поход на шлюпке в залив Мелвилла.

Дж. Де Лонг
Дж. Де Лонг

Де Лонг мало верил в возможность достижения полюса «свободным полярным морем», но ему было хорошо известно, что в Чукотском море существует течение, которое неоднократно увлекало к северу от Берингова пролива покинутые китобойные суда. Де Лонг надеялся, воспользовавшись этим течением, пройти вдоль «Земли Врангеля» (которую в то время считали не островом, а частью обширного континента) к северу и, когда судно не сможет пробиваться дальше во льдах, попытаться дойти до полюса на собаках.

Для экспедиции Беннетт приобрел в Англии паровую яхту «Пандора». Судно в 420 тонн водоизмещением имело машину в 200 лошадиных, сил. Корпус его был построен из крепкого дуба, способного сопротивляться сжатиям льда, кроме того, над ватерлинией и ниже ее имелась ледовая обшивка из американского ясеня толщиной 7,5 сантиметра. Каюты судна и другие помещения были приспособлены для зимовки. На случай вынужденной высадки на льды на корабль были погружены в разобранном виде утепленный дом и переносная обсерватория. Экипаж судна был выбран из 1300 кандидатов, пожелавших принять участие в экспедиции. Всего в состав экспедиции, кроме Де Лонга, входило 32 человека.

Де Лонг получил задание вначале произвести поиски экспедиции А. Э. Норденшельда, за судьбу которой многие опасались, а затем попытаться достигнуть Северного полюса.

Отправляясь в экспедицию, Де Лонг был; настолько уверен в успехе своего предприятия, что даже захватил с собой медный ящик, на стенках которого были выгравированы имена всех участников экспедиции. Этот ящик он собирался оставить на полюсе.

Яхта, получившая новое название — «Жаннетта», 8 июля 1879 года покинула Сан-Франциско и направилась к Берингову проливу. Ее сопровождало правительственное судно, на борту которого находилось снаряжение экспедиции.

Близ устья реки Юкон (на Аляске) Де Лонг принял на борт эскимосских собак, сани, лодки. Затем «Жаннетта» пошла в бухту Лаврентия, на Чукотском полуострове. Получив здесь сведения, что «Вега» уже прошла Берингов пролив и находится на пути в Японию, Де Лонг решил отправиться прямо к полюсу. В бухте Лаврентия на борт «Жаннетты» были приняты дополнительные экспедиционные грузы с прибывшего вспомогательного парохода. Желая, однако, еще раз проверить собранные в бухте Лаврентия сведения об экспедиции Норденшельда, Де Лонг посетил селения у мыса Дежнева и мыса Сердце-Камень. Из расспросов местных жителей он убедился, что «Вега», благополучно закончив зимовку, за полтора месяца до этого ушла на восток. Теперь ничто не мешало Де Лонгу идти к полюсу.

Д. Мелвилл
Д. Мелвилл

Де Лонг решил перезимовать у острова Врангеля или острова Геральд, которые в то время еще не посещались европейцами; он предполагал дождаться там лета, а затем, после вскрытия льда, следовать на север вместе с течением, которое, по его предположению, должно было принести судно прямо к полюсу.

Покинув берега Чукотского полуострова, экспедиция надолго потеряла связь с материком. Последнее письмо Де Лонга от 29 августа 1879 года, оставленное им в поселке на мысе Сердце-Камень, сообщало, что на судне все благополучно и оно направляется к острову Врангеля. После этого долгое время о судьбе «Жаннетты» и ее экипажа никто ничего не знал. А между тем уже 5 сентября судно попало в тяжелые плавучие льды. «Нигде так не приучишься к терпению, как здесь, — писал в своем дневнике Де Лонг. — Я надеюсь довести судно до острова Геральд и перезимовать там. Вокруг сплошной лед, и кажется, что не только никогда не было здесь открытой воды, но что и в будущем положение никогда не изменится.»

9 сентября в результате сильного напора льда «Жаннетта» получила крен до 9 градусов на правый борт. «Нигде не видно никаких разводий, северный ветер сцементировал, по-видимому, лед, образовался мощный пак», — писал Де Лонг.

«Жаннетте» так и не суждено было освободиться из ледового плена. Затертая льдами, она 21 месяц дрейфовала на северо-запад. Сначала «Жаннетту» несло медленно, так что за 5 месяцев она продвинулась только на 175 километров. Затем скорость дрейфа увеличилась. От ударов льда судно вскоре получило течь. Надо было непрерывно откачивать воду. Сжатия льдов усиливались и стали повторяться все чаще. Люди спали одетые, готовые  в любой момент в случае катастрофы покинуть судно и выскочить на лед. На случай оставления судна были приготовлены снаряжение, необходимое для санного путешествия, и запас продовольствия на сорок дней. Все это предусмотрительно сложили на палубу. Во время сжатий корабль стонал и трещал, каждую минуту можно было ожидать гибели судна. «Мы живем, как на пороховом погребе, в ожидании взрыва», — записывает Де Лонг в дневнике 14 ноября. И с грустью замечает дальше: «О зимовке в полярном паке хорошо читать у камина в уютном доме, но перенести такую зимовку — этого достаточно, чтобы преждевременно состариться.»

Вскоре первое несчастье омрачило жизнь пленников. Один из членов экспедиции заболел тяжелой глазной болезнью. Ему пришлось до самой гибели судна сидеть в темной каюте.

Тяжелые мысли стали овладевать Де Лонгом: «Выкачиваем воду без передышки, но она снова заливает... Поврежденный корабль, течь, серьезно больной офицер, ужасный пак, постоянное уменьшение запаса угля — все это дает пищу для тяжелых дум». Чем дальше, тем опаснее становилось положение судна. Команда должна была круглые сутки откачивать воду ручными помпами: только так «Жаннетта» могла держаться на плаву.

«23 мая, — читаем у Де Лонга, — продолжение той же истории: течь в судне требует напряжения всех сил... Корабль принял отвратительный, неуютный вид. Кубрик сделался совершенно сырой, шканцы, куда поступает вода из пробоины, покрылись льдом и густой грязью.»

Первая зимовка недалеко от острова Врангеля протекала все же благополучно. Состояние здоровья участников экспедиции было удовлетворительное, настроение — бодрое. Занимались научной работой.

Между прочим выяснилось, что «Земля Врангеля» не соединяется с Гренландией, как предполагал Август Петерман, а представляет собой остров небольших размеров.

Пришла весна, появилось солнце, но никаких изменений в положении «Жаннетты» не произошло, — ее непрерывно несло на северо-запад. Жизнь шла установленным на судне порядком, ничем не нарушаемым. В дневнике Де Лонга находим: «Прошел еще один бесполезный день. Такая жизнь действительно становится монотонной... Мрачная, угнетающая, неприятная погода... Никаких событий... Зимой я надеялся, что в мае мы будем свободны и сможем плыть дальше, но вот уже июнь, а все сковано» льдом, как и раньше».

Карта дрейфа «Жаннетты»
Карта дрейфа «Жаннетты» (нажмите для увеличения)

Лето также не принесло никаких изменений. Корабль по-прежнему продолжал свой дрейф вместе со льдами. Снова приближались холод и мрак. Де Лонг стал готовиться ко второй зимовке среди открытого моря, вдали от берегов.

«5 сентября исполнился год, как «Жаннетта» была затерта льдами. За это время экспедиция продрейфовала более чем на 275 километров, а полюс по-прежнему остается так же далеко, как и в день выхода... Думается, можно сказать «прощай» Северному полюсу, — писал Де Лонг, — нас ожидают или вторая зимовка в паке, или полная неудача.»

6 ноября 1880 года началась новая долгая, темная полярная ночь. Судно находилось в таком состоянии, что Де Лонг не мог не предвидеть катастрофы. Еще 19 сентября он записал: «... меня больше всего беспокоит и затрудняет вопрос, будем ли мы в случае катастрофы сразу готовы оставить корабль. Подготовка к этому сопряжена с большими трудностями. Мне не хочется даже останавливаться на мысли покинуть корабль, и все эти подготовления крайне неприятны; в каком бы состоянии ни оказался корабль, всегда безопаснее оставаться под его защитой, чем разбить лагерь на льду. Я не могу представить более безнадежного предприятия, чем попытка добраться до Сибири по льду, когда зимние холода на каждом шагу угрожают жизни... Конечно, если корабль погибнет, я постараюсь сделать такую попытку, но шансы на успех будут чрезвычайно проблематичны».

Под постоянной угрозой гибели судна и возможности в любой момент очутиться на дрейфующих льдах прошла вторая зимовка.

5 февраля 1881 года «Жаннетта» находилась под 74°49' северной широты и 171°49' восточной долготы. Дрейф судна заметно ускорился, что придало бодрости участникам экспедиции. Де Лонг не терял надежды выйти в Атлантический океан.

Дни стали увеличиваться. Вскоре вторая весна принесла с собой радостное событие. 16 мая на горизонте с корабля увидели неизвестный, остров. По этому случаю в дневнике Де Лонга находим следующую запись: «Мы не спускаем с него глаз, стараемся угадать расстояние и с нетерпением ждем, когда попутный ветер приблизит нас к острову. Я убежден, что большинство из нас перед сном внимательно вглядывается в остров, чтобы убедиться, что он еще не растаял. После двадцатимесячного дрейфа в паке, когда в течение четырнадцати месяцев мы ничего не видели, кроме неба и льда, вполне понятно, что небольшая масса вулканических скал, как наш остров, радует глаз не меньше оазиса в пустыне. В сравнении с ошеломляющим открытием острова все прочие события дня теряют всякое значение».

Через несколько дней, 24 мая, с судна был усмотрен еще один остров. Первый остров был назван в честь судна экспедиции островом Жаннетты, второй — островом Генриетты.

Когда судно оказалось вблизи острова Генриетты, Де Лонг решил исследовать его, для чего снарядил санный отряд из 6 человек и 15 собак под начальством инженера Д. Мелвилла.

2 июня партия Мелвилла высадилась на острове и 5-го возвратилась обратно. На острове Мелвилл сложил гурий, в котором оставил записку Де Лонга.

В 1937 году экспедиция на «Садко» посетила остров Генриетты, на котором со времени Де Лонга никто не был. Здесь была построена полярная станция, на которой осталась работать группа полярников из семи человек.

Все попытки участников экспедиции «Садко», тщательно обследовавших остров, найти гурий, поставленный Мелвиллом, и записку Де Лонга не привели к желаемым результатам. В этом же году «Садко» посетил остров Жаннетты, на который до того времени еще не ступала нога человека. Участники экспедиции с трудом поднялись на вершину отвесной горы и водрузили здесь советский флаг.

Полуистлевшая записка Де Лонга была найдена только в 1938 году сотрудниками полярной станции на острове Генриетты.

10 июня лед вокруг корабля, лежавшего все время на боку, неожиданно развело, и судно выпрямилось. Вслед за этим началось новое сжатие, которое окончательно решило судьбу «Жаннетты». «Лед начал с огромной силой напирать вдоль всего левого борта и прижал корабль ко льду с правой стороны, заставив «Жаннетту» накрениться на 16° на правый борт, — описывает Де Лонг в своем дневнике день 11 июня. — Раздавшийся у бункеров и у обшивки правого борта треск и обнаруженное расхождение потолочных пазов заставляли предполагать серьезные повреждения корабля. Я распорядился спустить шлюпки с правой стороны и оттащить их подальше от корабля на ледяное поле... Лед наступал на левый борт, двигался к корме — она оказалась приподнятой слева, а справа придавленной к тяжелому льду и не давала всему кораблю подняться». Затем корабль накренился на 30 градусов. Вся правая сторона спардека находилась под водой, уровень которой достигал люковых комингсов. Правая половина корабля, по-видимому, была разломана, и «Жаннетта» стала погружаться в воду.

12 июня в 4 часа утра судно скрылось под водой. Это произошло под 77° 15' северной широты и 154°59' восточной долготы. Продовольствие, лодки, инструменты, одежда и все остальное снаряжение, необходимое для путешествия по льду, было выгружено на лед.

Очутившись на дрейфующих льдах, путешественники не растерялись и стали быстро собираться в далекий и трудный путь. Они решили пройти вдоль Новосибирских островов до кромки льда, а затем на лодках достичь устья Лены и добраться до населенных мест. 18 июня они вышли в поход. В их распоряжении было пять саней, четыре шлюпки и 22 собаки. Путешественники были обеспечены запасом продовольствия на 60 дней.

Продолжить чтение