Экспедиция Чарлза Холла (1871—1873)


Экспедиция Чарлза Холла (1871—1873)

Попытки достижения Северного полюса, прерванные американцами из-за гражданской войны между северными и южными штатами, были возобновлены через десять лет.

В 1871 году Соединенные Штаты Америки вновь направили на север экспедицию, которая должна была попытаться достичь Северного полюса через пролив Смит. Возглавил экспедицию испытанный в полярных путешествиях Чарлз Холл, долгое время живший среди эскимосов и считавшийся человеком весьма энергичным. В состав экспедиции вошло несколько ученых.

Для экспедиции был выбран небольшой пароход грузоподъемностью 387 тонн, который получил название «Полярис». Пароход был хорошо оборудован, имел запас продовольствия на три года.

29 июня 1871 года «Полярис» покинул Нью-Йорк и взял курс на север. Холл был непоколебимо уверен в своей победе. Американские газеты писали, что скоро звездный флаг будет развеваться на Северном полюсе.

Не встречая на пути трудностей, «Полярис» 27 августа достиг пролива Смит. По пути Холл сделал ряд остановок, во время которых принял на борт судна нескольких эскимосов, между прочим, известного уже нам по двум предшествующим американским экспедициям Ханса Хендрика с женой, и несколько собак, необходимых для санных экскурсий по льду.

Затем «Полярис» миновал бухту Фулке, где когда-то зимовал Исаак Хэйс, и пошел дальше вдоль гренландского берега.

Чарлз Холл
Чарлз Холл

Пользуясь благоприятным состоянием льдов, Холл беспрепятственно достиг пролива Кеннеди, пересек пролив Робсон и быстро продвигался все дальше на север. Удачное плавание поддерживало среди участников экспедиции приподнятое настроение. Все надеялись на успешное завершение экспедиции,  предвкушали плоды легкой победы. Путешественникам казалось, что впереди действительно лежит открытое море.

«Полярис» вышел в море Линкольна. Вскоре встретились обширные ледяные ПОЛЯ, двигавшиеся с востока на запад в виде сплошного пояса. Однако участки чистой воды позволяли «Полярису» двигаться вперед, на север. Участники экспедиции были горды сознанием, что они плыли по морю, «волны которого не рассекал еще до них ни один корабль». Казалось, что и дальше «Полярис» не встретит препятствий. Но вскоре с севера начали надвигаться большие скопления битого льда.

4 сентября Холл находился на 82°1' северной широты-Дальше судну не суждено было пройти вследствие возникших среди руководства экспедиций разногласий, хотя состояние льда и позволяло судну продвинуться еще севернее.

Лейтенант Бадингтон, который, по-видимому, не отличался особой смелостью и энтузиазмом, увидя лед, сразу же заявил что далее на север продвигаться невозможно. Он предложил повернуть на юг и остановиться на зимовку в безопасной и защищенной бухте.

Это мнение поддержали несколько членов экспедиции, правда, доктор Эмиль Бессельс и трое других участников экспедиции предлагали продолжать путь на север. Но Бадингтон настаивал на своем, а «Холл был настолько слаб, что уступил» (Гельвальд).

Сам Холл указывал, что «здесь одиночество действовало удручающе. Не видно было ничего живого». Возможно, что эта причина и побудила Холла так быстро согласиться с мнением лейтенанта Бадингтона и направить «Полярис» назад.

4 сентября «Полярис» стал спускаться на юг. Началось сильное сжатие льдов. Участники экспедиции считали свое судно обреченным; на случай гибели судна было приказано выбросить часть продовольствия прямо на лед.

Попытки Холла найти удобную бухту для зимовки не увенчались успехом, и он вынужден был зазимовать в случайном месте, между берегом и большой ледяной горой. Гавань «Поляриса», как ее назвали участники экспедиции, оказалась мало пригодной для зимовки корабля, так как не была защищена от напора льдов.

Скверный выбор места зимовки стал причиной повседневных неприятностей. То и дело льды вскрывались, приходили в движение. «Одолеваемый со всех сторон пароход со своей металлической обшивкой служит громким резонансом страшных звуков непогоды; мачты стонут и кряхтят, к ним присоединяются реи с их пронзительным визгом, снасти с хлюпаньем и трубы машины с бренчанием своих цепей; блоки трещат, а ванты издают разнообразнейшие, звуки, подобно эоловым арфам; глухо шумит ветер под палаткой, прикрывающей палубу, надувая ее, как парус; балки скрипят, обшивка, дрожит, все судно содрогается; со льда слышатся в отдалении как будто стон и плач или глухой вой, то сильнее, то тише, все вместе — многоголосная фуга беспредельной дикости. Едва-едва пароход спасся от угрожающей ему гибели; его прикрепили к ледяной горе». Так описывает дни зимовки участник экспедиции Э. Бессельс.

«Полярис» у западных берегов Гренландии
«Полярис» у западных берегов Гренландии

16 октября наступила полярная ночь. 8 ноября 1871 г., разбитый параличом, умер начальник экспедиции Чарлз Холл.

Со смертью основного руководителя экспедиции исчезла надежда на дальнейшие открытия, пропала вера в достижение Северного полюса и славное возвращение на родину. Главное руководство перешло в руки Бадингтона; дисциплина среди экипажа пошатнулась, начались неурядицы. Все же первая зимовка прошла без особых происшествий. Было совершено несколько ближних санных экскурсий.

До «Поляриса» еще никто из полярных исследователей не зимовал в таких высоких широтах. В результате наблюдений удалось установить, что климат здесь несколько мягче, чем в других арктических областях, расположенных даже южнее. Летом температура воздуха достигала девяти градусов тепла, хотя зимой опускалась так низко, что из замерзшей ртути можно было делать пули. Самая низкая температура доходила до минус  44 градусов. Уже в июне район зимовки «Поляриса» освободился от снега, появилась растительность. В окрестностях зимовки были найдены многочисленные следы пребывания эскимосов; участники экспедиции убили 26 мускусных быков, произвели ряд наблюдений над животным миром, над приливами и отливами. На основании анализа приливо-отливных явлений врач экспедиции Бессельс пришел к выводу, что на севере существует «открытое полярное море».

Благодаря большим запасам продовольствия состояние здоровья участников экспедиции во время зимовки было хорошее. На корабле даже случилось радостное событие: жена эскимоса Ханса Хендрика родила сына, которого назвали Карлом Полярисом.

С наступлением лета, 8 июня 1872 года, была сделана новая попытка пробиться к северу, на этот раз на лодках. Затея эта, конечно, была обречена на неудачу. Одну лодку раздавило льдами, другую едва вытащили на берег. Люди возвратились на судно, которое к этому времени получило новые повреждения.

12 августа «Полярис» освободился ото льда и направился на юг. Но уйти далеко ему не удалось. Спустя две недели под 79°36' северной широты судно снова зажало льдом. Дрейф увлекал корабль на юг. В ночь с 15 на 16 октября, когда «Полярис» находился на широте 77°35', разразилась катастрофа. Сильным напором льда корабль был поднят из воды на громадную льдину и лег набок. В невероятной суматохе путешественники стали поспешно выбрасывать на лед продовольствие и самые необходимые вещи на случай, если бы пришлось навсегда расстаться с кораблем. Часть экипажа еще не успела покинуть судно, когда льдина, на которой лежал «Полярис», под напором громадных, ледяных гор сломалась. Судно соскользнуло на воду и спустя мгновение исчезло во мраке, унесенное ветром и течением.

На дрейфующих льдинах осталось 19 человек — 10 американцев и 9 эскимосов, в числе которых находился и Ханс Хендрик с женой и четырьмя детьми, — с весьма жалкими запасами продовольствия: 11 мешков хлеба, 14 окороков, несколько коробок консервированного мяса и 1000 килограммов шоколаду. Из снаряжения остались палатки, шерстяные одеяла, шкуры, два вельбота и много оружия и патронов. Потерпевшие бедствие путешественники еще раз увидели свой корабль. Но на помощь его рассчитывать не приходилось: он был далеко. 19 человек остались одни среди открытого моря. Их положение было гораздо хуже, чем экипажа «Ганзы».

Охота на мускусных быков
Охота на мускусных быков

Наступала зима. Люди, не теряя, надежды на спасение, стали готовиться ко второй зимовке в необычайно тяжелых условиях. Выбрали самую большую льдину, на ней из льда и снега построили домики. В новое жилье перетащили выброшенные с судна на лед бревна и уголь.

Главным было — пополнить продовольственные запасы охотой. Неоценимую услугу бедствующим американцам оказывали эскимосы Ханс и Иосиф, от меткой пули которых не уходил ни один зверь. Успешная охота позволила увеличить скромный паек и избежать голода.

Зима прошла довольно благополучно. Наступила весна, а вместе с ней умножились подстерегающие путешественников опасности.

Льдина, на которой их несло на юг, имела вначале около 7 километров в окружности. Ледяные горы на нее не напирали. От открытого моря она была защищена широкой полосой плавучих льдов. Но к началу апреля 1873 года льдину течением и ветром отнесло далеко к югу.

Путешественников окружала теперь чистая вода, и льдина стала быстро разрушаться, обламываясь по краям. От весеннего тепла сильно страдали и ледяные домики. Последней надеждой людей оставалась одна-единственная лодка (вторую еще зимой изрубили на дрова). Запасы продовольствия подходили к концу. По многу часов охотники просиживали у открытой воды, выжидая, не покажется ли зверь.

Южным ветром вскоре разбило остатки льдины. Выбросив за борт все, чего они не могли взять с собой в единственную лодку, едва вместившую всех 19 человек, путешественники пустились по открытому морю в поисках земли. В лодке было настолько тесно, что пришлось распроститься даже с жалким запасом мяса и лишним платьем; оставили только палатку, шкуры и немного съестных припасов.

Тщетно искали они берега. Пристали к новой льдине, но и эта льдина распалась. Так продолжали они это страшное плавание: то в лодке, то отдыхая на новой льдине, всегда имея наготове лодку, чтобы в любой момент погрузиться в нее и продолжать путь.

Голод давал себя чувствовать все сильнее. Истомленные, голодные, мокрые, изнуренные в борьбе со всякими лишениями, доведенные до крайнего истощения путешественники принялись есть невыделанные кожи. К счастью, однажды удалось добыть медведя.

Спасение пришло неожиданно.

28 апреля экипаж «Поляриса» заметил вдали судно. Всю ночь никто из команды не смыкал глаз. С парохода утром ответили на сигналы несчастных мореплавателей, но подойти к ним из-за тяжелых льдов не смогли. Вскоре пароход исчез за горизонтом, а вместе с ним рухнула последняя надежда на спасение. Однако на следующий день в тумане показался другой пароход. 30 апреля с ним была установлена связь. Пароход подошел к путешественникам и принял их на борт.

Шесть с половиной месяцев прожили моряки «Поляриса» на плавучей льдине и в утлой лодке среди открытого моря. От 77°35' северной широты, где они потеряли свое судно, до 53°35' северной широты, где путешественников случайно заметил китобойный пароход «Тигрица», они прошли около 2500 километров. Помощь появилась вовремя, так как силы их подходили к концу.

24 июня 1873 года путешественники были доставлены в Вашингтон.

Какова же была судьба тех 14 человек, которые остались на «Полярисе» во главе с Бадингтоном и Бессельсом, когда в памятную ночь с 15 на 16 октября 1872 года судно унесло в неизвестность?

Судно не погибло, хотя и получило большие повреждения. Появилась большая течь. Несмотря на нечеловеческие усилия команды, вода на «Полярисе» все прибывала. К счастью, при входе в пролив Смит, несколько севернее мыса Александра, Бадингтону удалось достигнуть берега и посадить судно на мель. На берегу был построен небольшой домик. Здесь экипаж «Поляриса» остался зимовать. Продовольствия было в изобилии, и мореплаватели благополучно провели зиму.

Охота на тюленей
Охота на тюленей

В апреле 1873 года экипаж «Поляриса» построил две плоскодонные лодки и 3 июня, простившись с местом зимовки и со своими друзьями-эскимосами, обитавшими в том районе, вышел в море. При расставании с эскимосами Бадингтон подарил им «Полярис», но те так и не воспользовались судном, — оно вскоре затонуло.

Плоскодонки очень медленно продвигались вперед. Только после двадцатидневного похода они достигли мыса Йорк, где были подобраны шотландским китобойным судном «Рэвенскрейг». Затем уже на разных кораблях путешественники были доставлены в Вашингтон.

Экспедиция Холла, благодаря наблюдениям, произведенным главным образом доктором Бессельсом, несколько расширила знания о природе арктических стран. Но, как уже упоминалось, Бессельс. на основании изучения приливов и отливов поддержал гипотезу о существовании открытого моря к северу от Гренландии. Он высказал ошибочное предположение, что приливная волна не могла бы распространяться, если бы океан был покрыт льдами.

Позднее наука опровергла эту точку зрения. Центральная часть Северного Ледовитого океана, как известно, покрыта мощными полярными льдами, которые под влиянием течений и ветров находятся в непрерывном движении. Тем не менее, вопреки мнению Бессельса, и в Арктическом бассейне распространяется приливная волна.

Неудача немецких и американских экспедиций нанесла серьезный удар мало обоснованной, но существовавшей в течение длительного времени теории «открытого полярного моря». Однако попытки достижения Северного полюса не прекратились.