Экспедиции С. О. Макарова (1899—1901)


Экспедиция С. О. Макарова (1899—1901)

В 1897 году выдающийся русский флотоводец адмирал Макаров предложил применить для изучения высоких широт и достижения Северного полюса мощный ледокол. В своей лекции «К Северному полюсу напролом» С. О. Макаров утверждал, что при помощи ледокола можно проникнуть далеко вглубь Арктики и исследовать еще не посещенные человеком районы Северного Ледовитого океана. В подтверждение своей идеи С. О. Макаров приводил подсчеты, по которым получалось, что для прохождения при помощи ледокола пояса льда от кромки до полюса, общей шириной около 1350 километров, состоящего из различных ледовых образований, необходимо около 12 суток.

Вначале проект С. О. Макарова не встретил поддержки. Адмирал Тыртов, который в то время управлял Морским министерством, на докладной записке Макарова написал следующую резолюцию: «Может быть, идея адмирала Макарова и осуществима, но так как она, по моему мнению, никоим образом не может служить на пользу флота, то Морское министерство никоим образом не может оказать содействие адмиралу ни денежными средствами, ни тем более готовыми судами, которыми русский военный флот не так богат, чтобы жертвовать их для ученых, к тому же проблематических задач».

Только много позднее был оценен новаторский характер идеи С. О. Макарова — он первый предложил не пассивный, а активный метод борьбы со льдами, в полной мере использующий силу техники и достижения современного судостроения.

Горячую поддержку идея адмирала Макарова нашла у великого русского ученого Д. И. Менделеева. Он во многом был согласен с Макаровым, и когда ледокол уже строился, они вместе представили проект экспедиции для исследования Северного Ледовитого океана, осуществить которую предполагалось летом 1899 года.

Первый в мире линейный ледокол мощностью 10 тысяч лошадиных сил был построен по проекту Макарова в течение 13 месяцев в Англии на заводе Армстронга в Ньюкастле и получил имя «Ермак».

С.О. Макаров
С.О. Макаров

К сожалению, впоследствии Менделеев и Макаров разошлись во взглядах, и им не пришлось вместе продолжать начатое дело. «Все приготовления, включая и сотрудников, к весне 1899 года были уже сделаны мной, — писал Менделеев, — но мне пришлось отказаться, так как адмирал пожелал, под конец, остаться единственным руководителем всех исследований».

Зимой 1899 года «Ермак» вышел из Англии в Петербург, а летом следующего года совершил опытное экспедиционное плавание в арктических льдах в районе к северу от Шпицбергена. Именно эта экспедиция наблюдала за выносом через пролив между Шпицбергеном и Гренландией крупнейших айсбергов — ледяных гор.

С. О. Макаров дал на основе личных наблюдений характеристику «ледяных островов», показал, что они состоят из прочного пресного льда материкового происхождения, несут на себе огромные валуны и другие маренные отложения. Он первый высказал мысль, что эти ледяные громады на расстоянии легко принять за землю и не исключена возможность, что такой именно и является «Земля Джиллиса».

Большой научный интерес представляют суждения С. О. Макарова относительно гидрологии Северного Ледовитого океана. Он доказал, что глубинные теплые воды Атлантического океана проходят в Арктический бассейн через пролив между Шпицбергеном и Гренландией и опускаются севернее Шпицбергена под холодные полярные воды. Этим Макаров подтвердил предположение Ф. Нансена, обнаружившего атлантические воды в Центральном Арктическом бассейне во время дрейфа «Фрама».

В борьбе со льдами «Ермак» получил повреждение корпуса, поломал винты и должен был вернуться в Англию для ремонта, по окончании которого снова отправился на север. Во время второго рейса ледокол достиг предельной широты 81º28'. Во время этих плаваний были произведены весьма важные работы в области океанографии и ледоведения, которые и в настоящее время не утратили своего значения. Это была хорошо организованная комплексная океанологическая экспедиция.

Попытки С. О. Макарова проникнуть далее в высокие широты Арктики окончились неудачей. В этом нет ничего удивительного, если учесть, что свой поход к полюсу С. О. Макаров предполагал осуществить на двух мощных ледоколах. Перед отправлением в экспедицию он писал: «Я считаю маловероятным, чтобы «Ермак», отправляясь один без другого ледокола, мог прямо пройти в Тихий океан. Для этого надо, чтобы полярные льды не представляли никакого сопротивления, тогда как, по моим расчетам, на основании которых проектировался «Ермак», полярные льды представляют значительное сопротивление, и будет неудивительно, если один ледокол не справится с задачей, которую я предназначил для двух».

Ледокол «Ермак»
Ледокол «Ермак»

Несмотря на неудачу, Макаров продолжал отстаивать правильность своей идеи.

«Говорят, что непоборимы торосы Ледовитого океана. Это ошибка: торосы поборимы — непоборимо лишь людское суеверие», — писал он. Вместе с тем Макаров отмечал: «Мне остается еще высказаться по вопросу о том, можно ли на ледоколе пройти в желаемую часть Ледовитого океана. На это нельзя дать ответа категорически».

В 1901 году С. О. Макаров снова поднял вопрос об экспедиции в Северный Ледовитый океан на ледоколе «Ермак». Председатель Русского географического общества П. П. Семенов-Тян-Шанский и адмирал Н. М. Чихачев, которым была дана на отзыв докладная записка Макарова, отнеслись к его новому проекту отрицательно. Все же экспедиция была разрешена, в «Ермак» снова отправился в плавание.

Второе плавание «Ермака» тоже не оправдало возлагавшихся на него надежд, хотя и было собрано много научного материала. У западных берегов Новой Земли ледокол встретил труднопроходимые льды, был зажат ими, потерял ход и дрейфовал вместе со льдами в течение месяца. Освободившись ото льда, «Ермак» отправился к Земле Франца-Иосифа, посетил мыс Флора и затем вернулся к Новой Земле, где была предпринята новая попытка пройти на север.

У мыса Нассау ледоколу опять преградили путь тяжелые льды. Тогда «Ермак» направился к юго-восточным берегам Земли Франца-Иосифа. На обратном пути «Ермак» пытался обогнуть Новую Землю и выйти в Карское море, но льды заставили его повернуть обратно. Ледокол возвратился в Кронштадт.

Неудачей Макарова воспользовались его недруги, среди которых было немало высокопоставленных морских чиновников.

Адмирал Биришев писал: «Ермак» возвратился безрезультатно: льды остались непроходимыми, а «Ермак» — негодным судном как по замыслу, так и по исполнению, чтобы совершать плавания и открыть полюс».

Макаров все же не признавал себя побежденным. Он вошел в Географическое общество с ходатайством об организации новой полярной экспедиции. Последовал отказ...

Многие авторы склонны крайне резко оценивать позицию ученых, не поддержавших адмирала С. О. Макарова. Но нельзя забывать, что это было время, когда активное плавание среди льдов еще вовсе не применялось, а немногие маломощные ледоколы использовались только в замерзающих портах для зимней проводки судов на небольшие расстояния. К тому же и льды Северного Ледовитого океана не были изучены, и сам славный флотоводец несколько переоценивал возможности своего ледокола, выдвинув лозунг «напролом к полюсу».

Создание С. О. Макаровым мощного для того времени ледокола, организация комплексных океанографических экспедиций во время плавания «Ермака» во льдах Арктики, собранные ими данные внесли серьезный вклад в дело исследования Северного Ледовитого океана и вместе с другими его работами заложили научный фундамент отечественной океанографии.