Экспедиция Джорджа Нэрса (1875—1876)


Экспедиция Джорджа Нэрса (1875—1876)

В середине семидесятых годов XIX столетия после длительного перерыва возобновила полярные исследования Англия. По инициативе генерала Шерарда Осборна и секретаря Географического общества Клемента Роберта Маркама была снаряжена экспедиция на судах «Алерт» («Проворный») и «Дисковери» («Открытие»). 29 мая 1875 года суда, подготовленные для продолжительного плавания в арктических водах, снабженные трехлетним запасом продовольствия, вышли из Портсмута в море. Начальником экспедиции был назначен капитан Джордж Нэрс, опытный моряк, участвовавший ранее в полярной экспедиции Г. Келлета, во время которой он на санях прошел 2400 километров. «Дисковери» шел под командой капитана Стивенсона, а «Алерт» — под командой Альберта Хастингса Маркама. Суда получили задание пройти в пролив Смит, который, несмотря на предостережения Августа Петермана, был признан английскими географами наиболее выгодным путем на север. Предполагалось, что одно судно под 81 или 82° северной широты остановится на зимовку, а второе проникнет как можно дальше в глубь Северного Ледовитого океана; с того пункта, где путь второму кораблю будет прегражден льдами, намечалось послать санные экспедиции для достижения полюса.

Англичане ожидали от экспедиции Нэрса полного успеха. Газета «Дейли Телеграф», оценивая возможности отлично снабженной английской экспедиции и сравнивая ее С другими,, заканчивала статью следующими словами: «Если Северный полюс вообще досягаем, то до него дойдут через Смитов пролив корабли под начальством капитанов Нэрса и Маркама».

В инструкциях, врученных начальнику экспедиции, предписывалось проникнуть как можно дальше на север и, если позволят обстоятельства, дойти до полюса; кроме того, исследовать прибрежные пространства к северу и «содействовать науке и познанию природы».

На организацию экспедиции были затрачены огромные средства (1250 тысяч рублей). В ней принимало участие 60 человек, подобранных с особой тщательностью. Кроме того, на борт судна были приняты неоднократно участвовавшие в полярных экспедициях в качестве проводников эскимос Ханс Хендрик и датчанин Нильс Петерсон. Для экспедиции было закуплено много гренландских собак.

7 июля суда Нэрса достигли западных берегов Гренландии, а затем почти беспрепятственно дошли до пролива Смит, который, несмотря на северный ветер, оказался свободным ото льда. По пути Нэрс обследовал бухту Фулке, где некогда зимовала экспедиция Исаака Хэйса, и организовал здесь базу для вспомогательного судна, которое должно было доставить для экспедиции продовольствие и уголь. Затем Нэрс пересек пролив Смит, вышел к мысу Изабелла и направился на север. Через некоторое время экспедиция попала в сильную снежную бурю и вынуждена была укрыться в хорошо защищенном заливе, расположенном несколько южнее мыса Сабина (западная часть пролива Смит). В этом заливе, получившем название Форт Пайера, суда простояли в ожидании благоприятной погоды три дня; 4 августа экспедиция обогнула мыс Сабина и после утомительного плавания и тяжелой борьбы со льдами в проливе Кеннеди 24 августа достигла залива Бессельса. Отсюда Нэрс попытался пройти дальше на север, но вскоре непроходимые льды вынудили его искать место для зимовки. Для этой цели была выбрана хорошо защищенная гавань, расположенная к западу от мыса Белло в бухте Леди Франклин (восточное побережье Земли Гранта). Условия для зимовки были значительно лучше, чем в южной части пролива Смит, растительность богаче, можно было рассчитывать и на хорошую охоту, — высадившиеся на берег участники экспедиции сразу добыли 9 мускусных быков.

Джордж Нэрс
Джордж Нэрс

Нэрс поставил «Дисковери» на зимовку, распрощался с товарищами, а сам на «Алерте» утром 26 августа направился на север.

29 августа лед немного развело. Воспользовавшись благоприятными условиями, Нэрс успел пройти до моря Линкольна, за 82° северной широты. Дальше путь преградили льды. Уже 30 августа «Алерт» окружили мощные льдины толщиной от 2,5 до 3 метров; по наружному виду и по крепости они резко отличались от льдов, встречавшихся у мыса Сабина. Далее на север лежал сплошной ледяной покров, с которым судно было уже не в состоянии вести какую-либо борьбу. С большим трудом «Алерту» удалось вырваться из льдов и уйти на юг.

Однако вскоре юго-западным ветром лед отогнало в море. 1 сентября Нэрс предпринял еще одну попытку продвинуться на север. По проливу Робсон Нэрс в тот же день прошел до 82°24' северной широты, то есть до пункта, которого до него еще не достигало ни одно свободно плавающее судно. К северу не было видно земли. Берег круто поворачивал на запад и становился пологим. На расстоянии 90—180 метров от него громоздились мощные льды высотой от 6 до 18 метров. Всюду — на восток, на север и на запад — сплошным покровом лежали тяжелые льды. Нэрсу ничего не оставалось делать, как повернуть свое судно обратно и искать удобное место для зимовки.

Но до укромной бухты «Алерт» не дошел. Вследствие быстро наступившей зимы и низкой температуры воздуха судно вмерзло в лед у открытого берега. Вместе с этим льдом судно ветром было затем отнесено ближе к берегу. Мощные льды толщиной до 22 метров сели на мель и создали таким образом судну надежную защиту от торошения.

Зимовка прошла вполне благополучно. Регулярно производились научные наблюдения, совершались санные экспедиции вдоль побережья. Физическое состояние членов экипажа было превосходным; доклады, занятия, театральные представления поддерживали хорошее настроение и смягчали тягость долгой полярной ночи.

С наступлением светлого времени года было предпринято несколько санных экскурсий для изучения окружающего района. Наконец, 3 апреля 1876 года на север под руководством Маркама направилась большая санная экспедиция в составе 53 человек на семи санях.

Маркам предполагал на двух санях-лодках с запасом продовольствия на 70 дней проникнуть в центральную часть Северного Ледовитого океана. Три санных отряда должны были сопровождать Маркама на север до тех пор, пока хватит провизии.

8 апреля вернулась первая вспомогательная партия. Четыре дня спустя на судно прибыл второй отряд, сопровождавший Маркама. По доставленным им сведениям, санная экспедиция проходила пока благополучно. Но 8 июня на судно возвратился лейтенант Парр из партии Маркама и привез с собой печальные вести: положение экспедиции весьма тяжелое, вся партия больна цингой, один из заболевших умер, необходима скорейшая помощь. Нэрс срочно организовал два вспомогательных отряда и сам немедленно направился на помощь Маркаму. 14 июня весь полюсный отряд вернулся на «Алерт», причем выяснилось, что только двое — Маркам и капитан Альдрих — не были поражены цингой; остальные же находились в очень плохом состоянии. Правда, на судне они скоро поправились.

Маркам продвигался на север в невероятно трудных условиях. Путь преграждали громадные массы прошлогоднего льда, нагроможденного дикой яростью волн и крепко связанного жестокими морозами зимы. С большим трудом можно было продвигаться вперед: часто приходилось срубать и ровнять лед топорами, чтобы только иметь возможность протащить сани. Между торосистыми нагромождениями лежал глубокий снег, в который путники подчас проваливались по шею. Часто сани приходилось переносить на руках. Низкие температуры воздуха, не раз опускавшиеся до 50 градусов мороза, еще больше усиливали и без того значительные трудности; продвижение было крайне медленным — два-три километра в сутки, несмотря на двенадцатичасовую напряженную работу.

И все-таки Маркаму удалось продвинуться несколько дальше к северу, чем его предшественникам. 12 мая 1876 года он достиг 83°20' северной широты; шесть лет спустя лейтенант Локвуд прошел дальше этой точки всего лишь на 7,5 километра.

Летом положение экспедиции сильно ухудшилось: запасы продовольствия подходили к концу, среди экипажа стала распространяться цинга. Несколько человек умерло. Нэрс понимал, что при таких условиях неразумно оставаться на вторую зимовку. Кроме того, он ясно видел, что у него нет никакой возможности возобновить попытки достижения Северного полюса. Поэтому Нэрс решил направить экспедицию обратно.

Первые попытки пробраться через ледяной пояс, окружавший «Алерт» и служивший хорошей защитой от напора льдов, оказались безрезультатными. Участниками экспедиции овладело отчаяние — всех пугали ужасы новой зимовки. Только когда юго-западным ветром отогнало лед на север, пароход смог направиться в обратный путь. Несколько раз по пути судну приходилось лавировать, чтобы избежать столкновения с гигантскими льдинами.

11 августа Нэрс достиг места зимовки «Дисковери». Оттуда через девять дней оба судна направились в дальнейший путь. Местами приходилось пробираться через смерзавшиеся льды. Осенние холода и безветрие способствовали быстрому образованию льда на поверхности моря. Наконец, суда вышли на чистую воду. 27 сентября 1876 года, после почти семнадцатимесячного отсутствия, экспедиция вернулась в Валенцию (в Ирландии) .

В результате неудачного путешествия Маркама на север Нэрс пришел к твердому убеждению, что достижение Северного полюса по льдам на санях-лодках невозможно вследствие непроходимости расположенных между полюсом и материком многолетних льдов.

«The North pole impracticable!» («Северный полюс недосягаем!») — несколько поспешно и мало обоснованно, но категорически телеграфировал побежденный арктической стихией Нэрс в Англию.

Таков был результат одной из крупнейших экспедиций XIX века.

В Англии результаты экспедиций Нэрса вызвали сильное разочарование. Действия начальника экспедиции подверглись жестокой критике: ему не могли простить крушение возлагавшихся на его экспедицию надежд.