Исследования Северного полюса в XX веке


Весь XIX и начало XX века заполнены попытками достичь Северного полюса, метко названными «международными скачками к полюсу». Это был период безрассудной конкуренции между представителями многих стран во имя присоединения новых владений, удовлетворения национального тщеславия и личного честолюбия. В погоне за дешевой шумихой и рекламой отдельные предприниматели и газетные короли снаряжали дорогостоящие экспедиции. В пестрой толпе, на протяжении нескольких десятков лет штурмовавшей полюс, было немало авантюристов и людей, которых увлекала на север лишь жажда личной славы. Для многих так называемых полярных исследователей того времени походы к полюсу были удобной коммерческой сделкой, обещавшей и славу и материальные выгоды. Так, во главе одной из экспедиций (американская экспедиция 1903 г.) стоял некий А. Фиала, в прошлом кавалерийский офицер, не имевший никакого отношения к научным исследованиям; его полярный опыт был ничтожен: он побывал в экспедиции Э. Болдуина (кстати говоря, не менее авантюристической), да и то в качестве фотографа.

Нет ничего удивительного в том, что подобные экспедиции терпели крупные неудачи и что в немалом количестве появлялись самые нелепые и сумасбродные проекты достижения Северного полюса.

В 1907 году на Шпицбергене появился лейтенант германского военного флота Бауендаль, который предполагал достигнуть Северного полюса при помощи подвесной дороги. На это безрассудное предприятие Бауендаль потратил много времени и денег. Он привез на Шпицберген большое количество огромных свай, которые собирался установить на льду; между этими сваями должен был быть протянут канат, по которому мог катиться на колесе особый вагон. Бауендаль приступил к осуществлению своей нелепой затеи, даже выстроил несколько километров этой дороги, но рабочие скоро отказались от работы и разбежались.

После этого Бауендаль предпринял еще более безумную попытку. Из строительного материала, оставшегося от ангара С. Андрэ, он соорудил плот, чтобы на нем пересечь льды Гренландского моря и, достигнув восточных берегов Гренландии, проникнуть в высокие широты. Бауендаль полагал, что такой плот выдержит сжатия льдов и на нем, кроме того, можно будет с большими удобствами устроить свою жизнь. До кромки льдов этот плот должен был буксироваться пароходом.

Когда все было готово, Бауендаль пригласил к себе в компанию молодого норвежца. В это время на Шпицбергене находился Р. Амундсен; он вызвал юношу к себе и объяснил ему все безумие этого предприятия. Доводы Амундсена оказались настолько убедительными, что когда пароход уже тащил плот к кромке льда, этот юноша перерезал буксирный трос. Утром все спохватились, но плота нигде не нашли. Так закончилась эта нелепая «экспедиция» на Северный полюс.

Нельзя не согласиться с оценкой многих полюсных экспедиций того времени, которую дал великий русский естествоиспытатель Д. И. Менделеев в своей известной докладной записке об исследовании Северного Ледовитого океана (эта записка была подана 14 ноября 1901 г. министру финансов С. Ю. Витте, но не встретила понимания в правительственных кругах России). «Усилия Пири, Нансена и других исследователей проникнуть к нему на собаках и лыжах, — писал Д. И. Менделеев, — по моему мнению, должно считать почтеннейшим из видов спорта, но не могущим доставить никаких серьезных практических результатов».

Меньше чем за 90 лет (1827—1915 гг.) Соединенные Штаты Америки послали четырнадцать крупных полюсных экспедиций, из которых наибольшую известность приобрели экспедиции Э. К. Кэна (1853—1855 гг.), И. Хэйса (1860—1861 гг.), Ч. Холла (1871—1873 гг.), Дж. Де Лонга (1879—1881 гг.), А. Грили (1881—1883 гг.) ив особенности санные походы по льдам Центральной Арктики Р. Пири (1899—1909 гг.) и Ф. Кука.

За это же время Швеция организовала только четыре экспедиции (О. Тореля—1861 г., А. Э. Норденшельда— 1868 и 1872 гг.; С. Андрэ— 1897 г.), Англия — две экспедиции

(У. Э. Парри — 1827 г. и Дж. Нэрса— 1875—1876 гг.), Германия— две экспедиции (К. Кольдевея — 1868 и 1869 гг.), Россия— две экспедиции (С. О. Макарова — 1899 г. и Г. Я. Седова— 1912—1914 гг.), а Италия, Норвегия и Дания — по одной экспедиции (герцога Абруццкого — 1899—1900 гг., Ф. Нансена— 1893—1896 гг. и А. Ховгарда— 1882—1883 гг.).

Изменилась основная цель путешествий в Центральную Арктику, изменились и методы этих путешествий. Попытки достижения Северного полюса на слабых паровых судах были оставлены. Полярные путешественники теперь пытаются достичь полюса либо на судах, дрейфующих со льдами, либо пешком, на санях и собаках, либо с помощью летательных аппаратов.

Только немногие из этих экспедиций ставили перед собой задачу серьезно и глубоко исследовать Центральную Арктику. Почти все они, за исключением выдающейся экспедиции Ф. Нансена, отчасти экспедиций Дж. Де Лонга, Р. Пири и Ф. Кука, возвращались с жалкими научными результатами.

Северо-Западный проход, острова Канадского Арктического-архипелага и другие районы зарубежной Арктики в этот период исследовались весьма слабо. После продолжительного затишья, наступившего вслед за франклиновскими экспедициями, в северных районах Канадского Арктического архипелага работала экспедиция О. Свердрупа (1898—1902 гг.), обследовавшая остров Элсмира, остров Аксель-Хейберг и ряд других островов и проливов между ними; Р. Амундсен на небольшом судне «Йоа» прошел Северо-Западным проходом (1903—1906 гг.) и произвел попутно ряд ценных исследований, особенно в области земного магнетизма; Мак-Миллан предпринял поиски легендарной «Земли Крокера» к северу от Канадского Арктического архипелага (1913—1917 гг.), а В. Стефанссон исследовал море Бофорта и острова Норвегия, Банкс, Принс-Патрик и другие, расположенные в западной части Северо-Западного прохода.

В конце XIX века были организованы большие гидрографические экспедиции в Карское море; в 1898 году построен первый в мире мощный ледокол «Ермак», а в 1908 году спущены на воду два ледокольных транспорта «Таймыр» и «Вайгач», на которых в 1909—1914 годах в арктических водах работала крупная  экспедиция, имевшая целью изучение Северного морского пути. Разносторонние и ценные исследования этой экспедиции увенчались открытием Северной Земли.

В это время в районе Карского моря были созданы первые полярные радиостанции; в северных морях появился ледокольный флот; начались первые рейсы из Владивостока на Колыму.

Большую деятельность в это время развили научные экспедиции в Баренцевом море и на Шпицбергене (А. А. Коротнев — 1898 г., Д. Д. Сергиевский и академик Ф. Н. Чернышев — 1899—1901 гг., В. А. Русанов— 1912 г.). Новую Землю изучали В. А. Русанов (1907—1912 гг.), А. Свицын и Г. Я. Седов (1912 и 1913 гг.); в Карском море работала экспедиция Г. Л. Брусилова (1912 г.), которая должна была пройти по всему Северному морскому пути. Условия плавания в Карском море и в море Лаптевых и природа Новосибирских островов основательно изучались экспедицией на судне «Заря» под руководством Э. В. Толля (1900—1902 гг.). В 1909 году Г. Я. Седов и в 1912 году Грюнфельд исследовали устье Колымы, чтобы выяснить возможности развития судоходства. В 1901 году С. О. Макаров предпринял первую попытку проникнуть на ледоколе «Ермак» в высокие широты и в район Северного полюса. В 1914 году Я. И. Нагурский совершил первые полеты на самолете над льдами Арктики. В это же время была организована полюсная экспедиция Г. Я. Седова (1912—1914 гг.).

Огромное количество научных материалов, полученных русскими экспедициями, позволило составить первую лоцию арктических морей, а также написать сводные работы гидрометеорологического комплекса (Ю. М. Шокальский, Л. Ф. Рудовиц, П. А. Молчанов и другие), в которых особое внимание было уделено изучению условий плавания.

В это же время русские исследователи начали усиленно изучать побережье Северного Ледовитого океана. К. Й. Богданович открыл золотоносные районы Чукотского полуострова (1901 и 1902 гг.); О. А. Баклунд в 1905 году изучал природные богатства бассейна реки Хатанги; известный охотник-промысловик Н. А. Бегичев открыл большой остров при входе в Хатангский залив (1908 г.); геологические экспедиции К. А. Воллосовича (1909 г.) по заданию Министерства торговли и промышленности изучали полезные ископаемые в районе рек Яны, Лены и Алазеи и на Чукотском полуострове от мыса Дежнева до Колымы; в 1912 году А. И. Неелов обследовал дельту Лены с целью отыскания якорных стоянок и т. д.

Однако все эти мероприятия не носили систематического и планового характера и потому, естественно, не могли обеспечить транспортного освоения арктических морей и Арктики в целом.

В 1918 году В. И. Ленин подписал декрет Совета Народных Комиссаров об организации Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Экспедиция намечалась в больших масштабах. В ее распоряжение были переданы 22 судна, в том числе ледокольные пароходы «Таймыр», «Вайгач» и «Малыгин» (тогда «Соловей Будимирович»), разнообразное техническое оборудование до аэросаней включительно и продовольствие. Однако иностранная военная интервенция прервала работы экспедиции. В 1920 году по указанию В. И. Ленина при Высшем Совете Народного Хозяйства была создана так называемая Северная научно-промысловая экспедиция, широкие научно-исследовательские работы которой в Арктике впоследствии продолжали Институт по изучению Севера (в настоящее время Арктический и антарктический научно-исследовательский институт) и ряд других научных организаций.

В 1920 году были возобновлены прерванные первой мировой войной так называемые Карские морские экспедиции в устья сибирских рек — Оби и Енисея, сыгравшие в свое время огромную роль для выхода сибирского хлеба, леса, графита и других товаров на внутренний и мировой рынок. С целью развития Карских операций, правильной их организации и освоения этого участка Северного морского пути при Сибирском революционном комитете (Сибревком) был организован Комитет Северного морского пути. К этому времени был уже достаточно четко определен круг вопросов и мероприятий, обеспечивающих на первых порах освоение Северного морского пути, а именно: широкое использование морского и речного флота, приспособленного для арктического плавания, организация ледокольной службы, подготовка кадров советских полярных моряков и т. д.

В марте 1921 года В. И. Ленин подписал декрет Совета Народных Комиссаров, в котором указывалось: «В целях всестороннего и планомерного исследования северных морей, их островов и побережий, имеющих в настоящее время государственное значение, учредить при Народном Комиссариате Просвещения Плавучий морской институт с отделениями: биологическим, гидрологическим, метеорологическим и геоминералогическим». Районом деятельности этого института был установлен «Северный Ледовитый океан с его морями и устьями рек, островами и прилегающими к нему побережьями РСФСР».

В 1923 году возобновились морские операции и в восточном районе Северного морского пути, из Владивостока на Колыму и Лену. На побережьях Восточно-Сибирского, Чукотского и Берингова морей начали создаваться постоянные советские поселения. В это же время были произведены первые исследования будущих воздушных трасс (Л. Д. Красинский и О. Л. Кальвиц).

В научно-исследовательскую работу на Крайнем Севере включаются Академия наук СССР, Гидрографическое управление, Государственный гидрологический институт и другие научно-исследовательские учреждения.

Арктические моря в то время были изучены еще очень слабо: отсутствовали более или менее точные карты; очень мало знали о глубинах, течениях, климатических и ледовых условиях; не было никаких руководств для плавания; в навигационном отношении весь путь от Карских Ворот до Берингова пролива не был еще оборудован, не имел ни знаков, ни маяков и не удовлетворял даже элементарным требованиям навигации. Другими словами, не было всего того, что нужно для правильной организации Северного морского пути, жизненно необходимого для развития производительных сил азиатского Севера и для повышения культурного и материального уровня населяющих его племен и народов.

Работа предстояла громадная. И вот уже в конце двадцатых годов началось планомерное изучение и освоение Советской Арктики. Советские полярные экспедиции интенсивно исследуют Баренцево море, изучают Карское море, моря Лаптевых и Чукотское, Землю Франца-Иосифа, Новую Землю, Новосибирские острова и остров Врангеля.

После удачных походов «Красина», «Малыгина» и «Г. Седова» в 1928 году (для спасения экспедиции У. Нобиле на дирижабле «Италия») советские ледоколы стали проникать все дальше в глубь Арктики.

В 1929 году экспедиция на ледокольном пароходе «Г. Седов» под руководством О. Ю. Шмидта достигла Земли Франца-Иосифа и основала здесь (в бухте Тихой) радиостанцию. Отсюда пароход направился на север и продвинулся до рекордных в то время широт — 82°14' (на 10 миль дальше, чем «Стелла Поляре» в 1899 году); экспедиция произвела исследования у самого входа в центральную часть Арктики.

В 1930 году «Г. Седов» снова совершил успешное плавание к Земле Франца-Иосифа и к западным берегам Северной Земли, где была оставлена первая научно-исследовательская экспедиция (под руководством Г. А. Ушакова), за два года изучившая архипелаг. Работами этой экспедиции было стерто огромное белое пятно в Карском море; ей удалось открыть несколько новых островов.

Продолжить чтение