Трансарктический перелет В. П. Чкалова (1937)


Не прошло и месяца после того, как на Северном полюсе была организована дрейфующая станция, а над безбрежными ледяными просторами Арктики уже пронесся первый советский самолет, открывший воздушный путь из СССР в Америку через Северный полюс, путь, связавший по кратчайшей линии два материка.

Начало трансарктическим перелетам положила неустрашимая тройка Героев Советского Союза — В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков и А. В. Беляков, — которая покрыла себя неувядаемой славой еще во время исторического перелета над Арктикой в 1936 году по маршруту Москва — Земля Франца-Иосифа — Петропавловск-Камчатский (остров Удд).

Для осуществления трансарктического перелета они взяли тот же самый самолет «АНТ-25», на котором совершили полет в 1936 году, покрыв тогда за 56 часов 20 минут расстояние в 9374 километра.

В самолете было сделано много усовершенствований, устранены некоторые недостатки, обнаруженные во время прошлого полета.

Во избежание обледенения винт самолета был устроен так. что во время полета омывался особой жидкостью, устраняющей образование льда на его поверхности.

Особенное внимание было обращено на оборудование кабины, где летчикам предстояло провести несколько десятков часов. В ней была поставлена небольшая кровать, на которой летчики поочередно могли отдыхать.

Отопление кабины было усовершенствовано так, что во время тренировочных полетов на высоте двух-трех тысяч метров не чувствовалось холода.

17 июня летчики произвели заключительные испытания и убедились, что машина готова к полету. В тренировочных полетах они проверили приборы, расход горючего, поведение моторов при разных режимах работы.

На борт самолета были приняты меховая одежда, шелковая палатка с двойными стенками, походная печка, примус, кирка, топор, ракеты, ружейные патроны, складная лодка, весла из легчайшего металла, аптечки, завернутые в холсты, кожаные сапоги с высокими голенищами, запас продовольствия, рассчитанный на трехдневное пребывание в воздухе, и месячный неприкосновенный запас.

Г. Ф. Байдуков, В. П. Чкалов и А. В. Беляков
Г. Ф. Байдуков, В. П. Чкалов и А. В. Беляков

Таким образом, участники перелета были снабжены всем необходимым на случай вынужденной посадки в необитаемых местах.

18 июня 1937 года на рассвете, в 4 часа 05 минут, со Щелковского аэродрома, близ Москвы, был дан старт. Самолет взял курс на север. В 11 часов он уже был над Кольским полуостровом. Набирая постепенно высоту, самолет вскоре пересек Баренцево море, закрытое облаками. Вверху была отличная погода, температура воздуха упала до 10 градусов ниже нуля.

На 72° северной широты самолет встретил циклон; обойти с востока его не удалось. Тогда стали пробиваться вверх.

В 16 часов 10 минут «АНТ-25» достиг 75-й параллели; на высоте 4000 метров пришлось лететь вслепую, держа курс на остров Рудольфа; здесь самолет стал подвергаться обледенению.

«Самолет на лобовых частях начал мгновенно покрываться прозрачным белым льдом, — писал в своих воспоминаниях Г. Байдуков. — Затем ощутились тряска и вздрагивание. Валерий сзади тормошил меня, чтобы я воспользовался антиобледенителем. Открыв кран до отказа, мне удалось добиться прекращения биения винта. Но плоскости, стабилизатор и антенны леденели молниеносно, и их-то уж очистить было нечем.

Никто не поймет, что ощущаем мы, пилоты, в такой момент. До слез обидно и до жути страшно подумать, что вот сейчас твой самолет превратится в ледышку и ты безвольно подчинишься слепым силам природы. Нет, не сдаваться! Полный газ! Мотор берет ровно, отдавая все свои силы. Метр за метром, все выше и выше и — о радость! Через 20 минут на высоте 4150 метров облака были уже под нами. Вверху — солнце, многообещающее солнце».

Но вот позади и Земля Франца-Иосифа. 19 июня в 2 часа 12 минут участники полета сообщали: «Все в порядке. Идем по 58 меридиану к полюсу. Справа циклон. Внизу ровный облачный слой. Высота полета 4400 метров».

Еще через несколько часов с борта самолета сообщили о достижении Северного полюса.

Дальше на своем пути самолет прошел вблизи «полюса относительной недоступности». Наконец, показалась земля. «Впереди, насколько видит глаз, виднеются большие острова. В проливах сплошной лед, отсвечивающий разноцветными красками. Он сделан словно из цветной мозаики, и только его природные размеры превосходили все, что может сделать строительное искусство человека», — записывал Г. Байдуков.

Страница бортового журнала самолета В. П. Чкалова
Страница бортового журнала самолета В. П. Чкалова

При благоприятной погоде самолет пролетел над южной оконечностью острова Банкс и продолжал далее полет над чистой водой. Прошли мыс Пирс-Пойнт. Летчики достигли северных берегов Канады.

«В 20 часов 25 минут по гринвичскому времени самолет находился уже далеко на юге — на 64° северной широты и 124° западной долготы. Незадолго до этого, в 20 часов, справа к маршруту круто подошла жирная извилистая река Маккензи, выносящая свои воды в Северный Ледовитый океан. Река уже, очевидно, очистилась ото льда, и только разливы еще говорят о недавнем начале весны в этих местах», — читаем мы у Байдукова.

Появились кучевые образования, погода стала портиться, самолет болтало. Чкалов опять стал постепенно набирать высоту. Слева надвигался циклон, преграждая путь воздушному кораблю. Идти в облака летчики не хотели, так как самолет мог обледенеть. Спустя два-три часа вообще уже нельзя было лететь ниже 4000 метров, так как внизу лежали высокие горы. Решили повернуть вправо, к берегам Тихого океана.

«22 часа 50 минут. Высота 6 тысяч метров, — записывает Байдуков. — Стало холодно. На наружном термометре -20°. Обнаружено, что внутри кабины совсем замерз бак е запасной водой, — там все превратилось в лед.

Сказывается высота. Шесть тысяч метров — это не шутка после 36 часов непрерывного полета на высоте 4-5 тысяч метров.

Я быстро устаю. У меня темнеет в глазах, и, выкарабкавшись из передней кабины, я прикладываюсь к маске с кислородом.

Валерий сильно побледнел. У него почему-то пошла кровь носом. Еле остановил ее и теперь, надев кислородную маску, ведет самолет прежним курсом — через Скалистые горы к океану».

Лететь на большой высоте было чрезвычайно трудно: пульс доходил до 140, в сердце слегка кололо. Кончался кислород. Тогда летчики решили пробиваться сквозь облака. К счастью Скалистые горы кончались. Вскоре показалась вода: «АНТ-25» достиг берега Тихого океана и теперь мог уверенно лететь на юг.

Через несколько часов самолет окутала темная ночь. Погода портилась. «Луна осела к горизонту и густо покраснела, — записывал Байдуков. — Через час она стала совершенно раскаленной и быстро скрылась, словно почувствовала стыд за свою плохую помощь нашему экипажу. Стало темнее. Зато над головами замелькали мириады звезд».

Ночь летчики провели в тяжелом полете над океаном при встречном ветре, сильно уменьшавшем скорость самолета.

Наступило утро 20 июня. Машина неслась вдоль американских берегов на юг. В 8 часов 15 минут (по гринвичскому времени) «АНТ-25» пролетел над островом Ванкувер, затем миновал Сиэтл. Запасы бензина подходили к концу. Много его было израсходовано на преодоление встречного ветра. Пора было подумать о посадке.

Самолет пошел на снижение. Наконец, колеса коснулись земли, и, пробежав несколько десятков метров по отсыревшему аэродрому, самолет остановился.

Трансарктический перелет неустрашимых советских пилотов был блестяще завершен в 16 часов 30 минут (по гринвичскому времени) 20 июня на аэродроме Бараке близ города Портленда (штат Вашингтон).

Самолет пробыл в воздухе 63 часа 25 минут. Местами приходилось лететь на высоте 6000 метров, причем самолет три раза обледеневал.

За время полета было пройдено свыше 10 000 километров, из них 5900 километров самолет прошел над водой и льдами.