Дрейфующая экспедиция на ледокольном пароходе «Г. Седов» (1937—1940)


Летом 1937 года разнообразные гидрографические и океанографические исследования в море Лаптевых выполняли три ледокольных парохода — «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин». На стыке двух морей — Карского и Лаптевых, в проливе Вилькицкого, а также к западу и к востоку от него ледовая обстановка в тот год сложилась весьма неблагоприятно. Задержавшись в море Лаптевых, ледокольные пароходы не могли найти выхода ни на запад, ни на восток. В течение многих дней «Садко», «Г. Седов» и «Малыгин» пытались пробиться сквозь молодые льды, быстро покрывавшие море. 23 октября суда были окончательно затерты льдами. Это произошло на 75°21' северной широты и 132°15' восточной долготы, около острова Бельковского, недалеко от того места, где в свое время вмерз в лед знаменитый «Фрам».

Сперва суда начали дрейфовать вместе со льдами на север; затем, когда они достигли 77°30' северной широты, дрейф резко изменился и их понесло на восток. Так продолжалось до марта 1938 года, когда «Г. Седов», «Садко» и «Малыгин», миновав Новосибирские острова, достигли 159° восточной долготы. Здесь дрейф изменил направление, и суда понесло на север, а затем на северо-запад. К весне они вышли за пределы материковой отмели и вступили в глубоководную область Арктического бассейна.

Первая зимовка во льдах, несмотря на то, что суда и их экипажи не были к ней в достаточной степени подготовлены, прошла вполне благополучно. Научные работы, которые сосредоточились главным образом на «Садко», дали весьма интересные результаты. Однако дальнейшее пребывание на дрейфующих кораблях большого числа людей (217 человек) было нецелесообразно, тем более что для новой зимовки во льдах они не были достаточно обеспечены. В то же время ясно определилось, что суда попадут в «большой дрейф» в центральной части Северного Ледовитого океана и пройдут путь, подобный пути «Фрама».

Г. Седов
Г. Седов

В конце февраля 1938 года к дрейфующим судам из Москвы направились три мощных четырехмоторных самолета. Их вели испытанные полярные летчики — Герой Советского Союза А. Д. Алексеев, Герой Советского Союза П. Г. Головин и Г. К. Орлов. 18 марта самолеты достигли бухты Тикси, а 3 апреля совершили первый полет к дрейфующим судам, находившимся в то время на 79° северной широты и 152° восточной долготы. Трижды самолеты летали к «Садко», «Г. Седову» и «Малыгину»; они доставили на корабли запасы продовольствия, некоторое оборудование и вывезли на материк 184 человека. На дрейфующих судах осталось только 33 человека.

Все дальше и дальше на северо-запад, по пути «Фрама», неумолимый ледовый дрейф уносил все три плененных корабля. В августе они находились уже за пределами 82-й параллели, то есть там, где еще никогда не плавало ни одно судно. В это время по указанию правительства стал готовиться к походу ледокол «Ермак». Он должен был освободить пленников невольного дрейфа.

18 августа «Ермак» вошел в море Лаптевых. Ледокол взял курс к острову Котельному, а оттуда к «Садко», «Малыгину» и «Г. Седову». Наконец, 27 августа «Ермак» под звуки государственного гимна, весь расцвеченный флагами, подошел к дрейфующим кораблям. Это была новая блестящая победа ледокольного флота, новый успех советских моряков. «Ермак» достиг 83°05' северной широты и 138°22' восточной долготы.

С помощью «Ермака» два ледокольных парохода были выведены из льдов. Но «Г. Седов», у которого льды повредили рулевое управление, не смог следовать за ледоколом, и его оставили продолжать дрейф. Команду «Г. Седова», состоявшую из 15 человек, возглавлял молодой капитан К. С. Бадигин. Со всех кораблей на «Г. Седов» было перегружено научное оборудование; руководителем научных работ был назначен молодой гидрограф В. X. Буйницкий. Было решено, что команда судна во время дрейфа будет выполнять гидрологические, метеорологические, магнитные, биологические и другие научные наблюдения.

К. С. Бадигин
К. С. Бадигин

В сентябре была предпринята еще одна безуспешная попытка освободить «Г. Седова». К нему был направлен новый мощный ледокол «И. Сталин», совершавший свой первый арктический рейс. Дважды капитан ледокола «И. Сталин» В. И. Воронин пытался подойти к «Г. Седову», но пробиться сквозь тяжелые льды, встреченные на 83° северной широты, так и не удалось.

В день первой годовщины дрейфа «Г. Седов» находился далеко за пределами 84-й параллели. Для седовцев этот день явился большим праздником. Полученная от руководителей партии и правительства поздравительная телеграмма придала им энергии, твердости, настойчивости в выполнении порученных задач. В этот день седовцы еще раз поклялись крепко держать в руках знамя Родины, до конца защищать свой любимый корабль — целым и невредимым доставить его в советский порт.

Наступила вторая зимовка среди дрейфующих льдов.

К ней команда «Г. Седова» подготовилась основательно. Были приняты все меры на тот случай, если придется по каким-либо причинам покинуть судно. Экипаж судна хорошо понимал, что в любой момент можно ожидать всяких неприятностей от ледяных полей, жертвой сжатий которых стало уже не одно судно.

Скоро для «Г. Седова» и седовцев наступили дни тяжких испытаний, дни напряженной борьбы с грозными разбушевавшимися силами полярной стихии.

26 сентября «Г. Седов» едва не стал жертвой ледового сжатия. Во второй половине дня, когда как будто ничто не предвещало бедствия, «Г. Седов», неподвижно стоявший среди окружающих его льдов, неожиданно вздрогнул и сильно накренился на правый борт. Отливное отверстие холодильника оказалось под водой, и через него внутрь судна хлынула вода. Механики Д. Г. Трофимов, В. С. Алферов и машинист И. М. Недзвецкий бросились в машинное отделение, где царила кромешная тьма. Тщетно пытались они заделать образовавшуюся течь. Вода все прибывала и прибывала, крен увеличивался, возрастал напор воды. Казалось, судну грозила неминуемая гибель. Через несколько минут, как только капитан объявил о случившемся, почти вся команда находилась уже на своих местах в машинном отделении; притащили ручной корабельный насос и с бешеной энергией начали откачивать воду.

Экипаж "Г. Седова"
Экипаж "Г. Седова"

За одной аварией последовала другая: в радиорубке от сильного крена сдвинулись аккумуляторы и на некоторое время, вследствие разрыва контактов, прекратилась радиосвязь; долго не удавалось запустить дизель-динамо и дать электрический свет. Отсутствие света сильно затрудняло спасательные работы. Мелькнула мысль — не начать ли перегрузку аварийного запаса на лед? Но бросить корабль — значило наверняка обречь его на гибель. И седовцы работали с еще большей энергией.

К концу дня крен достигал 30°. Еще немного, и все грузы, какие только находились на корабле, должны были с грохотом и треском сорваться с мест и обрушиться на правый борт; а это было бы началом конца. Вскоре заработало судовое динамо; работать стало легче, но вода по-прежнему все еще прибывала.

Чтобы спасти корабль, механик С. Д. Токарев и машинист Н. С. Шарыпов решили спуститься за борт в ледяную воду и попробовать заделать отливное отверстие, которое ушло под воду метра на полтора. Спустив за борт резиновую шлюпку, они, по очереди ныряя в воду, старались забить отверстие паклей и тряпками. Люди быстро коченели, ноги и руки переставали их слушаться, но все же после 20 минут тяжелой работы приток воды уменьшился. Пользуясь ручной помпой, экипаж стал откачивать воду... А еще через несколько часов в одном из котлов были подняты пары, и заработала мощная паровая помпа; вода быстро пошла на убыль, судно стало постепенно выпрямляться. 12 ноября «Г. Седов» снова подвергся сильнейшему сжатию.

Всего за осенние месяцы 1938 года «Г. Седов» испытал 51 сжатие. Но несмотря на все трудности, седовцы не прекращали научной работы: пренебрегая опасностью, они уходили во мраке полярной ночи на бушующие вокруг льды, чтобы вести наблюдения в не исследованных еще районах Северного Ледовитого океана. В часы, когда льды не беспокоили их, седовцы устраивали в кают-компании занятия кружков, «домашние» концерты или выполняли, как их шутя называли, «сверхпрограммные» дела — изобретали различные осветительные и отопительные приборы и т. п.

Новый, 1939 год седовцы встретили под 84°44' северной широты и 129°1' восточной долготы.

Продолжить чтение